Яндекс.Метрика
Jump to content

Звёздная Лига


Recommended Posts

BattleTech 1630 - Star League


ПРОЛОГ

badfa3e5586f.jpg
fdfa5cbb69da.jpg
Эпоха Звёздной Лиги, датируемая с 2571 по 2751 годы, ознаменовала собой Золотой Век человечества. В эту эпоху все освоенное космическое пространство было объединено под единой эгидой - политической, экономической и военной, – достижение, которое зачастую сложно представить. Большую часть этого периода во Внутренней Сфере, так же как и на Периферии, царил мир, что позволило науке и технике достичь небывалых высот. Однако Лига была обречена. С её падением человечество погрузилось в эпоху постоянных сражений, которая известна нам как Наследные войны.

Эта книга наиболее полный и достоверный из когда-либо созданных источников о возникновении и падении Звёздной Лиги. Порученное Первым Кругом 10 лет назад, это недавно завершенное исследование представляет собой труд более 250 историков, исследователей, писателей и редакторов. Несмотря на то, что много документов было потеряно за сотни лет войн, последовавших за падением Звёздной Лиги, КомСтар, вероятно, единственная организация нашего времени, у которой есть возможность воссоздать историю Лиги. Несмотря на то, что мы и не надеялись включить сюда каждый открытый нами факт, это издание дает всестороннее представление о наиболее важных личностях, местах и событиях. В частности, многие узнают много нового о том, почему и как Ян Камерон позволил осуществится своей мечте об объединении человечества, как Стефан Амарис смог стать достаточно могущественным, чтобы свергнуть Первого Лорда и почему после смерти Амариса Александр Керенский не присвоил власть себе. Раздел, посвященный войскам Звёздной Лиги, также даёт и первое представление о том, что же сделало Силы обороны Звёздной Лиги наиболее мощной военной силой во Вселенной.

Кроме того, сюда включены разделы об экономике Звёздной Лиги, политическом устройстве, культуре, важных планетах и выдающихся людях. Также мы постарались исправить противоречия или фактические ошибки, которые были допущены в предыдущих изданиях.

Хотя мы старались избегать появления множества разделов, вдумчивый читатель сможет составить своё мнение о тех многих причинах, которые привели к крушению благородного начинания Камерона. Его собственные мотивы создания Лиги представляли собой необычную смесь из возвышенной мечты и стремления к власти – то же самое убедило присоединиться к нему и большинство остальных государств. Идеализм и амбиции – странное сочетание, и противоречия между ними в конце концов смогли разрушить мечту о мире и процветании, известной как Звёздная Лига.

Нонда Тулиппи, адепт XIX-дельта

Мерл Джимус, адепт XV-сигма

Джордж Спелвин, адепт I-омега

Исследовательская команда «Максима»

Проект «Звёздная Лига»

Архивы КомСтара, Терра

4 октября 3028 г.


Если бы Звёздная Лига сохранилась, я с гордостью носил бы этот мундир.

Из книги «В честь прошлого», автор Р.Р Эндрюс, историк КомСтара и коллекционер.

Издательство «КомСтар», 3024 г.

Link to post
Share on other sites

ИСТОРИЯ

ПРЕДЫСТОРИЯ

Если сказать точнее, история всегда огромное разочарование для идеалиста, романтика и оппортуниста.

Из книги «История и культура» Джеймса Дюгана, Издательство Университета Вашингтона, 2031 год

Достаточно простого упоминания о Звёздной Лиге для того, чтобы средний обыватель представил себе романтичный образ с белыми космическими кораблями, чудесными машинами и невообразимым богатством. В этих фантазиях мужчины и женщины Звёздной Лиги выглядят лучше, чем в жизни, – умнее, мудрее и прекраснее, чем простые смертные. Даже война видится более героичным и благородным делом в этом кажущемся золотом веке. Несмотря на вызванные воображением образы погибших и дымящихся руин, обыватель представляет себе солдат Звёздной Лиги купающимися в лучах славы, а проигравших – изысканно умирающими где-то вне поля видимости. Конечно же, все эти фантазии в большей степени годятся для развлекательных СМИ, извращающих реальность, нежели показывающих действительные факты.

Другое распространённое заблуждение о Звёздной Лиги заключается в том, что якобы она была исключительно детищем Яна Камерона, легендарного человека, который сделал Лигу политической реальностью. Действительно, он был замечательным человеком и харизматичным провидцем, но предпосылки создания Звёздной Лиги прослеживаются ещё в далёком прошлом на Терре, когда наша родная планета была полем битвы между нациями, вооружёнными варварским ядерным оружием.

ff72a6589371.jpg

Олег Тихонов - премьер-министр

Советского Союза

Звёздная Лига является наиболее отдалённым потомком Западного Альянса. Основанный в 21 веке, Альянс был первой удачной попыткой объединить все нации, каждая из которых преследовала собственные цели, в единую политическую организацию. Затем последовал Терранский Альянс, сменившийся Терранской Гегемонией. Всё это в конечном итоге способствовало появлению Звёздной Лиги. Очень важно понять, как первые успехи и неудачи предшественников повлияли на ее создание и деятельность. Этот обзор был бы не полон, если бы не уделил значительное внимание Камеронам и всем тем, чьи действия – положительные или отрицательные – привели к формированию Лиги.

ИСТОКИ

Задолго до того, как гипердвигатели Керни-Фусиды сделали космические путешествия повседневной реальностью, Терра находилась на грани полного уничтожения. Две главные сверхдержавы, Соединённые Штаты Америки и Союз Советских Социалистических Республик, стремились господствовать над миром и ради достижения своих целей готовы была рискнуть всем, развязав полномасштабную войну. Несмотря на то, что они придерживались разных политических идеологий, обе они страдали от постоянной коррупции и внутренних конфликтов.

В 2011 году мусульманский фанатик убил Олега Тихонова, премьер-министра СССР, положив начало внутренней политической борьбе в советском правительстве. Одна фракция была предана либеральной политике Тихонова, другая придерживалась более традиционного коммунизма. Внутренняя борьба скоро переросла в кровопролитие, распространившееся на все государства, находившихся под советским контролем. Когда поляки предприняли безуспешную попытку освободиться от своих давних угнетателей, советские войска жестоко подавили восстание. Западные государства, симпатизировавшие полякам, быстро охватила паника относительно своей собственной безопасности, когда мощные войска Советского Союза раскололись между двумя вышеупомянутыми партиями, сражаясь за государственный ядерный арсенал.

Когда судьба мира висела на волоске, лидеры Запада почувствовали необходимость вмешаться. После освобождения Чехословакии и Польши войска Организации Североатлантического Договора (НАТО) предприняли дерзкое вторжение в Советский Союз через обретший независимость латвийский порт Рига. Им противостояли фанатично настроенные советские традиционалисты, желавшие сражаться до последнего человека. Либеральная партия стала союзником, потому что была больше заинтересована в поражении консерваторов, нежели в сражении с войсками НАТО.

С победой советских либералов мир был восстановлен. Однако за это пришлось заплатить высокую цену, включая и уничтожение Риги химическим оружием верной консерваторам советской дивизией. Теперь США, как сильнейшему государству мира, уже никто не мог бросить вызов. Свыкнувшись с наличием СССР как своего заклятого врага, США неожиданно столкнулись с неопределённостью своего положения.

Когда премьер-министр Великобритании призвал к созданию «нового союза западных наций», лучшие умы Европы и Америки собрались, чтобы выработать основополагающие принципы того, что в конечном итоге станет Западным Альянсом.

То, какое влияние в новом правительстве будет иметь каждая страна-участница, рассчитывалось по формуле зависимости от ресурсов, которыми располагала каждая страна, промышленной составляющей и потенциала для развития. Это объединение было сходно с управлением в конгломерате многочисленными структурными подразделениями, и многие увидели в нём наиболее приемлемый способ объединения экономик развитых и развивающихся стран. Развивающиеся страны с особым энтузиазмом поддержали этот план.

Многие лидеры Соединённых Штатов Америки поначалу отказывались присоединиться, опасаясь, что новый союз сможет умалить престиж и мощь их нации, но Западный Альянс пригрозил бойкотом американским товарам и сырью, и супердержава согласилась стать членом Альянса. Некоторые страны, как, например, 7 новых государств, образовавшихся после распада СССР, смогли стать членами Западного Альянса после испытательного срока.

Одним из первых распоряжений нового правительства было создание Вооружённых сил Западного Альянса, войск, которые отличались от предшествующих многонациональных сил. ВСЗА задумывались как единая армия, находящаяся под единым командованием и снабжаемая едиными образцами вооружения и снаряжения, производимыми во всех государствах-участниках. Несмотря на то, что экономические преимущества объединения были налицо, многие сомневались в способности по-настоящему многонациональных сил эффективно сражаться. ВСЗА доказали это в 2023 году, не позволив Китаю принудить Японию вступить в свою версию Альянса, так называемую Азиатскую Зону Совместного Процветания.

Это было незадолго до того, как все больше и больше государств устремилось к преимуществам, предоставляемым членством в Альянсе. Так как это была эра относительного мира, то ресурсы направлялись на научные изыскания улучшения качества жизни, нежели на производство более мощного и лучшего оружия. По уставу Альянса, открытия и технологии распределялись между государствами-участниками, что привело к быстрому и свободному распространению новых идей и оборудования. Из наиболее важных изобретений того времени следует отметить эргономичный термоядерный реактор, который не только производил недорогую и практически неограниченную энергию, но и являлся шагом в будущее, к более фундаментальным открытиям.

ТЕРРАНСКИЙ АЛЬЯНС

К 2086 году к Западному Альянсу присоединилось более 120 государств, представляющих около 80% населения планеты. Чтобы отобразить свой мировой статус, Альянс сменил свое название на Терранский Альянс. В это же время он растерял большую часть своего некогда благожелательного настроя. Процедуры Альянса для вступления и управления государствами породили необычайно сложные проблемы. Эти процедуры заставили более бедные государства-участники Альянса чувствовать себя обделенными, угнетёнными и пострадавшими, потому что они отдавали слишком много и слишком мало получали взамен. Кровопролитие и насилие распространились повсеместно, когда люди более бедных стран вступили в схватку с более богатыми странами за экономическое и социальное равенство. Несмотря на постоянство этой ситуации, терранские СМИ уделяли большее внимание сюжетам об удивительных научных открытиях, нежели вестям об опустошительных войнах..

Массовое производство термоядерных реакторов с размерами в одну десятую от предыдущих сделало возможным множество технических улучшений. Стоимость их обслуживания также резко снизилась, что сделало атомную энергию очень недорогой. После того, как учёные разработали способы очистки загрязнённой окружающей среды Терры, планетологи взялись за трансформирование Венеры и Марса в планеты, пригодные для обитания.

Но все эти научные достижение блекнут по сравнению с заново открытой в 2102 году межпространственной гравитационной математикой Керни-Фусиды. Высказанное предположение о том, что если гиперпространственное поле может быть создано вокруг объекта, обладающего массой, то этот объект может быть немедленно перенесён в удаленное место, было прорывом в физике Эйнштейна. В ходе интенсивных и ставших приоритетными исследований, известных как проект «Деймос», учёные Альянса разработали первый корабль со скоростью выше скорости света, снабжённым космическим двигателем Керни-Фусиды. 5 декабря 2108 года КТА «Следопыт» успешно совершил путешествие между Террой и системой Тау Кита и вернулся обратно.

После этого триумфа космические верфи Альянса приступили к массовому производству исследовательских судов и кораблей-ковчегов. Несмотря на значительные разногласия и даже столкновения между государствами-участниками Альянса по вопросам относительно того, как должна происходить оплата строительства этих прыжковых кораблей и кто сможет воспользоваться ими, большинство согласились с тем, что строить их нужно.

Двигатель Керни-Фусиды высвободил давно нарождавшуюся среди людей Терры жажду к первооткрывательству. Теперь, когда стало возможным покинуть Терру и всю Солнечную систему ради невиданных планет и неисследованных земель, тысячи, а затем и миллионы решили воспользоваться этим шансом.

Первая межзвёздная колония была основана в 2116 году на Тау Кита IV, также известной как Новая Земля. В 2176 году 1-я Великая экспедиция обозначила более сотни колонизированных людьми планет, разбросанных в сфере с диаметром в 80 световых лет. Всего через 63 года 4-я Великая экспедиция сообщила о более чем 600 колониях.

ХРОНОЛОГИЯ: 2014 – 2027 гг.

2014 год

2-я Советская Гражданская война заканчивается сдачей последней имевшейся у Старой Гвардии установки запуска МКБР войскам лоялистов.

- Верные своему слову, войска НАТО начинают покидать Россию.

- Лидеры различных западных стран встречаются в недавно объединённом Берлине, чтобы обсудить призыв премьер-министра Великобритании к «новому союзу западных стран».

- НАТО и Европейский общий рынок ликвидированы в пользу Западного Альянса.

- Лидеры различных советских политических и этнических групп встречаются в Киеве. Эти представители формально распускают СССР и создают 7 независимых Российских государств в свободной конфедерации. Это:

Демократическая республика Европейской России (бывшие Украина, Белоруссия, Молдова и часть РСФСР)

Казахский народный союз

Исламская республика Туркмения

Советская Социалистическая республика

Демократия Якутии

Магаданская Социалистическая республика

Конфедерация народов свободного Востока

Эти 7 государств вступают в 10-летний испытательный период, после которого Альянс рассмотрит вопрос об их членстве.

2018 год

В ходе работы над прототипом термоядерного реактора в Стэнфордском университете профессоры Томас Керни и Такаёси Фусида обнаружили аномалии, не стыкующиеся с известными законами физики. Учёные публикуют статью «Что случилось со Вселенной, когда Эйнштейн не смотрел» в сентябрьском выпуске журнала «Теоретическая физика Западного Альянса».

2019 год

Керни и Фусида публикуют книгу «Теории Эйнштейна: Приготовленные и сырые».

2020 год

Командой Гарвардского университета, инженерами Мичиганского технологического института и компанией «Дженерал Моторс» построен первый полномасштабный термоядерный реактор. Реактор превзошел все ожидания.

- Керни и Фусида публикуют свою известную работу под названием «Что теперь?»

2021 год

Керни и Фусида публикуют «Межпространство». Другие учёные находят содержащиеся в ней мысли даже более забавными, нежели заголовок. Учёные теряют работу и возможность заниматься своей профессией.

Профессор Такаёси Фусида женится на Катерине Курита. Много поколений спустя потомки этого брака будут править одной из самых больших и могущественных империй.

- «Дженерал Моторс» патентуют свой первый коммерчески доступный термоядерный реактор.

2022 год

Китай, Сообщество Гонг-Конга и недавно объединившиеся корейские государства заявили о своем намерении создать Азиатскую Зону Совместного Процветания. Это выглядело прямой угрозой Западному Альянсу. Обе стороны стали активно воздействовать на Японию, страну, которая могла сделать АЗСП равной Западному Альянсу. Возрастает международное напряжение.

2023 год

Январь - АЗСП объявляют морскую блокаду Японии «предоставляя народу Японии прекрасную возможность освободиться от тлетворного влияния Запада». Сильный пацифизм японцев привел их к решению не бороться с блокадой без крайней необходимости.

Апрель - Поставки Западного Альянса по воздуху недостаточны для того? чтобы перекрыть эффект от блокады. Правительство Японии распадается. Общественные симпатии распределены поровну между обоими союзами. Император Японии принимает временное управление и вводит нормирование товаров. Также он обращается за полномасштабной помощью к Западному Альянсу.

Май – Первый конвой снабжения Западного Альянса покидает Пёрл-Харбор. Он состоит из кораблей флотов Западного Альянса и Свободных Советских государств.

- АЗСП заявили, что они не отступят.

- Китайский крейсер Железный цветок протаранил всплывшую подводную лодку Западного Альянса, которая выполняла разведывательную миссию для конвоя. Подводная лодка КСШ «Бремертон» затонула со всем экипажем.

- Акаги и Конго, два эсминца японских сил самообороны, находящиеся ближе всего к месту инцидента, связались с Железным цветком и приказали ему сдаться. Китайский крейсер открывает огонь. В последовавшей битве эсминцы уничтожают китайский крейсер, но на дно также идет и Акаги.

- Японская общественность встаёт на сторону Западного Альянса. Император освобождает ЯСС от своих строгих правил ведения боя. ЯСС немедленно начинают военные действия против судов АЗСП, осуществляющих блокаду.

- Конвой снабжения входит в бухту Токио. Силы Западного Альянса в Свободных Российских государствах и государствах-участниках Индии переводятся на военное положение.

- Поскольку обе стороны находятся на грани войны, Япония начинает прилагать интенсивные дипломатические усилия.

2024 год

В начале года подписаны Осакские соглашения. Они обеспечивают вступление Японии, Китая и корейских государств в Западный Альянс с условием сохранения их военных сил для разрешения некоторых региональных вопросов, не требующих вмешательства Западного Альянса.

- Западный Альянс утверждает своими членами Японию, Китай, корейские государства и 7 российских республик.

- Такаёси Фусида, чья карьера физика закончена из-за противоречивой работы, с позором возвращается в Японию. Он и его жена, Катерина Курита, открывают в беднейшем квартале Токио маленький магазинчик, торгующий поделками из оригами и канцелярскими принадлежностями.

2026 год

Разработан первый эргономичный двигатель.

2027 год

ККА «Колумбия», космический корабль с термоядерным двигателем, совершает полёт к Марсу.

Из «Официальной хронологии древних событий».

Том X. Издательство «КомСтар». 3022 год

КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Если романтика исследования новых земель и возможности увидеть неведомое звала мужчин и женщин Терры отправиться в дальние края, то нарастающий политический хаос в Терранском Альянсе и стал той причиной, которая вынудила их покинуть родной дом. Терранский Альянс, который не был готов к открытию двигателя Керни-Фушиды или к последствиям этого, в равной степени не был готов управлять людьми, находившимися на расстоянии многих световых лет от родной планеты. Вначале это не создавало особых проблем. Первые колонисты обычно были небольшими группами, полностью зависящими от технического снабжения с Терры, и поэтому они добровольно выполняли любые распоряжения Терранского Альянса.

Однако, когда колонии стали увеличиваться в размерах, стало неизбежным то, что они становились самодостаточными. Это привело к трениям между колониями и правительством Альянса относительно противопоставления местной власти центральному правительству. Терранский Альянс вышел победителем из первых столкновений во многом благодаря тому, что он ещё контролировал снабжение колоний водой.

Ситуация изменилась в 2177 году с образованием «Картеля Риана» и его флота «прыгунов», перевозящих айсберги. С таким надёжным источником воды пограничные планеты могли теперь обеспечивать большее количество поселенцев и быстро становились независимыми от Терры. Трения и недоверие между Террой и её колониями быстро нарастали.

В столице Альянса, Женеве, внутренний конфликт разделил уже ослабленный государственный аппарат на две основные политические группы – экспансионистов и либералов, каждая из которых заявила о моральном превосходстве своей позиции.

Экспансионисты считали, что власть государства превыше любого, включая и тех мужчин и женщин, которые находились на расстоянии световых лет от дома. Изобретение гипердвигателя принесло этой партии пост премьер-министра, и они с тех пор оставались у власти. Экспансионисты не испытывали никаких сомнений относительно использования военной силы для достижения своих целей и часто посылали армию Альянса для усмирения взбунтовавшихся терранских государств.

С другой стороны, либералы заработали себе репутацию рогатых святых. С ежегодной своих утратой позиций они становились всё более радикальными. Несмотря на то, что они верили в лучшее для каждого, постепенно они переняли жёсткую позицию экспансионистов, дабы потом вернуть себе власть.

Случай подвернулся в 2236 году, когда коалиция колоний, находящихся на переднем крае освоения космоса, заявила о своей независимости от Альянса. Экспансионисты хотели жестоко покарать коалицию, но, к несчастью для них, Глобальная милиция Альянса была по большему счёту даже не армией, а лишь тяжеловооружёнными полицейскими силами. Только колониальная морская пехота, небольшое подразделение милиции, имела в своём распоряжении ресурсы, необходимые для отправления на мятежные планеты.

БОЛОТНАЯ ЧУМА

Я был простым пилотом грузовика в «Картеле Риана». Я взял свой корабль, «Влюбленную женщину», и загрузился кусками льда, которые рабочие на челноках откололи от основной глыбы, принесённой «прыгуном». Этот лёд был загружен в мой корабль, и я отправился в рейс на планету.

В этом путешествии моей целью были Равнины Мука, самая большая колония на Прозерпине. Я был слегка обеспокоен, что мы к тому времени, когда мой корабль достиг её атмосферы, не установили связь с планетой. Большинство космопортов по меньшей мере приветствуют вас, прежде чем вы начинаете снижение.. Обычная вежливость, знаете ли.

Посадка была достаточно рутинным делом. Автопилот связался с автоматической навигационной системой колонии и, сильно вздрогнув, мой корабль приземлился.

А потом ничего. Никто не вышел с баками охладителей, никто не приступил к разгрузке. Ничего, кроме тишины. Мы подошли вплотную к кроме болоте, гадая что же, черт побери, с персоналом космопорта, как вдруг Михаелс неожиданно побледнел и уставился на что-то, находившееся в болоте. Казалось, что болото начало реагировать на наше присутствие. Вода стала булькать и пузыриться, в то время как какие-то смутные силуэты под поверхностью грязи направились к нам.

Первый был огромен – около двух метров в диаметре. Когда широкая, покрытая хитином спина показалась из воды, то чёрная блестящая кожа существа тускло сверкнула под затянутом облаками солнцем. Пока оно продолжало подниматься из воды, я различил три пары глаз, отражавших нездоровый фиолетовый свет, три сегментированных и покрытых панцирем лап и три пары венчавших их когтей, которые напомнили мне иглы шприцов для подкожных инъекций слонам.

Мой экипаж и я бросились бежать к контрольной вышке. Эти твари, чьи очертания напомнили мне терранских моллюсков, стали преследовать нас, но большое существо замерло в грязи. Однако это не остановило меньших. У них не было проблем с передвижением как по слизи, так и по асфальтовому покрытию космопорта.

Митчелл, как всегда отважный парень, остановился и стал стрелять по тварям из своего пистолета. Скоро «моллюски» его окружили, и спустя несколько мгновений один из них уцепился за его ногу и стал по ней ползти вверх. Митчелл изо всех сил пытался сбросить его, но у него это не получилось, и скоро на его ноге устроились другие.

Несмотря на свой малый размер, эти твари имели стальные челюсти. Митчелл сразу же закричал от боли, когда зубастые рты впились в ногу. Митчелл бросился бежать к остальной команде, которая уже была в контрольной башне и наблюдала за этим кошмаром. Он успел добежать буквально за мгновение до того, как остальные твари разделались бы с ним.

Митчелл был бледен. «Моллюски» до сих пор висели на его ногах, и потребовалось трое из нас, чтобы оторвать каждого из них. Мы прикончили этих дьяволов, ударяя по ним 9-килограммовым разводным ключом, который мы нашли в одном из ящиков в контрольной башне. Сначала мы полагали, что Митчелл только был заражён этими «моллюсками», но на закате четвертого дня Йолерс, Бассерс и Джонсон стали страдать от такой же мерзкой сыпи, горячки и рвоты.

Теперь я знаю, почему никого не было в Равнинах Мука. Все они или умерли от чумы, или бросились в панике к холмам. Полагаю, что единственная жизнь в этой части планеты – это я, и эти твари, которые до сих пор ползают и лязгают вокруг здания.

Я полагаю, что через несколько дней запах свежей крови или признаки тепла тела или ещё чего-нибудь, что привлекает этих дьяволов, пропадут. Они уползут обратно и погрузятся в болото. По крайней мере, они сделают это без моего мяса в своих желудках, потому что мой жар и тошнота подсказывают мне, что я тоже подхватил чуму.

Из записей, оставшихся от капитана Генри Девиллерса, цитата из «Пограничных историй»,

составленных Ричардом Стургисом, издательство «Альянс», 2399 год

Непреклонные экспансионисты направили с Терры морскую пехоту, дабы проучить мятежные колонии и восстановить власть Альянса. Считая, что морская пехота сумеет справиться с несколькими недовольными повстанцами, экспансионистское правительство в этом рискованном предприятии поставило на кон всё своё доверие к себе. Денебола, отдалённая колония, первая заявившая о своей независимости, стала первой целью в длинном перечне планет, которые морская пехота должна была вернуть в лоно Альянса.

Спустя полтора опозоренная морская пехота вернулась на Терру. Там, где ожидалась встреча лишь с несколькими недовольными бунтовщиками, они встретили большие силы. Несмотря на то, что они были плохо экипированы, они превосходили морскую пехоту числом и гибкостью, которая пребывала на мятежные планеты, зачастую не имея достоверных карт или другой разведывательной информации. Потери были высоки с обеих сторон, но у морской пехоты не было возможности вызвать подкрепление или обеспечить снабжение с Терры. Столкнувшись с перспективой полного разгрома, они отступили.

Либералы использовали этот наибольший провал экспансионистов для того, чтобы показать неэффективность иностранной политики своих оппонентов и оспорить их право на управление. Либералы быстро заручились поддержкой других оппозиционных групп и сформировали оппозицию для отстранения экспансионистов от власти.

До этого момента общественность была безразлична к событиям, происходившим в колониях. Кроме людей, которые имели родственников на границе, для остальных колонии были интересны разве что как источник сенсационных историй о новых диковинных формах жизни. Это отношение быстро изменилось, стоило только либеральной партии опубликовать секретный меморандум экспансионистов, раскрывающий намерение правительства серьёзно ограничить эмиграцию в колонии.

Всего несколькими месяцами ранее большинство граждан даже не задумывалось о том, чтобы покинуть Терру. Теперь же многие были устрашены и разъярены тем, что правительство намеревалось лишить их этого права. Многие стремительно перенесли свои симпатии на либералов, которые сейчас наслаждались беспрецедентной поддержкой.

Либералы выиграли выборы 2237 года. Несмотря на то, что экспансионистский премьер–министр была не обязана покидать свой пост, оппозиция была настолько сильна, что у неё не оставалось другого выбора кроме как уйти в отставку. Впервые за десятилетия либералы получили власть.

Они почти не тратили времени для смену направления политики правительства Альянса. Первым делом они предоставили независимость всем планетам, находящимся за пределами небольшой сферы космоса, центром которой являлась Терра. Проблема состояла в том, что партийных лидеров не заботило наличие или отсутствие желания приобретения независимости у большинства планет. Некоторых либералов охватило чувство праведности, сродни тому, которое возникло при запрещении рабства веками ранее, в то время когда остальные считали, что колонии должны сами заботиться о своем благополучии. К 2242 году владения Альянса ограничивались сферой с радиусом всего лишь в 30 световых лет.

ХАОС

Понадобилось совсем немного времени, чтобы изоляционизм либералов привел к потере ими доверия общественности. Предоставив независимость колониям и освободив их от жесткого экспансионистского правления, либералы заменили давление со стороны центра полным безразличием к их судьбе. Несмотря на попытки крупных компаний Терры оказывать помощь брошенным колониям, колонисты претерпевали такое, что среди их соотечественников на Терре стало расти сочувствие к их незавидной участи. Демонстрации против правительства Альянса стали повсеместны по мере того, как среди граждан Терры росло недовольство увлечением правительства преобразованием Терры, Марса и Венеры в настоящий рай, в то время пока вымирали отдалённые колонии. Когда терранцы узнали о том, что одна колония полностью вымерла из-за недостатка запасов продовольствия, это вызвало серьёзные беспорядки. Наблюдая растущее недовольство, экспансионисты раздували пламя недовольства и скоро добились достаточной поддержки населением, чтобы снова прийти к власти после общих выборов 2242 года. Это череда смен правительств была характерна для последующих 60 лет, в то время как общественность становилась всё более и более апатичной. Избирательные махинации были настолько распространёнными, что избиратель понимал, что его голос мало что значит. Голоса избирателей свободно покупались и продавались в кулуарах парламента Альянса. С отсутствием всяких ограничений со стороны государства, политическая борьба между двумя основными партиями переросла в потасовки, а также стали циркулировать слухи о политически мотивированных убийствах.

Ситуация стала настолько нестабильной, что привела во второй половине 23-го века к огромной волне эмиграции с Терры и других перенаселённых планет Альянса. Позднее ставшая известная как Исход, эта массовая эмиграция стала возможной благодаря ранее проводимой либералами эмиграционной политики «открытых дверей». Миллионы недовольных граждан воспользовались возможностью покинуть царящие на Терре хаос и нищету.

Усилия крупных компаний по перевозке этих колонистов и одновременные попытки обеспечить колонии достаточным количеством продовольствия и воды вызвали экономический кризис. В ущерб научным исследованиям, промышленность готовилась встретиться с сильно возросшими потребностями колоний. Научные же разработки в большинстве колоний были попросту невозможны, потому что главной целью там было хотя бы попытаться выжить.

Даже изыскания, обеспечивавшиеся Альянсом, были затруднены всеохватывающей политической борьбой. Даже университеты и другие исследовательские институты были разделены между лагерями либералов и экспансионистов.

И уже скоро политическая борьба между либералами и экспансионистами полностью влияла на общество Альянса. Развитие экономики замедлилось. И даже такая простая процедура, как получение водительских прав, из-за запутанных законов и правил превратилась в кошмар.

ДЖЕЙМС МАККЕННА

Глобальная милиция Альянса после того, как была опозорена мятежными колониями, решила остаться в стороне от политической борьбы. Всё, чего хотели её лидеры, так это достаточного финансирования для постепенной модернизации вооружённых сил, в то же время держась подальше от политического водоворота. Серьёзно опасаясь навлечь на себя гнев ГМА, либералы и экспансионисты координировали свои действия по отношению к ней. Это позволило ГМА стабильно увеличивать свою мощь в последующие десятилетия, снова превратившись в настоящую военную силу.

В те годы, когда экспансионисты и либералы были заняты своими политическими дрязгами, ГМА построила сильный межзвёздный флот и разработала тактику и стратегию, которые были положены в основу современной войны. Обновлённая организационная структура и достаточное доверие привлекало общественность, которая видела в военной службе убежище от царящего в то время хаоса. Военная служба была настолько привлекательна, что уже рекрутские бюро ГМА были вынуждены давать от ворот поворот юношам и девушкам, желающим вступить в её ряды.

Адмирал флота Джеймс МакКенна был самым известным офицером последних дней Терранского Альянса. Канадский офицер, выросший в диких лесах юконских территорий, считал для себя более подходящей жизнь дровосека, нежели пост адмирала и строителя империи. Несмотря на то, что МакКенна до 12 лет не имел начального школьного образования, он скоро показал выдающиеся познания в естественных науках и истории. Он никогда всерьёз не задумывался о военной карьере, несмотря на то, что его семья имела долгую историю службы Терранскому Альянсу, а до этого Западному Альянсу.

Когда ГМА предложила молодому человеку пройти обучение в Военно-космической академии Аннаполиса в Соединённых Штатах Америки, после некоторого колебания он решил воспользоваться возможностью получить хорошее образование. В годы, проведённые в Аннаполисе, МакКенна колебался между получением отличий за свою примерную учебу и угрозой исключения за свои похождения.

В конце концов, МакКенна с отличием закончил академию, но начало его карьеры в военно-космическом флоте Альянса также было бурным. Несмотря на его непревзойдённое умение управлять судном, его несговорчивость часто приводила к проблемам. За первые 10 лет службы МакКенна 5 раз понижался в звании за плохое поведение. Наконец он полностью исправился, но так и никогда не потерял своей склонности задавать вопросы и оспаривать любое решение и по любому поводу.

После лет, потраченных на исправление бывшей репутации, Джеймс МакКенна получил звание адмирала и в 2295 году возглавил командование военным флотом Альянса.

Имея над собой лишь несколько начальников, МакКенна смог приступить к созданию по-настоящему военно-морского флота. До этого основной задачей флота было по большей части переброска войск между планетами. Очень немногие в Альянсе предвидели как необходимость постройки боевых кораблей, так и наличие в будущем более чем одного межзвёздного государства. Адмирал МакКенна был одним из этих немногих, и он позаботился о создании первого и лучшего космического флота для Терранского Альянса.

Первый полностью боевой корабль Терранского Альянса «Дредноут» был запущен в 2300 году. В течении следующих 14 лет адмирал флота МакКенна на орбитальных верфях Терры, Марса и Венеры построил ещё 6 таких же кораблей и около 20 поменьше. Хотя многие считали эти корабли лишь дорогими игрушками для обаятельного адмирала, судьба нашла им применение гораздо раньше, чем сам адмирал мог это предположить.

c2b2ce66d672.jpg

ИНТЕРВЬЮ С АДМИРАЛОМ

Сквозь люк я вплываю на мостик и всматриваюсь в сумрак, но не вижу силуэта, который бы соответствовал описанию адмирала. Когда я поднимаю голову вверх, то неожиданно вижу адмирала, находящегося на капитанском месте прямо над моей головой. Я и забыла, что при нулевой гравитации потолок – это лишь часть палубы, к которой прикреплены кресла и приборы. Это разумно, но очень дезориентирует то, когда ты видишь мужчин и женщин работающих за приборами, в то время когда адмирал Альянса смотрит сверху на твоё поднятое лицо. С его помощью я подплываю к нему и устраиваюсь в кресле. Адмирал и в жизни выглядит столь же представительно, как и на головидах. Он высок и мускулист, с длинными растрепанными волосами, которые в нулевой гравитации образуют вокруг его головы что-то наподобие гало. Он очень общителен, но очень легко в его глазах увидеть ум и расчётливость.

Марта Динс: Адмирал МакКенна, это самый впечатляющий корабль, который я когда-либо видела. Но очень многие люди в Альянсе гадают, зачем же был построен «Дредноут»? Оружие обычно создают для определённой подразумеваемой цели или врага. Так что или кто будет целью «Дредноута»?

МакКенна.: Ну, опровержение одной вещи. Люди считали, что возможность строительства такого огромного корабля находится за гранью возможностей человека. Я же считал иначе и решил это доказать.

Динс: Вы всегда действуете столь решительно в своих убеждениях?

МакКенна: Конечно. Как вы можете доказать что, то во что вы верите, – правда, до тех пор пока вы не воплотите это в жизнь и не докажете?

Динс: Есть много тех, кто считает, что одна из проблем Альянса кроется в чрезмерной политической запутанности. Они считают, что вера в такую вещь как политические партии – причина всех бед человечества.

МакКенна: Я склонен согласиться. Доверие к политической партии не является критерием разумности человека, а лишь показывают его желание быть ведомым за нос. Личные убеждения человека и предпринятые действия – вот показатели настоящего ума.

Динс: Как вам удаётся сочетать ваши личные стремления и долг по отношению к Альянсу?

МакКенна: Это действительно нелегко, и временами я серьёзно задумываюсь над тем, чтобы променять всё это на канадскую глушь.

Динс: Так что же вас тогда удерживает?

МакКенна: Я считаю, что главной причиной терпеть всё это заключается в надежде на то, что судьба предоставит мне и этим кораблям возможность действовать или сделать что-либо, что сможет улучшит жизнь как для Терры, так и для остальных планет Альянса.

Динс: И что же вы сделаете, получив такую возможность?

МакКенна: Сейчас всё зависит от ситуации, не так ли?

Из выпуска головизионной программы «Доброе утро, Канада!», 15 сентября 2313 года


ДЕЛО ЗОЛИ

В 2310 году в Альянсе была образована новая политическая партия. Названная Народной независимой партией, она заявила, что представляет голос тех, о ком забыли. Беспрецедентно быстро они получили огромную поддержку у ранее безразличного населения. Организовав дерзкие митинги, ННП привлекла к себе как значительное внимание, так и финансовую помощь, которые очень пригодились её основателю.

Лидером Народной независимой партии был Грант Золи. Незаконнорожденный сын матери кенийки и отца новозеландца, начало его жизни было отчаянной борьбой за выживание в городских трущобах Новой Зеландии. Отбывая срок в тюрьме за воровство, подрастающий Золи получил образование, и обнаружил, что у него есть талант к писательской деятельности и к манипулированию правилами и установлениями.

После тюрьмы он нашёл своё призвание в политике, вступив в небольшую местную партию. С удивительным проворством он использовал эту партию как трамплин к должности премьер-министра Новой Зеландии и главы мощной политической системы. Затем, не удовлетворившись этим, Золи преобразовал ННП в межпланетную партию. Его настоящим стремлением было богатство – ради этого он и основал ННП и вступил в опасные воды крупномасштабной политики. Хорошие результаты партии, показанные ею на выборах 2310 года, сделали ННП основной силой и, возможно, решающим фактором в грядущих выборах 2314 года. Незадолго до этого обе партии предложили Золи как власть, так и деньги в обмен на их поддержку. Надеясь поднять ставки ещё выше, Золи и его присные оставили предложения без ответа. И только накануне основных выборов он принял своё решение.

Документы, обнаруженные спустя много времени после тех событий, говорят о том, что в августе 2314 года остановил свой выбор на экспансионистах, но спустя месяц поменял своё решение, вступив в союз с либералами. 5 сентября, всего за месяц до выборов, полиция обнаружила Гранта Золи мёртвым в его особняке в Новой Зеландии.

Весть о его смерти немедленно вызвала волнения. Либеральная и экспансионистская партии сразу же обвинили друг друга в убийстве, в то время как наиболее яростные последователи убитого лидера начали настоящую войну против обеих партий. Парламент Альянса ввёл на Терре военное положение и направил ГМА на подавление восстания в Новой Зеландии, где была наиболее тяжёлая ситуация.

Тем временем либералы сфальсифицировали доказательства, указывающие на то, что Грант Золи был убит по распоряжению экспансионистов, и, хотя расследование раскрыло обман, эти обвинения довели ненависть до истерического накала и сделали последующие события неизбежными.

30 сентября охранники одного из высокопоставленных лидеров либеральной партии оставили свои посты и направились на другой конец Цюриха, к штаб-квартире экспансионистской партии. Там они взяли штурмом здание и убили всех, кого смогли найти. Экспансионисты в долгу не остались, и вскоре бои между «быками» обеих партий распространились по всему земному шару. Обе партии ввели в дело подразделения тайно подготовленных и абсолютно преданных солдат. То, что было войной ножей и пистолетов, переросло в полновесное столкновение двух тяжеловооружённых сторон. Несмотря на то, что они сражались преимущественно друг с другом, погибли тысячи мирных жителей.

Хотя несколько подразделений ГМА всё же решили присоединиться к той или иной стороне, большинство сохраняли политически нейтральную позицию. Когда адмирал МакКенна попросил наземные силы ГМА выступить и остановить растущее кровопролитие, то они согласились. Битва за Цюрих и Битва за Бангкок являются одними из их наиболее героических сражений.

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Внимание всем членам ГМА, принимающим участие в этом варварстве! Прекратите все враждебные действия и возвращайтесь в свои казармы, иначе я сотру вас в порошок.

Коммюнике адмирала МакКенны, адресованное наземным силам ГМА, сражающимся на Терре. 2 июня 2315 года

Узнав, что Терра охвачена огнём и что остальные планеты близки к этому, адмирал сразу же приказал основным боевым кораблям флота Альянса и войсковым транспортам соединиться с его флотом, находившимся на орбите Марса. Никто точно не знает, действовал ли Адмирал спонтанно, или же он всё это спланировал заранее. Некоторые заявили, что любопытное совпадение того, что все основные боевые корабли были в полной готовности, отмена увольнительных за месяц до войны и загрузка дополнительным боекомплектами были частью великого плана, разработанного адмиралом. Несмотря на то, что адмирал не скрывал своего несогласия с правительством, достоверные факты – такие, как столкновение боевых кораблей «Дикий кот» и «Ялу» вследствие плохого управления – позволяют опровергнуть заявления о преднамеренности.

2 июня эффектная серия взрывов испарила Стрэнд Рок – крошечный остров в Северном море около Шотландии. Одновременно был уничтожен и другой остров, расположенный около Австралии. Эти события вызвали шок по всему миру и временно приостановили войну. Затем прозвучало транслировавшееся повсюду сообщение адмирала Джеймса МакКенны.

«Людям колыбели человечества – внимание! Говорит адмирал флота Джеймс МакКенна с борта боевого корабля «Дредноут». Уничтожение островов возле Шотландии и Австралии было осуществлено объединёнными флотами военно-космических сил Альянса. Я отдал приказ открыть огонь, и я готов повторить его, если кто-либо на Терре попытается заглушить моё обращение к её жителям.

Вы все страдаете от этой ожесточённой войны. Многие из-за этих сражений, в основном ни в чём неповинные люди, пострадали или потеряли всё, что имели. Те же немногие счастливчики, которых не коснулось это, наверняка имеют любимых или друзей, которые пострадали. Прошедшие несколько недель Терра была мрачным местом, и практически не было надежды, что станет лучше.

Сейчас я спрашиваю вас – ради чего вы страдаете? Верите ли вы в то, что эта война почётна и законна и изменит вашу жизнь к лучшему? Верите ли вы искренне в то, что если победит та или иная сторона, то от этого выиграете и вы?

Я считаю, что все мы были жестоко обмануты ложью и притворством нескольких грязных политиканов. Они заставили вас поверить, что эта война каким-то образом положит конец вашим проблемам и проблемам Альянса раз и навсегда. Они лгали. Они сражаются за личную власть, а отнюдь не за ваше благополучие.

Настало время перемен. Правительство прогнило и должно уйти. Мы должны вернуть голос людям, и он должен быть услышан. Я предлагаю создать новое правительство, которое заменит Альянс, сильное правительство, которое будет ответственно перед людьми, а не занято постоянными и бесполезными выборами, – правительство, которое вернет Терре звание истинного центра человечества. Сограждане, сейчас мы должны отказаться от кровавого пути Человека Разумного и начать следовать путём Человека Звёздного, мужчин и женщин со звёзд.

Те, кто разделяют наше видение будущего, должны всего лишь сложить оружие, разойтись по домам и ждать следующих сообщений. И я предупреждаю тех, кто не согласен на перемены к лучшему. Я буду охотиться за вами до последнего человека и брошу на растерзание толпе тем, кого вы так жестоко обманули».

Слова генерала произвели ошеломляющий эффект на весь мир. Почти каждое милицейское подразделение, сражавшееся за ту или другую сторону, вернулось в свои казармы. Во многих городах люди высыпали на улицы в знак поддержки адмирала МакКенны и его призыва к новому порядку.

Однако лидеры обеих партий, так же как и несколько соединений милиции, отказались прекратить убивать друг друга. Верный своему слову, адмирал произвёл орбитальный удар с кораблей по выбранным целям. Против тех, кто скрылся от бомбардировок в городах, адмирал направил морскую пехоту, с приказом вытащить их оттуда по возможности живыми, а если нет, то мёртвыми.

ГЕГЕМОНИЯ

Словари определяют понятие «гегемония» как «преобладающее влияние или власть, особенно одной нации над другими». В нашей же собственной Терранской Гегемонии – название, данное нашему блистательному правительству, – свободы были разменяны на «решительность», а личные привилегии были отменены в угоду слепому следованию за одним обаятельным человеком.

Из книги «Терранская Гегемония: Фундаментальный обман» Ричарда Тури, издательство «HBJ», 2321 год

Как он и обещал, адмирал МакКенна передал нескольких уцелевших офицеров экспансионистов и либералов местным властям. Несмотря на то, что многие задержанные могли надеяться на освобождение после того, как уляжется основной накал страстей, МакКенна правильно истолковал настроение людей, кто так плохо распоряжался судьбой планеты на протяжении последних 60 лет. Большинство из бывших лидеров было осуждено на длительные сроки, 20 были казнены, и лишь 5 были освобождены.

Уцелевшие члены подразделений ГМА, которые отказались вернуться в свои казармы по приказу адмирала МакКенны, могли искупить свою вину, согласясь на понижение в звании и на отправку в части, которые должны были скоро участвовать в боевых действиях. Многие приняли это предложение, те же, кто отказался принять его, были заключены в тюрьму. После того, как развеялась пыль от неожиданного краха Альянса, адмирал МакКенна, до сих пор находившийся на борту своего боевого корабля, издал то, что впоследствии станет известно как «Хартия Гегемонии». Документ в общих чертах наметил то, что МакКенна называл «справедливым, но ответственным правительством, свободным ото всех недостатков и промахов предшествующей администрации». Гегемония, как ее видел МакКенна, должна была распустить бюрократическую машину Альянса и усилить новый класс должностных лиц, названных планетарными губернаторами. Эти губернаторы должны были назначаться на должность для управления от имени Гегемонии. Абсолютная власть должна принадлежать тому, кого МакКенна обтекаемо назвал «выборным главой государства, но не подчиняющегося народу». Становится понятно, что его видение главы государства лишь немногим отличалось от статуса короля.

Были серьёзные споры о том, сам ли адмирал написал «Хартию» или нет. Большинство считало, что для этого у адмирала не было должного образования. Другие историки полагали, что под резкостью адмирала и его военной направленностью скрывался могучий интеллект. МакКенна, подчеркивают они, жадно читал и был страстным поклонником образовательных программ.

Многие книги про Звёздную Лигу заявляют, что МакКенна сам объявил себя лидером новой Терранской Гегемонии, но это неправда. Он был выбран первым директор-генералом и Лордом-Протектором в феврале 2316 года. По всем свидетельствам, результаты выборов были очевидны, даже несмотря на содержащуюся в бюллетене формулировку о том, что МакКенна будет руководить «вплоть до своей смерти или добровольной отставки»

Так граждане бывшего Терранского Альянса по своему желанию выбрали одного-единственного человека править собою и при отсутствии всяких указанных в законе причин для его отстранения от власти. Возможно, что политическая система настолько одряхлела, что они решили вручить свою судьбу в руки человека, которым они восторгались, но о котором они мало что знали. Возможно, для них достаточно было знать то, что будущее может быть другим.

НОВАЯ ХАРТИЯ

a881ce2ea811.jpg
Граждан, которые голосовали за и поддержали директор-генерала МакКенну, новое правительство могло разочаровать. На первый взгляд, немногое отличало новую бюрократию от старой. Национальные или континентальные правители вертели своими правительствами как хотели. На глобальном уровне МакКенна распорядился создать планетарные конгрессы для замены разнообразных парламентов и ассамблей, столь любимых в прежнем Альянсе. МакКенна предоставил достаточно большую свободу в этом деле, чтобы каждая планета смогла создать свой планетарный конгресс таким, каким считала нужным. То же, чего не разглядели люди в этом приятном издании «Хартии Гегемонии», так это содержащееся в нём небольшое положение, которое могло привести к образованию некоей знати.

Директор-генерал Джеймс МакКенна почти полностью вычистил коррумпированность Альянса с такой лёгкостью, с которой мог сместить любое правительство или политика. Из-за этого большинство чиновников пребывали в постоянном страхе за свою карьеру, и любое правительство всегда могло быть разогнано прежде, чем будет в состоянии достичь своих целей.

Дабы предупредить подобные случаи, МакКенна специально указал в «Хартии», что планетарный конгрессмен должен быть сначала избран на двухгодичный испытательный срок, после которого люди могут избрать его на все 8 лет. Планетарный губернатор исполняет свои обязанности 18 лет. Конгрессмен может быть подвергнут процедуре отрешения от должности, но только в случае, если он осуждён судом, а референдум покажет желание большинства избирателей отозвать его.

Верхние уровни правительства Гегемонии были менее приближены к людям. На его вершине находился директор-генерал, сразу под ним располагался Верховный Совет, состоящего из 9 наиболее компетентных планетарных губернаторов, которых выбирает директор-генерал. Верховные советники исполняют консультативные функции по делам государства и служат надсмотрщиками за бюрократической машиной. Верховные советники исполняют свои обязанности до тех пор, пока не будут смещены директор-генералом или не уйдут в отставку добровольно.

Сразу под верховными советниками как по значению, так и по рангу находится президент конгресса Гегемонии. Избираемый населением Терры, президент управлял Терранским конгрессом. Также он был и.о. директор-генерала, когда директор-генерал покидал столицу или по иным причинам не мог выполнять свои обязанности, что случалось довольно часто. Различные лица в окружении директор-генерала, как это и требовалось, все верховные советники и высокопоставленные офицеры вооружённых сил Гегемонии утверждали все основные законопроекты и бюджеты, чтобы не допустить злоупотребления и.о. директор-генерала своим положением.

Бюрократическая машина была децентрализована. Штаб-квартира администрации Гегемонии, именуемая управлением администрации, была перемещена из Нью-Йорка на Терре в новые апартаменты на Луне, рядом с огромной спутниковой антенной коммуникационной системы «Красос». В первое время налоги были снижены, но как только каждая планета стала выполнять свои обязательства – вроде предоставления военным продовольствия и территории, – они снова выросли.

В новом государстве занятие политикой стало вне закона. Политические партии были повсеместно запрещены, несмотря на то, что директор-генерал позволил группкам свободомыслящих политиков создать то, что он называл «мыслительными центрами». Электронное голосование было запрещено и заменено старой системой подсчёта голосов с бумажными бюллетенями. Хотя это чудовищно замедляло подсчёт, это помогло избежать огромного вала махинаций с голосами, которые были постоянными спутниками нескольких последних выборов в старом Альянсе.

ПЕРВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ КОНГРЕССА ГЕГЕМОНИИ

Бывший юрист, Соня ДюКирл, стала членом парламента Терранского Альянса в 2314 году. Она была одной из нескольких экспансионистов в контролируемом либералами региональном парламенте Альянса и одной из немногих, кто вёл свою политическую борьбу честно. Её воспринимали как какого-то политического динозавра, и её сторонники в парламенте были впечатлены её страстными речами и её лавированием в рамках закона, которое она осуществляла с изящностью.

В начале 2314 года в региональный парламент поступил бюджет Сириуса, её родной планеты. Контролируемое либералами правительство не утвердило бюджет в самых необходимых Сириусу статьях расходов, даже несмотря на то, что Сириус только что перенёс массовые неурожаи. ДюКирл была твёрдо намерена увеличить бюджет.

К тому времени ДюКирл снискала репутацию безукоризненно честного, но предельно жёсткого политика. Её избиратели были глубоко признательны ей за её честность, точно также как и некоторые из её политических оппонентов. Это дало ей власть намного большую, нежели у обычного конгрессмена, и политики меньшего значения завидовали её неофициальному влиянию.

Когда ДюКирл обратилась к ним за помощью, эти бесчестные члены парламента пообещали поддержать её просьбу в обмен на действия, которые шли вразрез с её политическими и моральными принципами. Она отказалась, и использовала законные возможности, чтобы побудить парламент одобрить бюджет её родной планеты. Раздражённые противники Сони в правительстве и в парламенте бросили её за решетку за «очень подозрительную деятельность». Правительство сразу же забыло о ней. В то время, как экспансионисты и либералы перестали притворяться цивилизованными и сражались на улицах за власть, ДюКирл находилась в своей камере и потихоньку писала книги о политической морали.

Когда стрельба прекратилась, и адмирал Джеймс МакКенна объявил о создании Терранской Гегемонии, многие последователи МакКенны подняли дело ДюКирл и признали её невиновной. Также они позаботились о том, чтобы до адмирала дошла её история. Когда адмирал узнал о её честности и благородстве, новый директор-генерал предложил ей пост в правительстве, и ДюКирл согласилась.

Новое правительство выбрало её первым президентом конгресса Гегемонии. В течении 30 лет её пребывания на посту президента, ДюКирл воплотила в реальность мечты адмирала о сильном и честном правительстве и честно правила, если директор-генерал отсутствовал. К концу своей карьеры она завоевала такое уважение, что директор-генерал, Верховный Совет и правительство добровольно отстранили советников, которые должны были оберегать правительство от корыстных президентов. Они знали, что ДюКирл можно доверять.

Через год после своей отставки со своего второго срока, Соня ДюКирл вернулась на свою родную планету, где и скончалась тремя годами позднее. Терранская Гегемония воздвигла огромный монумент в честь её «преданности доброте и честности».

Из «Политических основ Терранской Гегемонии» прецентора Николая Драссера. Издательство «КомСтар», 3011 год

ЗАБЛУЖДЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ТЕРРЫ

Причиной, по которой планеты отошли от Терры, стало их третирование предыдущим правительством, которое относилось к ним или безразлично, или с открытым презрением. Сейчас ситуация изменилась, и больше нет причин для того, чтобы оставлять их в холодном одиночестве.

Директор-генерал Джеймс МакКенна, цитата из книги «Первый лорд-протектор» Грегори Донна, Межзвёздное издательство «HBJ», 2345 год

После выступления в конгрессе Гегемонии в начале 2316 года, директор-генерал МакКенна уверился в том, что все планеты бывшего Альянса присоединятся к его Гегемонии. Хотя большинство планет с радостью согласились на это, больше дюжины пришлось убеждать, обычно чрез политическое давление. Для присоединения же к Гегемонии Кафа и Альтаира потребовалось военное принуждение.

Когда директор-генерал заручился поддержкой на родине, он обратил свое внимание на планеты, находящиеся за пределами границ Гегемонии. Используя метод кнута и пряника, МакКенна намеревался увеличить свои владения при помощи активной политической пропаганды, обеспеченной экономическим наплывом дешёвых потребительских товаров, которые, как он надеялся, создадут зависимость от Терры.

Несмотря на то, что его усилия имели поначалу некоторый успех, большинство колоний выросло в размерах и без «внимания» Терры, и намеревались продолжать этот курс и дальше. Однако они понимали, что отказ директор-генералу Гегемонии может представлять опасность. Некоторые решили объединяться, другие решили присоединиться к уже образованным государствам, большинство же предпочло вооружаться. Они были наслышаны о призыве МакКенны к человечеству объединиться и о его обещании покарать тех «сепаратистов, которые считают, что человечество подобно мешку семян, развеянному среди звёзд, дабы жить и расти независимо друг от друга». МакКенна не оставлял никаких сомнений относительно того, что он предпримет, если получит отрицательный ответ на свой вопрос.

БИТВА В ОКРЕСТНОСТЯХ ТОРИНА

КТА «Монитор» свернул свой парус и втянул тонкие шпангоуты и хрупкий серебряный материал вовнутрь корпуса. В секторе Торина была отмечена вражеская активность, и был послан «Монитор», эсминец класса Esseх/Эссекс, чтобы разобраться в обстановке.

Пять дней спустя «Монитор» прибыл в астероидное поле системы Торина. Маневрируя между огромными камнями, на некоторых из которых виднелись металлические здания и постройки шахтерских поселений, корабль полз со скоростью гусеницы. Наводчики у орудий приникли к прицелам, стараясь различить где беспросветно-чёрные тени, медленно проплывающие мимо, скрывают обтекаемые, более смертоносные силуэты.

Капитан «Монитора» боролся с желанием запустить свои истребители, чтобы улучшить обзор. Он знал, что в этом замкнутом пространстве истребители будут тратить большую часть времени, отчаянно пытаясь избежать столкновения с бесконечной чередой камней. «Лучше держать пилотов наготове, дабы они набирались сил для сражения», – думал капитан. Пока ещё было не известно, что добыча шла прямо к нему в руки.

Через 7 дней 5 часов и 21 минуту с начала задания неожиданно по курсу «Монитора» появилось пять стремительных призраков, подобно акулам в чёрном море. Их угол сближения был выбран хорошо. Капитан «Монитора» видел, что курс каждого судна был в зоне поражения орудий его корабля.

Первый корабль увеличил скорость и попытался поразить корму «Монитора» лазерным огнем. Увернувшись, капитан отметил, что это был переделанный курьерский корабль. С лёгкой бронёй, но быстрые и вёрткие курьерские корабли были когда-то межпланетными посыльными судами и игрушками для сказочно богатых людей. Теперь Внешние государства вооружили их, превратив в смертельно-опасные истребители.

Чертыхнувшись, Майкл Камерон приказал выпустить свои истребители и приготовить эсминец к маневрированию.

Из «Биографии Майкла Камерона для детей» Джессики Камерон, издательство «Гегемония» 2498 год

Гегемония предоставила колониям слишком мало времени на подготовку. В марте 2316 года директор-генерал МакКенна покинул Терру и вместе с большим флотом боевых кораблей направился к богатым независимым планетам Квентин, Еррай и Хелен. Эти планеты только что между собой подписали договор о совместной обороне. Хотя планетарные правители понимали, что у них мало шансов предотвратить завоевание своих планет, они надеялись преподать директор-генералу урок. Для встречи флота Гегемонии они переделали небольшой флот из грузовых и межпланетных посыльных судов в боевые корабли, добавив к ним лазеры и ракетные установки. Они также мобилизовали свои наземные силы, состоявшие из нескольких хорошо оснащённых дивизий обученной милиции при поддержке огромного числа волонтёров.

Несмотря на упорную и временами фанатичную решимость колонистов Квентина, Еррая и Хелена, военная мощь Гегемонии была превосходящей. Бои за покорение этих планет были жестокими, но военные Гегемонии использовали их уроки для выработки по большему счёту стандартной тактики для подавления остальных непокорных планет.

Компания за планету начиналась за месяцы до настоящих боёв со сбора всей доступной информации о намеченной цели. Когда первоначальный план был набросан, необходимые войска собирались и загружались в транспорты для прыжка к месту действий. Два больших корабля, обычно класса Cruiser/Крейсер или крупнее, и несколько меньших «прыгунов», несущих аэрокосмические истребители, должны были совершить первый прыжок, оказавшись в двух прыжковых точках системы со своим вооружением наизготовку. Эти корабли должны были убедиться в отсутствии в прыжковых точках вражеских кораблей прежде, чем подавать сигнал для уязвимых «прыгунов», несущих войска. Операции по контролю за вражескими прыжковыми точками часто возглавлял сам директор-генерал на своём линейном корабле «Чёрный лев».

После прибытия войсковых транспортов и грузовых кораблей, всё внимание сосредотачивалось на намеченной планете. Из-за того, что сведения разведки о планете были неполными, неточными или попросту неправильными, сначала ВФГ выпускал разведывательные патрули. Сопровождаемые боевыми кораблями, специальные военные исследовательские корабли направлялись к планете для составления детальных карт местности. Жители планеты зачастую очень жестоко встречали эти рейды, которые члены экипажей прозвали «рисковой погоней за картинками».

Как только командующие получали детальную картину планеты, они составляли и выполняли планы вторжения. Обычно он состоял из оперативного выхода войсковых транспортов, сопровождаемых боевыми кораблями на орбиту, где они сбрасывали свои шаттлы. Целями шаттлов чаще всего становились крупные города и промышленные центры. Источники воды также были предпочтительной целью для шаттлов, так как большинство планет по-прежнему оставалось крайне бедными водой. Если все происходило нормально, то планетарное правительство обычно капитулировало, когда становилось ясно, что войска ВФГ контролируют население, воду и промышленность планеты.

В ходе своих «компаний убеждения» директор-генерал МакКенна таким образом присоединил более 40 планет. Первая компания, которая началась с покорения Квентина, Еррая и Хелена, закончилась в 2317 году захватом Тауни. Вторая большая компания началась в 2320 году, она принесла Терру Фирму и Капеллу и в конце концов привела к покорению далёкого Нанкина.

Несмотря на успех наступления, серьёзные проблемы и недостатки становились очевидными в войсках Гегемонии, и большинство из них было связано с плохим качеством вооружения Гегемонии. Например, у ВФГ не было по-настоящему аэрокосмического истребителя. Те истребители, которые были эффективны в космосе, становились ужасно неэффективными в атмосфере, а лучшие атмосферные истребители Гегемонии становились жалкими в вакууме космоса. Это зачастую делало невозможным обеспечение полной защиты посадки шаттлов, что с огромным успехом использовали вражеские пилоты истребителей. Вместе с остальными мелкими проблемами со снаряжением это зачастую приводило к задержкам и отсрочкам в действиях ВФГ.

b61304ac52bf.jpg
Я был сержантом в колониальной морской пехоте больше 20 поганых лет. Я служил во Глобальной милиции Альянса, а затем в вооружённых силах Гегемонии. Черт подери, я был одним из лучших сержантов, которых они когда-либо видели, поэтому начальник припёрся ко мне и предложил перевод в 1-й полк КБВВк (комбинированных бронетанковых, воздушных и военно-космических сил). Престиж и повышенная оплата – вот те две вещи, от которых я не отказывался, а желание этого человека было делом десятым.

Весь следующий год я принимал участие в формировании полка. Будучи простым морпехом, большинство моих обязанностей сводились к помощи в выработке эффективной тактики и приёмов взаимодействия со всеми этими танками, суднами на воздушной подушке и истребителями, которые имелись у полка. В 2316 году полк был полностью готов к боевым действиям, и прошло совсем немного времени, прежде чем мы получили приказ о мобилизации и включении в состав экспедиционного корпуса, направленного на захват Ингресса. Эта планета описывалась как богатый, с большим количеством природных ресурсов и развитой процветающей промышленностью. Отличной мишенью для полка КБВВк эту планету делало то, что важнейшие её города были сосредоточены вокруг одного большого глубокого моря.

Я никогда не был поклонником «прыгунов» и путешествия сквозь подпространство. Их я всегда переносил болезненно, не имело значения, сколько таблеток от тошноты я перед этим употребил. Прыжок на Ингресс поверг меня в крайне паршивое настроение, которое ненамного улучшилось, когда я почувствовал, что наш корабль неожиданно набрал скорость и задрожал. Очевидно, что повстанцы Ингресса были лучше вооружены, нежели мы могли ожидать по показаниям разведки.

Случилось так, что 1-й полк КБВВк был среди первых полков, высаженных на планету. Наши шаттлы приземлились в предназначенных для этого зонах, которые уже были защищены прыжковой морской пехотой. Некоторые из наших шаттлов сели прямо на мелководья и принялись разгружать суда на воздушной подушке и канонерские лодки, в то время как остальные шаттлы разгружали истребители в большой, плоской долине, которая должна была стать нашей авиабазой.

Мои солдаты и я погрузились на свои транспорты и направились выполнять своё первое боевое задание. Гранд Порт был важным городом дальше по побережью. Нашей задачей было атаковать покатый пляж и взять штурмом наиболее важные ключевые позиции вдоль линии берега, так чтобы пехтура могла приземлиться на своих шаттлах и занять остальную часть города.

Примерно через час движения мы заметили нашу цель. Это была пехота, вооружённая противотанковыми гранатами и ракетами. Сначала к нам устремилась, оставляя за собой белый дымный след, одна ракета, потом две, потом три, а потом целая гроздь дымных следов, направленных прямо на нас. Большинство этих ракет имели небольшие теплоискатели, легко сбиваемые с толку нашими сигнальными ракетами и тепловыми ловушками. Однако нескольким удалось пройти мимо них. Одна попала в двигательный отсек и управляющие плоскости транспорта справа от нас. Он задрожал и, когда сдетонировал двигатель, завалился на левый борт.

После сражения мы обнаружили, что наш противник на Ингрессе каким-то образом получил доступ к древним чертежам ракетного оружия. Эти штучки были настоящим антиквариатом – некоторые из чертежей принадлежали ракетам, использовавшимся войсками старых Соединённых Штатов Америки. Всё, что нужно было сделать противнику, так это переоборудовать несколько фабрик, и они могли выпускать вооружение подобно дешёвым игрушкам. Несмотря на то, что вооружение было устаревшим, оно было в состоянии нанести серьёзный ущерб, особенно когда применялось в сочетании с подлой партизанской тактикой.

Сражение за Ингресс было далеко не мирным убеждением людей вернуться домой, как хотелось бы верить. Это была обычная война в её чистом виде. Наше вооружение, при всёй его высокой технологичности, было г..ном, и всё, на что оно было годным, так это на то, чтобы простой сельский мужлан с переносной ракетной установкой превратил его в кусок искорёженного металла.

Из «Высокотехнологичной игрушечной армии» Ранди Фахнера (отставника ВСГ),

военное издательство «Терра», 2322 год


МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Низкое качество вооружения ВСГ заставило директор-генерала Джеймса МакКенну пересмотреть свои приоритеты. Он увидел, что его мечта об объединении всего человечества под одним стягом требует силы гораздо более многочисленных и мощных, нежели ВСГ. Пока же Джеймс МакКенна ещё искренне верил, что Терра должна стать центром всего человечества.

Тем временем планеты за пределами Гегемонии пришли к необходимости или увидели выгоду объединения. Содружество Марика, Федерация Ориенте, Доминион Регулуса, Федерация Скаи, Протекторат Донегала, Тамарский пакт, Круцисский пакт, торговая ассоциация Озавы, Капелланская республика были всего лишь некоторыми союзами, сформировавшиеся в то время. Многие объединялись по экономическим причинам, другие надеялись защитить друг друга от банд мародёрствующих бандитов. Некоторые из этих союзов состояли из планет, завоёванных отдельными семьями, приобретших богатство и власть.

К 2330 гг. эти союзы превратились в большие и бойкие независимые государства, каждое из которых имело свои вооружённые силы. Обнаружив некоторые из этих вооружённых формирований, Джеймс МакКенна понял, что ему не удастся завоевать их все. Более того, он сомневался, что у него получится покорить хотя бы одно из них без чрезвычайного напряжения всех возможностей Гегемонии.

Неожиданно самым сильным оружием МакКенны cтала дипломатия. Он изменил тон своих речей. Больше он не говорил об одном государстве, объединяющем все человечество, теперь он представлял Гегемонию как источник сострадания и средоточие знаний человечества. Внутри правительства Гегемонии МакКенна также полностью реформировал правительственное министерство иностранных дел. В это время из Гегемонии к планетам, находящимся за её пределами, было направлено множество важных дипломатических миссий для того, чтобы обменяться послами и установить полноценные дипломатические отношения.

ПРОВАЛ НА СИРМЕ

Несмотря на улучшение отношений между Гегемонией и различными окружающими её союзами и конфедерациями, оставалось ещё несколько неприсоединившихся планет, в отношении которых директор-генерал решил провести изящную комбинацию. В 2335 году он начал свое третье и последнее крупномасштабное наступление с целью покорения некоторых планет, которые он считал важными для обеспечения дальнейшего роста Гегемонии.

Большинство этих планет лежало в направлении к Федерации Скаи, которая в своё время станет Содружеством Лиры. Ключевыми в плане МакКенны стали две планеты – Сирма и Галатея. Несмотря на то, что обе планеты формально находились на территории Федерации Скаи, их население составляли последователи антитехнологичных сект, которые не желали присоединяться к какому-либо межзвёздному государству. Федерация смотрела сквозь пальцы на желания колонистов, но эти богатые ресурсами и водой планеты являлись слишком лакомой приманкой для директор-генерала МакКенны.

На первых порах Терранской Гегемонии сопутствовал успех. Учтя уроки двух предыдущих наступлений, лучше обученные и экипированные ВСГ с лёгкостью заняли Донеболу, Милтон, Алиот, Мицар и Лионс. В ударных войсках мораль была высокой. И хотя формально главнокомандующим директор-генерал, он передал большую часть своих полномочий своему сыну, адмиралу Конраду МакКенне, который обладал таким же, как у отца, обаянием и разумом.

С 2333 года Конрад МакКенна умело и щегольски командовал флотом ВСГ, который насчитывал свыше 300 боевых кораблей. Несмотря на то, что у него было мало опыта командования серьёзными войсковыми операциями, все ожидали, что Конрад проявит себя как МакКенна. Многие также ожидали, что он повторит успех своего отца на посту директор-генерала. Когда Джеймс МакКенна объявил, что его обязанности и слабое здоровье заставляют его покинуть ударную группировку и возвратиться на Терру, командование принял на себя адмирал Конрад МакКенна.

Достигнув Галатеи, одной из главных целей всего наступления, Конрад МакКенна нарушил стандартную процедуру, атаковав планету без обычных «рисковых погоней за картинками». Он заявил, что ожидается слабое сопротивление от миролюбивых и технологически отсталых жителей, которые не желают иметь улучшенное вооружение.

Хотя население Галатеи действительно являлось поклонником примитивных технологий, оно более чем хотело вооружиться огнестрельным оружием. Они использовали своё превосходное знание местности, чтобы измотать силы ВСГ, большая часть из которых была уничтожена, пытаясь покорить народ Галатеи.

После этого серьёзного просчёта, оставшиеся командиры ударных частей Гегемонии стали сомневаться в правильности суждений МакКенны. Чувствуя это, МакКенна стал публично винить их во всех бедах, чего его отец никогда не делал. Однако Верховное военно-космическое командование ещё доверяло Конраду МакКенне и держалось в стороне от разгоравшейся вражды между адмиралом и армией.

После тяжёлой войны, занявшей целый год, Галатея была окончательно покорена. Флот сосредоточился возле прыжковых точек системы, чтобы совершить прыжок к Сирме, когда адмирал объявил о другом, ещё более серьёзном нарушении стандартной процедуры проведения компании. Он полагал, что когда для обеспечения сохранности прыжковой точки первыми выпрыгивают лишь крупные боевые корабли – это лишь пустая страта времени, поэтому транспортные корабли тоже могут спокойно осуществлять прыжок. Он пожелал, чтобы грузовые и транспортные суда совершали прыжок первыми вместе с боевыми кораблями. Адмирал полагал, что поскольку Сирма населена последователями антитехнологичной секты того же рода, что и Галатея, то не возникнет необходимости обеспечивать безопасность прыжковой точки. Было бы более эффективно, если бы транспорты сразу перемещались в систему и немедленно начинали бы движение к цели.

Остальные офицеры были полностью не согласны с этим, и даже офицеры флота были обеспокоены столь рискованным манёвром. Когда генерал Ревекка Данфорт публично назвала адмирала дураком, она была арестована и помещена на гауптвахту. Вторжение на Сирму, как и было запланировано адмиралом Конрадом МакКенной, началось 23 июля 2338 года.

То, чего адмирал МакКенна не мог знать, и то, чего не могла выяснить его военная разведка, так это того, что население Сирмы после того, как были получены новости с Галатеи, заключило секретное соглашение с Федерацией Скаи. Хотя Федерация не хотела разрывать хорошие отношения с Гегемонией, открыто встав на защиту Сирмы, они были не в восторге, что МакКенна прибирает к рукам планеты, расположенные поблизости от Скаи, столицы Федерации. Это заставило Федерацию Скаи принять очень необычное и дорогое решение - построить и разместить бесчисленное количество мин и «дремлющих» ракет возле главных прыжковых точек Сирмы.

Многие из этих мин немедленно сдетонировали, как только корабли ВСГ полностью материализовались после прыжка. Были даже сообщения, что вокруг мин материализовались какие-то «прыгуны». Тепло и сила взрывов пробудили «дремлющие» ракеты, которые активизировали свои двигатели и стали выискивать уцелевших после того, как рассеялись обломки.

Глупость плана адмирала МакКенны быстро стала очевидна. Крупные боевые корабли могли выдержать повреждения от многих мин и ракет, но менее массивные грузовые и транспортные корабли нет. Из 29 транспортов, прыгавших в систему Сирмы в составе первой волны ВСГ, уцелело лишь два. Это не только привело к потере огромного количества человеческих жизней, но и полностью подорвало возможности ударных сил вторгнуться и захватить планету.

Однако обстановка осложнилась ещё больше. План адмирала МакКенны предписывал кораблям второй волны прыгать, не получив сигнала от первой. Это означало, что когда ещё уцелевшие корабли из первой волны только выбирались из поля оставшихся мин и дрейфующих обломков уничтоженных судов, как корабли второй волны начали выходить из подпространства вокруг них. Многие смогли убраться с их пути, но некоторые нет – и ещё 6 кораблей было потеряно.

К сожалению для всех, боевой корабль адмирала МакКенны совершил прыжок без царапинки. Вместо того, чтобы признать ошибочность своего плана, он обвинил во всем командующего первой волной, вице-адмирала Харриса Катера. Адмирал МакКенна был в такой ярости от предполагаемой преступной небрежности вице-адмирала, что созвал военно-полевой суд прямо там, посреди остовов столь многих уничтоженных кораблей Гегемонии.

78f17a2ee153.jpg

Военно-полевой суд был фарсом, в котором адмирал МакКенна, выступая в роли обвинителя и судьи, возложил всю вину на флот вице-адмирала Катера. Процесс тянулся уже третью неделю, когда выжившие в катастрофе начали отходить от шокового оцепенения. По крайней мере, 10 экипажей неофициально поклялись поднять мятеж, если вице-адмирал будет признан виновным за некомпетентность адмирала МакКенны.

За день до окончания процесса напротив флагманского корабля адмирала Конрада МакКенны появился "Чёрный Лев". Директор-генерал покинул Терру сразу же, как только до него дошли известия о Бойне на Сирме. Глубоко расстроенный поведением своего сына, Джеймс МакКенна извинился перед уцелевшими и объявил, что лишает своего сына всех званий и привилегий. Приняв командование над оставшимися кораблями, он приказал всем возвращаться на Терру.

"Чёрный Лев" задержался в системе Сирмы на три часа после отправления всех остальных кораблей Гегемонии. Не существует никаких официальных объяснений, почему же Джеймс МакКенна так долго оставался среди изуродованных обломков тех потерянных транспортов Гегемонии.

СМЕРТЬ ДЖЕЙМСА МАККЕННЫ

Когда подробности разгрома на Сирме стали известны общественности Гегемонии, то её реакцией на это стали шок и негодование. Публичные манифестации и беспорядки возникали повсеместно.

Убеждённые сторонники старого Альянса и другие критики директор-генерала использовали разгром на Сирме к своей выгоде, обвиняя в катастрофе обоих МакКенн и правительство, ими созданное. Это ещё более усилило накал страстей, и на уличных демонстрациях уже выражалось недовольство самим правительством Гегемонии.

Внутри ВСГ катастрофа на Сирме привела к расколу армии и Флота. В армии, потерявшей около двух дивизий личного состава и снаряжения, обвиняли флот в том, что там не поняли раньше, каким некомпетентным был вице-адмирал МакКенна. Командиры флота признавали, что армия могла потерять больше, но флот и сам потерял 34 хорошо подготовленных экипажа и столько же кораблей. Если кого и надо винить в том, что раньше не обнаружилась глупость Конрада МакКенны, так это его собственного отца, говорили адмиралы генералам.

Трения среди общественности и военных ещё больше усилились, когда директор-генерал не позволил возбудить уголовное дело против своего сына по обвинению в некомпетентности. Это еще сильнее вдохновило противников Гегемонии, и некоторые горячие головы среди них уже стали призывать к процедуре отрешения директора от должности. Несмотря на то, что это было формально невозможно, призыв к его смещению почти сразу же разделил Гегемонию на два лагеря, угрожая погрузить государство в хаос, столь же разрушительный, как и тот, что привел к развалу Альянса.

Настал момент, когда по общегосударственному каналу директор-генерал обратился к нации. С трогательной откровенностью он объяснил, что понимает, что его официальное положение требует от него наказать вице-адмирала Конрада МакКенну за фиаско на Сирме, но он не может забыть того, что Конрад его сын. Разрываясь между чувством долга и стремлением защитить своего сына, директор-генерал решил, что для него настало время уходить в отставку.

Это объявление застало всю Гегемонию врасплох. Своей искренностью и смирением МакКенна снова завоевал расположение народа. Однако уже через 10 дней он был вне политики. В возрасте 64 лет Джеймс МакКенна скончался от рака.

Link to post
Share on other sites

РАСЦВЕТ КАМЕРОНОВ

Я посвятил большую часть своей жизни военной службе. Я был вынужден стать добровольцем.

Майкл Камерон, цитата из «Жизни Майкла Камерона» Генриетты Вела, издательство «Книги Новой Земли», 2399 год

Перед Гегемонией, особенно перед Верховным Советом, теперь встала задача найти кого-нибудь для замены незаменимого Джеймса МакКенну. В Гегемонии после Бойни на Сирме сохранялось еще достаточно общественных и политических разногласий для того, чтобы заставить верховных советников поспешить. Пока же они согласились с тем, что следующий кандидат на должность директор-генерала должен обладать, по меньшей мере, хотя бы некоторыми из качеств Джеймса МакКенны, если же не его именем.

Относительно единственного отпрыска Джеймса МакКенны, Конрада, даже не возникало сомнений. Разжалованный и исключенный из рядов ВСГ, он сбежал в свой лондонский дом, где потихоньку сходил с ума среди зарослей домашних растений и полусотни кошек. Другие же близкие родственники, такие, как сестра МакКенны, Катерина МакКенна, или кузен Устон МакКенна, были или слишком молоды, или слишком незаинтересованы в этой работе, или наоборот, страстно жаждали её.

Расширив свои поиски и включив в них более отдаленных родственников последнего директор-генерала, советники, в конце концов, остановили свой выбор на двух кандидатах. Грэхэм Неллас, племянник Джеймса МакКенны, представлял в Терранском конгрессе тихоокеанские северо-западные штаты Северной Америки. Сорока пяти лет от роду, он отслужил в ВСГ в качестве офицера морской пехоты и за свои действия во время завоевания Аддикса был награжден медалью за проявленную доблесть. Представительный Грэхэм был политическим консерватором и превосходным оратором.

Другим кандидатом – несмотря на то, что некоторые советники считали, что он был не так хорош, как сенатор Грэхэм Неллас, – был Майкл Камерон, троюродный брат МакКенны. Ему было всего тридцать и в то время он был офицером запаса. Это был учёный, все жизнь старавшийся держаться на порядочном расстоянии от любого рода политики и религии, вместо которых он верил в то, что называл «благородство сердца».

Одной из причин, по которой верховные советники выбрали Майкла Камерона, были его эрудиция и интерес к серьёзным исследованиям. Он мог обсуждать практически любую тему, демонстрируя уровень знаний, равный или даже превосходящий уровень некоторых экспертов. Это привело к тому, что позднее он стал известен как первый за несколько столетий истинный Человек Возрождения, что Майкл Камерон счёл наивысшей похвалой.

Другое качество, которое привлекло верховных советников в Майкле Камероне, была его страсть, с которой он относился ко всему, что делал. Кто-то однажды сказал, что когда он был глубоко поглощён проектом, вокруг Майкла «витала странная аура судьбы, и вы почти слышали гром его мыслей и видели всполохи молний в его глазах». Другие истории описывают Майкла как проводящего дни и ночи напролёт в работе над исследовательскими проектами, или решающего различные проблемы, встававшие перед его вспомогательным подразделением.

Несмотря на то, что некоторое восхищались этим качеством настырной решимости, другие называли это навязчивым поведением и даже признаком вероятной психической неуравновешенности. Однако как личность Майкл Камерон произвел на верховных советников глубокое впечатление своей честностью и умом.

МАЙКЛ ПОБЕЖДАЕТ

В то время, как день вынесения решения приближался, советники так и не пришли к общему мнению, кого же рекомендовать на должность следующего директор-генерала, а споры становились всё более горячими и напряжёнными.

Всего за день до того, как должно было быть сделано представление, советники так и продолжали колебаться. Из-за невозможности решить этот вопрос самостоятельно они решили вынести кандидатуры Грехэма Неласа и Майкла Камерона на всенародное утверждение. В частности, многие советники считали, что общественность выберет более представительного Греэхэма Неласа, другие же надеялись, что она оценит гений Майкла Камерона, несмотря на его скромное поведение.

Согласно правилам о проведении выборов, установленных директор-генералом Джеймсом МакКенной, оба кандидата начали жёстко регламентированные избирательные кампании. Количество и форма выступлений перед общественностью были жёстко ограничены, а реклама в СМИ была запрещена. Предыдущий директор хотел быть уверенным в том, что дни, когда люди выбирали фотогеничную персону с обезоруживающей улыбкой и ветром в голове, ушли безвозвратно.

В средствах массовой информации – как перед экранами голокамер, так и на страницах печатных изданий – общественность являлась свидетелем частых дебатов между Майклом Камероном и Грехэмом Нелласом. Грехэм Неллас держался обходительно и самоуверенно, но представляя себя, возможно, был слишком несдержан на язык. Грехэм также имел опыт работы в Терранском конгрессе, этот факт он подчёркивал как можно чаще. Тем не менее, избиратели с большим перевесом проголосовали за серьёзного и выдающегося Майкла Камерона, доверившись его спокойной уверенности. Этот результат был невероятен, но три официальных пересчёта голосов, потребованных верховными советниками, не выявили свидетельств фальсификации или подмен в результатах голосования.

17 января 2340 года Майкл Камерон принес присягу в качестве второго директор-генерала и лорда-протектора Терранской Гегемонии.

ПРАВИТЕЛЬСТВО И НАУКА

Майкл Камерон потратил свои первые несколько лет в качестве директор-генерала на ознакомление с правительством Гегемонии. Он также привыкал быть на виду, хотя так он чувствовал себя некомфортно. Тем не менее, в своей работе он достиг предельной концентрации.

Одним из первых действий Камерона было создание Исследовательского союзного министерства Гегемонии, и, таким образом, научные проекты правительства, за исключением военных, были упорядочены и централизованы. Когда была установлена эффективная система управления, количество исследовательских проектов, проводимых правительством, быстро удвоилось. Но как только новый директор стал всё большие суммы направлять на научные исследования, остальные члены правительства начали проявлять недовольство. Хотя многие протестовали против финансирования изучения того, какие виды профилактических лекарств можно получить из бумаги, немногие могли что-нибудь возразить против исследований, которые привели к изобретению портативного ядерного генератора, достаточно компактного для размещения в скафандре, или открытию лекарств от опасных инопланетных заболеваний.

Помимо создания влиятельного ИСМГ, Майкл Камерон провёл несколько более завуалированных изменений в правительстве. Из-за его гения и любви к знаниям многие правительственные официальные лица, в частности, те, кто непосредственно отчитывался перед ним, получили стимул удвоить свое усердие. И с этим духом разумности, пронизывающим весь бюрократический аппарат, правительство стало невероятно эффективным.

В экономической сфере Майкл Камерон непреклонно отстаивал нравственность. Он настоял на усилении правительственных агентств, в ведении которых находились экономическая и деловая деятельность. Также на ряде планет он поддержал развитие нетрадиционных экономических систем. Хотя это и расстроило несколько экономических неандертальцев, для известного числа более бедных планет Гегемонии альтернативные экономические системы, например, социализм, показали себя более подходящими, нежели «дикий» капитализм.

ЗНАМЕНИТОСТИ

РОДА КАМЕРОНОВ

Сэр Эван Камерон (1426-1511 гг.): Семья Камеронов может достоверно проследить свое происхождение до Шотландии 15 века и сэра Эвана Камерона Локиельского. До этого Камероны упоминаются в древних шотландских летописях, преимущественно в ссылках на кузнецов Камеронов из шотландских высокогорий. Сэр Эван Камерон получил свой титул в 1505 году от Джеймса Стюарта IV, короля Шотландии. Это была награда за участие Эвана в битве при форте Нью-Дрил, небольшом столкновении между силами клана Стюартов и бандитами, намеревавшимися похитить продовольствие из прибрежного городка Нью-Дрил.

Ричард Камерон (1648-1680 гг.): Потомок сэра Эвана и основатель «Преображённого пресвитерианского движения». Ричард выступал против союза церкви и государства при короле Чарльзе II. Они отложились от официальной шотландской пресвитерианской церкви ради формирования своей собственной. Когда они отказались принести официальную клятву верности в 1674 году, эта группа была лишена многих своих прав и находилась под большим подозрением у правительства. После смерти Ричарда Камерона в битве при Аирдс Мосс, король Чарльз жестоко преследовал его сторонников в 1680 году.

40c01249898b.jpg
Симон Камерон (1799-1889 гг): Симон Камерон – это американец, который при президенте Аврааме Линкольне был его первым военным министром. Начало своей жизни он провел в Пенсильвании, где искал удачу на железной дороге, в банковском и в газетном деле. В 1824 году он занялся политикой в качестве сторонника Джона С. Колхауна. В 1845 году он был избран в конгресс, а в 1860 году баллотировался на пост президента. Президент Линкольн решил назначить его на пост военного министра, но лишь на 2 года. Некомпетентность Камерона вынудила президента просить его уйти в отставку.

Симон Камерон продолжал служить в качестве посла и сенатора вплоть до своей отставки в 1877 году.

Симон Камерон оценивается многими американскими историками как первый государственный заправила в американской политике. В ходе своей карьеры он много раз подвергался обвинениям в коррупции, но его большое влияние не позволило начать против него уголовное преследование. Камерон оказался вовлеченным в национальный скандал, когда он растратил средства, доверенные ему как комиссионеру для индейцев Виннебаго.

Сэр Дэвид Ян Камерон (1865-1945 гг.): Шотландский художник и гравер, который родился в Глазго, Шотландия. В свои студенческие годы, проведённые в Глазго, Дэвид Камерон неожиданно сменил изучение бухгалтерской деятельности на изучение искусства. Позднее он посвятил свою жизнь живописи и гравировке в стиле подчёркнуто строгого эмоционального экспрессионизма.

Кевин Камерон (1921-1945 гг.): Во время 2-й мировой войны Кевин Камерон был шотландским пилотом в Королевских воздушных силах. До войны он был многообещающим пианистом, обучавшимся у нескольких известных европейских преподавателей. Он вступил в КВС в конце 1938 года. Управляя истребителем «Хок Харрикейн» во время Битвы за Британию, он сбил пять истребителей врага. В 1944 году он сам был сбит над Францией и в начале 1945 года скончался в немецком лагере для военнопленных.

Джессика Камерон (1960-2012 гг.): Австралийский биохимик, Джессика Камерон получила Нобелевскую премию за свои исследования в области различного рода вакцинации против ретровирусов.

Также она была яростным сторонником ядерного разоружения и убедила свое правительство объявить себя нейтральным государством в 2010 году. Она погибла в автомобильной катастрофе в 2012 году.

c785e664b20f.jpg
Тимоти Камерон (2204-2238 гг.): Единственный осуждённый за убийство член семьи Камеронов родился в Сент-Винселе, Шотландия, и обучался на планетарного инженера в Университете Глазго. Он покинул Терру в 2227 году и поселился на Колонии Бета, Мюрфрид, где он отвечал за управление скудными растительными и водными ресурсами колонии.

В 2229 году его жена, Бонни деКирк, родила Мишеля Камерона. Год спустя Тимоти Камерон выяснил, что настоящим отцом ребёнка являлся Лаймонд Ду Нон, близкий друг семьи. 5 марта 2230 года Лаймонд Ду Нон был найден погибшим от огнестрельных ранений. Тимоти Камерон был осуждён и признан виновным в убийстве Ду Нона, проведя остаток своей жизни в исправительном центре Колонии Бета. Уже находясь в тюрьме, он опубликовал ряд работ, которые позднее привели к революционным достижениям в управлении планетарными ресурсами.

Из «Фамильного древа Камеронов» герцога Ричарда Френсера, «Кафское генеалогическое издательство», 2567 год

НОВАЯ ЗНАТЬ

Причина, по которой я решил создать «Список пэров», – это не желание вознаградить людей, которых я считаю каким-то образом «превосходящими» остальных. Не желание пожаловать титулы людям, которые исповедуют какую-нибудь надлежащую религию или являются представителями «надлежащей» расы или образа жизни, или же кто слепо поддерживает мою власть. Сделать так, несомненно, значило бы разрушить Гегемонию. Нет, причина, по которой я решил вновь ввести концепцию знати, – это вознаградить людей, которые сделали больше, нежели от них ожидалось (и это пошло на благо всего человечества). Это награда за действия, а не за внешние признаки.

Из обращения директор-генерала Майкла Камерона к Терранскому конгрессу 1 января 2351 года

Речь, произнесённая лордом-протектором Терранской Гегемонии пред ассамблеей Терранского конгресса в новогодний день 2351 года, объявившая о восстановлении средневековой системы знати, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Система включала в себя шесть ступеней титулов, расположенных согласно иерархической лестнице Старой Англии. В порядке уменьшения значимости они таковы: герцог, маркиз, ярл, виконт, барон и рыцарь. В качестве признательности Гегемонии каждый титул наделяет своего владельца определёнными привилегиями и почётом, а также земельным наделом и денежной суммой. Директор-генерал объявил, что первый «Список пэров» будет составлен в течении шести месяцев.

Вопрос о том, почему же Майкл Камерон решил возродить эту в какой-то степени классовую систему слишком сложен для того, чтобы дать здесь на него ответ, однако необходимо сделать несколько замечаний. Во-первых, важно отметить то, что Майкл Камерон не собирался делать эти титулы переходящими по наследству. Право на титул прекращалось одновременно со смертью его владельца. В это же время семья скончавшегося дворянина обретает свой прежний статус, сохраняя за собой лишь свои земли и деньги. Несмотря на то, что заметки Майкла Камерона, обнаруженные позднее, говорят о том, что он подвергался искушению позволить передачу титула ближайшему родственнику, он решил, что это только лишь «породит новый класс снобов, вместо того, чтобы поддержать достойных в достижении ими высоких целей».

Второе, что стоит помнить, так это то, что хотя титулы и не использовались до правления Майкла Камерона, подобие дворянства в Терранской Гегемонии уже существовало. Его большая часть состояла из богатых промышленников, некоторые были людьми выдающегося ума, а остальные были популярными звёздами эстрады. Майкл Камерон учредил формальный кодекс дворянства, который признал и особые достижения остальных.

Некоторые люди немедленно выступили против идеи нового дворянства, заявив, что Майкл Камерон желает лишь закрепить директор-генеральство за своей семьёй. Остальные считали, что система дворянства возродит всё плохое, что было в Средневековье, несмотря на то, какими высокими не были бы идеалы Майкла Камерона. Пока же остальные считали, что эта система приведёт к искажению социального развития, а Гегемония должна двигаться дальше к бесклассовому обществу, а не к иерархичному. Большинство же решило подождать и посмотреть, кто же станет первым дворянином.

Правительственные служащие заняли уклончивую позицию, хотя высокопоставленные чиновники потихоньку потирали руки в предвкушении денег, земель и почёта, который они надеялись получить. Каждый был уверен, что он, несомненно, будет кандидатом на дворянство, точно также считали и высокопоставленные чины в ВСГ.

Когда Майкл Камерон объявил свой «Список пэров», в высших эшелонах власти были разочарованы, но простые граждане были довольны. Директор-генерал зачитал фамилии 31 мужчины и женщины, которых он счёл заслуживающими титулов. 18 из них не имели никакого отношения ни к правительству, ни к военным, и не один не приходился родственником директору-генералу.

Стоит упомянуть некоторых из первых дворян. Юмико Сакума была известной писательницей из глухой деревушки на Торине и самым любимым автором Майкла Камерона. Бóльшую часть своей жизни она провела на «передовой жизни», коллекционируя истории о различных Исходах. Помимо титула «Графиня Искусств», директор-генерал предложил ей большой остров на Торине и роскошный особняк, но Сакума тактично, но твёрдо отказалась от них.

Другим первым дворянином был профессор Грегори Атлас, руководитель сверхсекретного исследовательского проекта ИСМГ в Университете Зимбабве. Несмотря на то, что даже с получением титула сущность проекта Атласа не была обнародована, позднее стало известно, что он был ответственен за доработку и реконструирование технологии миомерных волокон. В конце концов, он разработал один из первых робомехов, а его работа стала основой для бэтлмехов.

ЛЕДИ МАРГАРЕТ КАМЕРОН

Лорд Майкл Камерон прослужил на посту директор-генерала 27 лет вплоть до своей отставки в 2367 году. К концу его правления Гегемония наслаждалась экономическим процветанием и политической стабильностью, а также возвратила свое значение центра человечества. Введение нового дворянства увенчалось успехом, и многие новые дворяне совершили даже более великие деяния, нежели те, которые и принесли им эти титулы.

Немногие оспаривали то, что Майкл Камерон был дальновидным и компетентным лидером. Не вызывало удивления и то, что он искал способ упрочнить положение своих наследников, что он и сделал в тот же год, когда было создано дворянское сословие. Из-за его популярности немногие выступали против «Эдикта о Камеронах» от 2351 года. Одной строкой он заложил основы правящей династии, узаконив для своих дочерей сохранение фамилии Камерон даже после замужества. Это означало, что женщина-наследник может прийти к власти как Камерон, и что её отпрыски вместо фамилии отца будут на законных основаниях носить фамилию по материнской линии.

Когда Майкл Камерон уже в преклонных годах решил уйти в отставку, очевидным выбором в качестве продолжателя его политики стала леди Маргарет Камерон, дочь Майкла. Сорока двух лет от роду и имея десятилетний стаж службы во Флоте ВСГ, Маргарет во многом была такой же умницей, как и её отец. В равной степени она была трудолюбивой и активной, но более общительной. Хотя Майклом Камероном восхищались и уважали, его серьёзность всегда делала его в чём-то недосягаемым (отчуждённым). Леди Маргарет, напротив, выросла у всех на виду и наслаждалась этим.

В 2347 году она вышла замуж за Александра Эллиса, богатого промышленника, у них родилось трое детей – Раймонд, Брайан и Юдифь. Хотя она покинула Флот ради воспитания детей, она продолжала играть активную роль в правительстве Гегемонии. Верховным советникам потребовался лишь час, чтобы решить вопрос о вынесении её кандидатуры для ее всенародного утверждения. Месяц спустя леди Маргарет Камерон принесла присягу в качестве третьего директор-генерала.

В первый год своего правления Маргарет представила правительству противоречивый билль. «Билль о военных сборах и подготовке» призывал каждого взрослого пройти службу в ВСГ в качестве члена милиции своей родной планеты. Каждый гражданин вплоть до возраста 55 лет был обязан один месяц в году провести на военных манёврах. На планетах, граничащих с другими государствами, каждому гражданину предписывалось иметь дома винтовку. Эта система не только утроила размер ВСГ, но и высвободила профессиональных солдат для усиленных подразделений.

Как ни странно, но самые громкие протесты против нового билля раздавались со стороны высокопоставленных военных и ведущих предпринимателей. В ВСГ жаловались, что эта новая система скорее приведёт к распылению военных сил, а не к их укреплению. Они опасались, что новые милицейские подразделения будут слабы, и на поле боя это сыграет свою роль. Предприниматели сетовали на потерю целого месяца работы для своих рабочих, также им не нравились намёки на то, что они должны были обеспечить неминуемое мощное наращивание вооружения.

Что же касается общественности, то те, кто имел моральные ограничения, могли проходить службу на альтернативной основе или даже полностью быть освобождены от неё, если так требовала их совесть. Большинство среднестатистических граждан, несмотря на некоторые опасения за свое будущее, соглашались на прохождение государственной военной службы и по достоинству оценили возможность получить дополнительные деньги.

Директор Маргарет пригрозила в обход Терранского конгресса обратиться напрямую к народу для одобрения её военных реформ. Боясь поражения и политического раскола, Терранский конгресс уступил и одобрил «Билль о военных сборах и подготовке».

Тем временем ВСГ продолжали расширять возможности военных технологий. Во время правления директора Маргарет была построена новая серия боевых кораблей, крейсеры класса Эгида/Aegis. Эти корабли были небольшими, но обладали большей огневой мощью, нежели предшествующие им крейсера и линкоры. Помимо этого, ВСГ начали эксперименты с так называемыми «сброс-поддонами», чашеобразными тепловыми щитами, в которых танк находился до тех пор, пока компьютер внутри поддона с помощью нескольких реактивных двигателей не выполнит серию точных манёвров. Хотя первые попытки с использованием полной нагрузки были крайне неудачными, ВСГ всё-таки продолжили эти эксперименты.

От своего отца леди Маргарет Камерон унаследовала также и интерес к наукам. Первые коммерческие рабомехи – как и разработка более дешёвой технологии аффинажа для более эффективного извлечения металлов из горных пород – выпускались под её руководством. Возникший в результате этого экономический бум подстегнул экономику и резко поднял уровень жизни в Гегемонии.

На самом же деле этот технологический рывок вынудил правительство учитывать некоторую утечку новых разработок в другие государства. В глубине души директор верила, что если поделиться превосходной технологией Гегемонии, то этим она почтит своего отца и воплотит мечту Джеймса МакКенны – чтобы Гегемония была путеводным маяком человеческой цивилизации. Но шли годы, трения между другими межзвёздными правительствами нарастали, и в 2380 году Гегемония вынудила директора Маргарет согласиться на военное вмешательство, а ИСМГ потребовало законных ограничений на экспорт важной технологии. Такая политика стала известна как «материнская доктрина», а важные и секретные технологии были указаны в соответствующих официальных перечнях.

ПРИЧУДЛИВОЕ ВООРУЖЕНИЕ ВСГ

Крейсеры-«початки»

Крейсер класса Потёмкин/Potemkin, разработанный и построенный на Рижских межзвёздных вервях, является, возможно, самым странным кораблём, когда-либо состоявшим на вооружении Флота Гегемонии. Его основной корпус – это мощный цилиндр с главными орудийными системами, расположенными на носу и вокруг сворачиваемого паруса и сопел внутрисистемных двигателей; на боках же крейсера находятся 25 стыковочных колец для шаттлов, тип которых зависит от каждой конкретной миссии. Чаще всего использовались суда старого класса Диктатор/Dictator, предшественника класса Повелитель/Overlord.

Крейсеры класса Потёмкин хорошо зарекомендовали себя, но огромное потребление 25 шаттлами горючего делало необходимым сопровождение крейсера в битве, по меньшей мере, двумя танкерами, что сводило на нет доктрину Камерона о достижения максимальной автономности каждого корабля. После участия в освобождении Терры Рига, последний крейсер класса Потёмкин, был в 2781 году списан из Сил обороны Звёздной Лиги. Рига был вновь введён в строй Александром Керенским в 2784 году и в конце концов принял участие в Исходе регулярной армии.

«Гадкий утёнок»

В 2390 году компания «Уэпонрис Джонсон-Альдис» объявила о начале производства боевой машины, которая должна была произвести революцию на полях сражений. Названная Торизером/Thorizer в честь летающего хищника с Торина, она была помесью судна на воздушной подушке и реактивного истребителя. Торизер бόльшую часть времени передвигался как судно на воздушной подушке, но скрытые крылья и спрятанные сопла могли при необходимости обеспечить ему реактивное ускорение. Постепенно Торизер всё больше и больше увеличивал реактивную тягу при помощи сопел двигателя и отрывался от земли, как только были раскрыты крылья.

Как и большинство гибридного оборудования, Торизер не соответствовал стандартам ни одного из своих родителей. Из-за отсутствия брони это было плохое судно на воздушной подушке, и это был плохой истребитель, потому что развивал скорость, вдвое меньшую, нежели самые медленные из его воздушных противников. Экипажи быстро прозвали Торизер «гадким утёнком», он прослужил лишь 20 лет и то в основном в милицейских подразделениях.

Бестолковый ранец

Тестирование БМРПП (боевой маневровый ранец повышенной переносимости) «Starbird», выпускавшийся на Альтаире компанией «Парк-Нильдсон пропалсен системс», превзошло все ожидания наблюдателей. Лётный ранец «Starbird» предназначался для использования морскими пехотинцами для маневрирования между космическими кораблями во время абордажа и поисково-захватнических операций. Это подразумевало, что он будет лёгким, прочным, надёжным и оснащён новейшим компьютерным и навигационным оборудованием. Поскольку «Starbird» отвечал всем этим требованиям, то неудивительно, что в 2399 году Морской корпус заказал более 100 тыс. таких ранцев.

Несколько месяцев спустя Морской корпус Гегемонии начал получать многочисленные рапорты от солдат, указывавших на то, что лётный ранец при намерении использовать его в одном направлении неожиданно ускорялся в сторону другого направления. Поначалу Морской корпус игнорировал эти рапорты, обвинив неопытных солдат в неправильном использовании лётных ранцев. Однако со временем число таких рапортов лишь возрастало; наконец, об этом стало известно гражданскому правительству, которое начало расследование этих инцидентов. Уступив серьёзному давлению со стороны общественности, Морской корпус приостановил любое использование лётных ранцев «Starbird» и начал своё собственное расследование.

Корнем всех бед оказались компьютерные чипы командно-маневровых пультов управления, плохо разработанные и собранные, в результате чего оказывались очень чувствительны к перегреву. Однако вместо полной замены таких чипов они послужили основой для создания устройства, которое эксперты окрестили «тепловым индукционным командным триггером». Эти чипы могли обрабатывать любые команды от оператора, но лишь полностью наоборот. Понадобились квинтильоны долларов и 9 месяцев переработок, чтобы вернуть лётный ранец «Starbird» в арсеналы Морского корпуса Гегемонии.

Из Исследовательского бюллетеня КомСтара №61283217, «Оружейные разработки в эпоху Звёздной Лиги»

ЭПОХА ВОЙН

РАЙМОНД КАМЕРОН

В феврале 2380 года Маргарет Камерон был поставлен диагноз – рак шейки матки. Хотя спустя два года недуг стал отступать, Маргарет продолжала оставаться слишком слабой для должного управления правительством Гегемонии. В марте 2380 года она объявила о своей отставке, предложив в качестве преемника своего сына, Раймонда Камерона.

Несмотря на свои 34 года, Раймонд также не отличался отменным здоровьем. За 10 лет до этого, будучи молодым пилотом, он попал в авиакатастрофу, которая едва не стоила ему жизни. Катастрофа страшно изуродовала его лицо, кроме того, у него были и другие ранения, последствия которых продолжали сказываться на его здоровье. Также у него не могло быть детей, но, тем не менее, Верховный совет выдвинул его кандидатуру, и он был избран народом в качестве четвертого директор-генерала.

Женой Раймонда Камерона была Катерина МакКуистон, чья семья основала Федерацию Скаи и была среди основателей Содружества Лиры. До настоящего времени отношения между Гегемонией и высокоиндустриальной Федерацией Скаи продолжали оставаться холодными из-за Попечительской доктрины, не позволявшей Гегемонии распространять технологии. Предприниматели с обеих сторон надеялись, что приход лорда Раймонда возвестит о установлении более выгодных отношений между двумя государствами.

Однако этому не суждено было случиться. Директор-генерал Раймонд показал себя даже более внимательным и заботливым к торговым секретам Гегемонии, нежели к своей жене. Ощущая пренебрежение, Катерина завела любовный роман с братом Раймонда, Брайаном. Тем временем Раймонд усилил ограничения, налагаемые внесением в список секретных технологий.

В 2385 году планета Бриант (Bryant) проголосовала за то, чтобы директор-генерал отменил или изменил закон, требующий призыва в ВСГ всех способных служить мужчин и женщин. В ответ на это Раймонд срезал все бюджетные ассигнования Брианту, пригрозив начать военную операцию, если народ этой планеты не откажется от своего требования. Населению Брианта не оставалось ничего иного, кроме как отозвать свою петицию.

Тяжеловесными акциями наподобие этой директор вызвал ожесточение к себе по всей Гегемонии. В последующие 2 года как народ, так и Конгресс становились ему все более и более враждебными. Уже более не в состоянии добиться принятия нужных себе законов, Раймонд Камерон стал издавать «чрезвычайные» или «временные» директивы.

В конце 2387 года Катерина МакКуистон забеременела, вызвав этим ошеломительный скандал и приведя директора Камерона в неистовство. Брайан Камерон был арестован. Когда Раймонд публично обвинил своего брата в измене, преступлении, каравшемся смертью, всё государство охватил политический кризис.

На экстренном совещании, состоявшемся за два для судебного процесса, Верховный совет попытался изменить настрой директора. Однако ему этого не удалось. Через некоторое время Раймонд Камерон был найден мёртвым в гардеробе Зала Правосудия.

БРАЙАН КАМЕРОН

Заключение медэксперта убедительно показало, что Раймонд Камерон скончался от коронотромбоза, вызванного лекарством, которое он принял незадолго до этого. Однако по всей Гегемонии распространились слухи об убийстве, вызвав брожение среди людей.

Многие хотели, чтобы были сняты все обвинения с Брайана Камерона, и он смог принять пост директор-генерала. Другие доказывали, что даже если Брайан и не виновен в убийстве, он всё равно остается прелюбодеем и поэтому не годится на должность директор-генерала. Когда же Катерина родила сына Брайана, которого она назвала Ричардом, скандал и споры достигли наивысшего накала.

Верховному совету требовалось восстановить ясность. Так как не было других родственников Камеронов, обладающих подходящими характеристиками для выдвижения, Совет решил привести к присяге в качестве и.о. директор-генерала Митчела ДуКирла, президента Терранского конгресса и племянника покойной Сони ДуКирл. Имея хоть кого-нибудь во главе государства, у верховных советников были развязаны руки для проведения судебного разбирательства по делу Брайана Камерона. Этот противоречивый поступок был единственно возможным способом, какой могли представить себе верховные советники для того, чтобы разрешить эту ситуацию, избежав обвинений в подтасовках. Два месяца им потребовалось для того, чтобы собрать материалы по делу лорда Брайана из разрозненных дневников предыдущего директора. Затем материалы были представлены Верховному суду. Как и ожидалось, Верховный суд отказал в принятии дела к производству, и верховные советники приступили к публикации всего того, что им удалось обнаружить.

Их затея удалась. Изучив речи безумно ревнивого Раймонда Камерона, даже самые подозрительные были вынуждены признать то, что тяжкое преступление, в котором обвинялся Брайан Камерон, вполне могло оказаться простым наговором. В сентябре 2388 года верховные советники выставили кандидатуру Брайана Камерона на пост директор-генерала Терранской Гегемонии. Брайан Камерон стал новым лидером, хотя и победил лишь с небольшим перевесом голосов. За 15 лет, в ходе которых Брайан Камерон занимал пост директор-генерала, он сделал два больших дела для Гегемонии, а первое из них – сразу же после своего вступления в эту должность. Во время правления своей матери Брайан был послом в Синдикате Дракона. Несмотря на то, что государство Куриты было настроено достаточно миролюбиво во время ничем не выдающегося правления Нихонги Куриты, Брайан не мог сбрасывать со счетов их воинскую философию. Он знал, что однажды слабовольный Нихонги уйдёт с политического Олимпа, и воинственная кровь Куриты возьмет своё. В целях подготовки к грядущему будущему противостоянию между Гегемонией и Куритой Брайан в 2391 году объявил о значительном увеличении военного финансирования.

Бόльшая часть выделенных средств была направлена на создание огромных военных комплексов на всех планетах, граничащих с Синдикатом Дракона. Эти комплексы, ставшие впоследствии известными как «Замки Брайана», были призваны не предотвратить высадку вражеских сил на планете, а сделать невозможным установление полного над ней контроля. Многие из замков Брайана были построены в горах, под землёй и даже в глубинах морей. Большинство имели туннели, расходящиеся от центрального комплекса, и таким образом удары по врагу могли наноситься с разных направлений. Расходы на строительство были невообразимыми, но никто не ставил под сомнение решение директора Брайана. События во Внутренней Сфере наглядно демонстрировали своевременность этих приготовлений.

Вторым важным достижением лорда Брайана было издание Билля о наследовании 2392 года. Билль установил процедуру, согласно которой Верховный совет мог избрать «достойного кандидата на директорство» в случае, если предыдущий директор умер, не назвав имени своего преемника. Несмотря на декларативность, билль, по сути, устанавливал наследственное преемство. Формально в билле оговаривалась возможность избрания кандидата не из семьи Камеронов, но остальные положения делали это практически невозможным.

В 2399 году Брайан Камерон женился на Катерине МакКуистон и официально признал одиннадцатилетнего Ричарда Камерона своим сыном.

d393d36c2b08.jpg
ЮДИФЬ КАМЕРОН

В 2403 году лорд Брайан Камерон предпринял поездку на Элбар (Elbar), планету, которую Гегемония незадолго до этого приобрела посредством договора о совместном владении с Федеративными Солнцами. Когда-то эта планета была покрыта лишь бесплодными и негостеприимными пустошами, а Федеративные Солнца почти не прикладывали усилий для того, чтобы провести терраформинг. Когда Гегемония оказала помощь в виде размещения водоочистительной станции, элбариане смогли основать небольшой городок, окружённый фермами и ранчо. Лорд Брайан Камерон провел часть из лучших лет своей жизни на удалённом ранчо на Элбаре, поэтому большую часть своего визита в 2403 году он придавался приятным воспоминаниям, объезжая новые фермы и ранчо.

Совсем незадолго до его прибытия на маленькое скотоводческое ранчо несколько томящихся от скуки молодых людей стали раздразнивать призового быка ранчо. К тому времени, когда прибыл кортеж директор-генерала из машин и скиммеров, животного обуяла дикая ярость. Когда Камерон и его свита проходили мимо, бык проломился сквозь деревянные решетки своего загона с такой силой, будто это были лишь прутья. Прежде, чем охранники директор-генерала сумели среагировать, бык направился прямо к нему, врезался в него с невероятной силой и буквально насадил на рога. Один из охранников застрелил зверя, но было уже слишком поздно.

Когда все столпились вокруг, лорд Брайан, остававшийся в сознании и испытывающий непередаваемую боль, подозвал к себе владельца ранчо. Боясь, что его обвинят в нанесении ран директор-генералу, человек опасливо подошёл. Когда директор-генерал спросил его, был ли этот бык важен для него, владелец ранчо признался, что это был его единственный бык, и что его судьба зависела от него. И, явно ощущая боль, лорд Брайан приказал свите выплатить владельцу ранчо стоимость быка. На их недоумённые вопросы он ответил, что животное не может отвечать за свою природу, и владелец ранчо не может быть наказан за то, что бык выбрал себе столь выдающуюся цель.

Брайан Камерон скончался прежде, чем его смогли доставить в ближайшую больницу.

Слова лорда Брайана запали владельцу ранчо в душу. Он сделал из головы быка чучело, а его рога, вымазанные кровью лорда Брайана, покрыл пластиковой резиной. В качестве извинения он послал эту голову Камеронам на Терру. Семья приняла этот дар, и голова быка была помещена высоко на стену главного бального зала Замка Камеронов, находившегося неподалеку от Глазго, Шотландия.

Леди Юдифь Камерон, младшей сестре Брайана, потребовалось совсем немного времени для того, чтобы известить Верховный совет о том, что она является единственным правомочным кандидатом на пост директор-генерала. Потрясённые таким пылом, проявляемым вскоре после смерти родного брата, верховные советники противились вынесению её кандидатуры на суд общественности.

Леди Юдифь была младшей из троих детей Маргарет Камерон. Из-за того, что Маргарет предполагала, что один из её сыновей продолжит династию Камеронов, Юдифь не получила образования и воспитания для того, чтобы в будущем быть лидером Гегемонии. В ходе своей короткой карьеры в ВСГ она показала удивительное отсутствие присущих Камеронам выдающихся способностей и зачастую глубокое пренебрежение к власти.

Основываясь на её послужном списке, верховные советники решили подыскать другого кандидата. Когда же других, более подходящих кандидатур, не выявилось, они неохотно представили кандидатуру Юдифи в качестве следующего директор-генерала. Общественность доказала свою веру в Юдифь Камерон, утвердив её назначение на должность шестого директор-генерала.

Юдифь удивила многих в правительстве, продолжив начатую её братом политику военного строительства. Она даже потребовала, чтобы Замки Брайана, ряд крепостей, построенных в Гегемонии на планетах, граничащих с Синдикатом Дракона, также строились и на планетах, граничащих с Лигой Свободных Миров и Конфедерацией Капеллы. Эпоха Войн только начиналась, когда Юдифь Камерон получила власть над Терранской Гегемонией. Начавшись со столкновения сил Марика и Ляо за контроль над звёздной системой Андуриена в 2398 году, эта эпоха представляла собой время непрекращающихся войн, когда каждое большое государство сражалось за обладание ключевыми пограничными планетами. Для Терранской Гегемонии, расположенной прямо в эпицентре всех этих войн, это был период изрядной напряжённости. ВСГ могли защитить Гегемонию от любого врага, если он действовал в одиночку, но у них не было ни малейшего шанса выстоять в войне с двумя и более государствами.

По этой причине Юдифь Камерон стремилась увеличить объёмы строительства Замков Брайана на планетах, расположенных вдоль границ с Лигой Свободных Миров и Конфедерацией Капеллана. Она чувствовала, что эти два государства, вместе с постоянно угрожающим Синдикатом Дракона, вероятнее всего, обратят свои алчущие взоры на Гегемонию.

Директор Юдифь не опасалась Дома Марсденов (который впоследствии, после смерти Алистера Марсдена и вступления в 2408 году на престол его жены, станет Домом Штайнеров). Связи между Гегемонией и Содружеством Лиры всегда были тесными, а женитьба её брата на представительнице одной из влиятельных в Содружестве семей МакКуистонов даже ещё более упрочнили эти узы. Отношения были настолько хорошими, что Гегемония и Содружество посредством системы совместного владения добились интенсивного экономического и промышленного роста на приграничных планетах обоих государств.

Отношения с Федеративными Солнцами также были неплохими – был заключён ряд подобных соглашений о совместном владении несколькими планетами, самым недавним из которых стал договор по Карфагену. В настоящий момент власть в Федеративных Солнцах перешла в руки тиранов Этьена, Эдварда и Эдмунда Дэвионов, чьи некомпетентность и жестокость предвещали немало бедствий этому государству. Юдифь, которая хотела сохранить мирные отношения с Федеративными Солнцами, успокаивала себя мыслями о том, что если вдруг Федеративные Солнца нападут на Гегемонию, то это будет короткая война, ибо народ Федеративных Солнц уже явственно проявлял признаки готовящегося восстания против тирании.

ВСГ во время Эпохи Войн также хорошо понюхали пороху. Синдикат Дракона, Лига Свободных Миров и Конфедерация Капеллы постоянно проверяли на прочность оборону Гегемонии путем «случайных» рейдов и «непреднамеренных» атак, но до 2407 года ВСГ не принимали участия в крупных столкновениях. В этот год Синдикат Дракона предпринял полномасштабное наступление на Содружество Лиры. Хотя силы Синдиката Дракона подступили вплотную к столице Содружества Арктуру, направление наступления неожиданно изменилось, и атакующие стали прокладывать себе дорогу сквозь территорию Свободного Скаи.

Когда замыслы Синдиката Дракона прояснились, Алистер Марсден, архонт Содружества Лиры, попросил леди Юдифь о помощи, но она отказалась посылать свои войска для участия в предпринятом Содружеством Лиры наступлении против Синдиката Дракона. Вместо этого она согласилась выслать войска на планеты, совместно управляемые Гегемонией и Содружеством, взяв на себя обеспечение полной защиты этих планет. Её решение, которое подразумевало отправку дюжины дивизий на такие планеты, как Голубой Алмаз (Blue Diamond), Лионс (Lyons) и Нусакан (Nukasan), освободило подразделения Содружества для использования в операциях против Синдиката Дракона.

Вооружённые силы Гегемонии за всё это время лишь один раз встретились с Объединённым воинством Синдиката Дракона в крупном сражении. В 2408 году 3-я Ударная бронетанковая дивизия столкнулась с примерно таким же количеством куритянских полков на планете Лионс. В этом сражении Гегемония использовала свои военные корабли, превосходящие куритянские военные корабли, в координированной сухопутно-космической оборонительной операции и добилась крупной победы. Однако эта победа обошлась очень недешёво.

На противоположной стороне Гегемонии ВСГ отбросили силы Конфедерации Капеллы, которые в 2409 году предприняли попытку завладеть планетой Терра Фирма (Terra Firma). В той битве наземные силы Гегемонии, ведомые прославленной танковой дивизией «Чёрный скакун», удерживали свои позиции против превосходящих по численности сил Конфедерации Капеллы даже несмотря на наличие у противника военно-космической поддержки. «Чёрный скакун» продержался на планете два месяца, прежде чем был вынужден отступить. Однако вскоре после этого крупный экспедиционный корпус Гегемонии, укомплектованный также и военными кораблями, высадился на планете для того, чтобы отбить её обратно. В конце концов Алейша Ляо, канцлер Конфедерации Капеллы, предложила выплатить репарации за вторжение, но горечь и ожесточённость этого дорого обошедшегося конфликта породили глубокое отчуждение между двумя правительствами.

СОВМЕСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ ПЛАНЕТАМИ

К концу 24-го века Камероны осознали, что ограниченное количество планет Гегемонии может в конечном счёте привести к нехватке сырья, остановке промышленности и коллапсу экономики. Однако возможность войны за обладание новыми ресурсами практически сразу была исключена. Окруженная такими планетами, Гегемония не была достаточно сильна, чтобы начать завоевание. Нельзя было и просто заключить соглашение с одним из соседних государств, потому что каждый такой договор требовал бы от Гегемонии поделиться своей превосходящей технологией. Камероны искали другой способ помимо войны, чтобы и сохранить ведущее технологическое положение Гегемонии, и получить новые сырьевые ресурсы.

Выход нашел Дэвид Окрасса, молодой планетарный инженер, назначенный на этот пост директор-генералом Маргарет Камерон для изучения этого вопроса. Он предложил Гегемонии достичь соглашения с соседними Домами о заселении ранее незаселённых планет.

Взамен Гегемония получает право распоряжаться половиной сырьевых ресурсов планеты и иметь такое же представительство в планетарном правительстве. Несмотря на то, что это соглашение могло привести к раскрытию некоторых из самых охраняемых технологий, прибыль от него превышала потери.

Когда лидеры Гегемонии предложили это совместное предприятие Содружеству Лиры и Федеративным Солнцам, то они с радостью согласились. К началу 25-го столетия Гегемония провела терраформинг 20 весьма полезных планет. С улучшением отношений между государствами, Синдикат Дракона, Лига Свободных Миров и Конфедерация Капеллы в конце концов заключили такие же соглашения с Гегемонией. К следующему столетию Гегемония была совладельцем более 100 планет во Внутренней Сфере.

Из «Управления ресурсами и их разработки в Терранской Гегемонии» прецентора Николая Ферхила, издательство «КомСтар», 2899 год

ЦИВИЛИЗОВАННАЯ ВОЙНА

Количество погибших среди мирного населения доходит до отметки в сто тысяч человек. Общее количество потерь среди гражданских лиц больше этого примерно в три раза. Подсчёт количества умерших весьма приблизителен из-за того, что мы, опасаясь возникновения эпидемий от большого количества разлагающихся тел, были вынуждены хоронить мёртвых настолько быстро, насколько это было возможно.

Из интервью с членом межзвёздного экспедиционного корпуса относительно геноцида в системе Тинтавела, ноябрь 2412 года

Новости о невероятной бойне, которая произошла на планете Тинтавел (Tintavel), разошлись подобно цунами по всей Внутренней Сфере. Даже те, кто был непосредственно ответственен за эту резню, вскоре выразили свое сожаление и раскаялись в случившемся. Несмотря на это, каждый понимал, что зверства, подобные резне на Тинтавеле, могут стать обычным явлением. Несмотря на то, что сражения, подобные этому, происходили в это же самое время на бессчётном количестве планет, именно эта битва стала знаменательной.

Отвращение к случившемуся, которое испытала канцлер Алейша Ляо, лидер Конфедерации Каппелы, буквально изменило её. и из очередного бесцеремонного правителя она превратилась в человека, внёсшим неоценимый вклад в предотвращение будущих зверств. Разумеется, Алейша также в первую очередь заботилась и об интересах своего собственного государства. В это время Конфедерация Каппелы располагала лишь незначительной промышленной базой, что служило ещё одним хорошим поводом для нахождения способа защиты ресурсов, промышленности и квалифицированного персонала государства от опустошительных последствий войн.

После месяцев размышлений и совещаний с лучшими умами своего государства, канцлер Алейша составила 80-страничный документ, описывающий условия для «цивилизованного ведения войны». План приветствовал ведение войны, более полагаясь на манёвр, нежели на использование грубой силы, проведение сражений в наименее обитаемых местностях и вдали от населённых пунктов. Эти условия также делали ведение военных действий менее дорогостоящими, что было выгодно каждой из сторон, ведь во всех государствах система снабжения начала давать сбои.

Канцлер Алейша направила копии своей работы лидерам всех воюющих государств, но ожидала получить лишь равнодушное к ней отношение. Но вместо этого большинство правителей немедленно выразило свое полное согласие с этим документом. Лишь два деспота из Федеративных Солнц ,близнецы Эдмунд и Эдвард Дэвионы, высмеяли её предложение. Канцлер Алейша была настолько воодушевлена, что немедленно предложила созвать встречу на капелланской планете Арес (Ares) для дальнейшего обсуждения и официального подписания Аресской конвенции.

[ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: Многие книги называют местом подписания Аресской конвенции планету Новая Олимпия (New Olympis). Это неверно. Аресская конвенция была подписана в Великом зале города Новая Олимпия на планете Арес. Планета Новая Олимпия расположена в Лиге Свободных Миров, а не в Конфедерации Капеллы.]

Многие лидеры отказались от этого предложения. Несмотря на то, что все желали обсудить идеи Алейши, немногие готовы были отважиться на путешествие так далеко вглубь враждебного государства без соответствующей охраны.

Столкнувшись с угрозой крушения своих начинаний, канцлер Алейша обратилась за помощью к директор-генералу Юдифи Камерон. Она просила правителя Гегемонии предоставить военно-космический эскорт и войска для обеспечения безопасности прибывающих высокопоставленных гостей. Канцлер считала, что стража из Гегемонии, колыбели человечества, будет прекрасным символом для работы созываемой встречи.

Мнение населения Гегемонии разделилось. Многие были до сих пор глубоко возмущены попыткой капелланцев прибрать к рукам планету Гегемонии Терра Фирма и не желали иметь никаких дел с канцлером Алейшой. Директор Юдифь ответила согласием на просьбу канцлера Алейши, рассчитывая, однако, на то, что предложения Алейши по ведению войн пойдут на пользу Гегемонии и что предоставление эскорта и стражи для глав государств повысит престиж Гегемонии. Таким образом, десять отдельных флотилий военных кораблей Гегемонии, по такому случаю в срочном порядке вычищенных и покрашенных в белый цвет, были направлены для транспортировки лидеров великих государств на Арес. Защиту глав государств осуществляли члены корпуса морской пехоты Гегемонии.

В ходе встречи на Аресе лидеры шести государств Внутренней Сферы на переговорах стали выделять себя больше других, сводя на нет все усилия прийти к единогласному решению. Из-за того, что именно шесть этих государств сражались больше всего и больше всех пострадали от войн, они считали, что должны добиться больше остальных на переговорах. К сожалению, среди них не было согласия. Канцлер Алейша Ляо имела поддержку директор-генерала Юдифи Камерон и архонта Катерины Штайнер из Содружества Лиры. С другой стороны выступали координатор Синдиката Дракона Роберт Курита и генерал-капитан Лиги Свободных Миров Питер Марик, которые считали, что аресские правила могут «превратить боевые действия в павану, более подходящую для балерин, нежели для солдат». Симон Дэвион, представляющий Федеративные Солнца от имени своего кузена Эдмунда, пока не определился.

Все были удивлены, когда планеты Периферии также выступили против Аресских конвенций, назвав их грязным трюком Внутренней Сферы, направленным на то, чтобы заставить их гордые народы сложить свое оружие. Несмотря на тот факт, что технически Аресские конвенции не нуждались в одобрении большинства, канцлер Алейша осознавала то, что если один из лидеров великих государств откажется их подписывать, то остальные поступят так же.

Как Симон Дэвион, так и Юдифь Камерон во время дебатов в основном хранили молчание, ограничиваясь только редкими комментариями. Теперь всё своё внимание канцлер Конфедерации сосредоточила на них. Доказательством её дипломатического мастерства может служить то, что она добилась поддержки Симона Дэвиона уже после того, как он неофициально уже решил голосовать против конвенций. С объявлением о поддержке Федеративных Солнц, Синдикат Дракона и Лига Свободных Миров также согласились подписать новые правила ведения войн. Они осознавали, что если они этого не сделают, то три государства Внутренней Сферы могут объединиться против них.

Только два государства Периферии согласились подписать соглашения. Для остальных двух Эпоха Войн продолжала идти своим чередом. 13 июня 2413 года лидеры восьми государств-участников конвенций появились на балконе Великого зала перед толпой ликующих граждан. Никто не был доволен больше, нежели Алейша Ляо, которой удалось совершить то, что остальные считали невозможным.

Хотя Аресские конвенции были провозглашены как мирный договор, они лишь облачили войну в правовые рамки. Прошло совсем немного времени, и каждое государство начало проводить даже ещё больше военных компаний, чем до этого, твердо придерживаясь буквы конвенций, но полностью утратив их дух.

РИЧАРД КАМЕРОН

Ричард Камерон, незаконнорожденный сын лорда Брайана и леди Катерины МакКуистон, пришёл к власти в Гегемонии в 2419 году, когда Юдифь Камерон отошла от дел. Ко времени отставки своей тёти Ричард был командиром эсминца Беатриче/Beatrice класса Лола III/Lola III. Утверждение его кандидатуры Верховным советом и избрание народом Гегемонии прошли без каких-либо проблем.

Ричард Камерон более всего известен своим захватом в 2431 году системы Кентареса, ранее принадлежавшей Федеративным Солнцам. За 20 лет до этого отношения между двумя государствами стали ухудшаться, когда Гегемония обвинила Федеративные Солнца в том, что они нарушили соглашение о совместном владении планетой Картаго. В ответ на это жители планеты, большей частью лояльные Федеративным Солнцам, заявили, что кислородопроизводящие фабрики вместо того, чтобы насыщать воздух кислородом, в качестве ответной меры на недавно введённые правительством планеты экономические санкции удаляют его оттуда. Столкновения между фракциями, поддерживающими разные стороны, привели к человеческим жертвам, и Гегемония использовала этот инцидент для того, чтобы установить полный контроль над планетой. Месяц спустя Федеративные Солнца предприняли попытку отбить Картаго, но ВСГ оказались для них слишком сильны. После этого Дом Дэвионов предпринял ещё несколько политических и военных попыток вернуть себе планету, и напряжённость между двумя государствами нарастала с каждым таким действием.

Ричард Камерон рассматривал Кентарес в качестве идеального плацдарма для нанесения стремительного удара по Федеративным Солнцам и поэтому решил захватить эту планету. Несмотря на то, что это противоречило мнению его советников, в начале 2431 года он приказал ВСГ захватить эту планету. Длившееся полгода сражение характеризовалось множеством ложных атак и постоянным маневрированием, типичными для ведения войны, соответствующей условиям Аресских конвенций. Хотя ВСГ и имели меньший боевой опыт, нежели силы Федеративных Солнц, они доказали свое мастерство в этом практически бескровном поединке и окончательно выбили дэвионовские войска с Кентареса.

После того, как эта победа принесла директор-генералу большую популярность, он решил воспользоваться сложившейся ситуацией и пересмотреть законы от 2432 года, касающиеся утверждения кандидата в директор-генералы. Теперь закон предоставлял право директор-генералу выбирать своего преемника, не консультируясь с кем бы то ни было. Это ещё больше ослабило ограниченную демократию, учрежденную Джеймсом МакКенной, и склонило Гегемонию к конституционной монархии. Несмотря на то, что остальные государства уже давно приняли идею о правящей знати, оппозиция этому в Гегемонии ещё оставалась.

5843df270dc2.jpg
ЯКОВ КАМЕРОН

После того, как его отец скончался от обширного инфаркта во время посещения ИСМГ, расположенного глубоко в недрах канадских Скалистых гор на Терре, Яков Камерон стал восьмым директор-генералом. Так же, как и Джеймс до него, Яков был капитаном военно-космического флота, командиром корвета «Коронованный лев» класса «Винсент».

Страстно любящий отец Якова ещё ребенком избаловал его, в то время как мать, чванливая герцогиня Нортвинда, учила его, что он выше остальных как морально, так и по социальному положению. Яков вырос высокопарным, заносчивым человеком, который отвращал от себя всех, кроме наиболее услужливых подхалимов.

Исключительно Якову принадлежал приказ о начале проведения кампании ВСГ одновременно против Федеративных Солнц и Конфедерации Каппелы, кульминационной точкой в которой стала битва за Тибальт в 2435 году. В этом сражении отличился майор Теодор Камерон, принявший командование 132-м тяжёлым бронетанковым полком после того, как его командир был смертельно ранен. Несмотря на то, что он привёл своё подразделение к победе, наступление ВСГ в лучшем случае увенчалось лишь незначительным успехом, за который пришлось заплатить огромным количеством жизней солдат Гегемонии.

Эта кампания не снискала популярности лорду Якову среди его народа, который он день ото дня публично упрекал в предполагаемой лени. За это время возникло несколько антиправительственных движений, созданных для борьбы с Яковом и его возросшей армией прихлебателей. Некоторые из этих подпольных движений были не более чем сборищами недовольных юнцов, способных лишь на ночные беспорядки, другие были объединениями знати и политиков, намеревавшихся отстранить Якова от власти.

В феврале 2448 года неизвестный наёмный убийца добавил яд в шампанское лорда Якова. Несмотря на то, что он смертельно заболел, Яков принял меньше яда, чем было необходимо для смерти. Опасаясь огласки, директор приказал скрыть всю информацию о совершённом покушении. Тем временем агенты Центрального разведывательного департамента Гегемонии предприняли самое масштабное расследование за всю историю государства. Руководство следствием осуществляла молодая и амбициозная член Верховного совета леди Теренс Амарис.

После покушения на свою жизнь лорд Яков, казалось, стал менее резким и агрессивным. Он даже смог смягчить отношение к себе низших слоёв общества при помощи благотворительности, например, созданием Камероновских госпиталей милосердия и Камероновских приютов для бедных.

Несмотря на то, что он не был выдающейся личностью, о директоре Якове с теплотой вспоминают в ВСГ за его решающий вклад в появление бэтлмеха. Хотя исследования проводились уже десятилетия, именно директор Яков осознал, что мехи могут стать основным средством ведения войны. После первого успешного боевого испытания прототипа в феврале 2439 года он уверился в том, что производство бэтлмехов станет для правительства первостепенной задачей. В течение нескольких лет он тратил значительную часть бюджета государства на строительство заводов бэтлмехов по всей Гегемонии и на планетах, находящихся в совместном владении.

В 2443 году на Стиксе копьё бэтлмехов из 801-го бронетанкового полка столкнулось с целой ротой куритянских танков. Лорд Курита, стремясь воспользоваться любой слабостью в оборонительных порядках Гегемонии, выслал тяжеловооружённые войска для «проверки смелости Гегемонии». Четыре меха с лёгкостью растоптали целую роту танков, позволив лишь одному спешно удрать к своему шаттлу. Прошло совсем немного времени, как лорд Курита узнал об этом устрашающем новом оружии из арсенала Гегемонии.

В 2461 году синдикатовские коммандос сумели выкрасть чертежи бэтлмеха у лиранцев, которые, в свою очередь, были украдены у Гегемонии в 2455 году. В ответ на это лорд Яков ускорил реализацию планов по сохранению и расширению своего превосходства в сфере военных технологий. Для того, чтобы добиться этого, Гегемония пожертвовала реализацией своих остальных программ, в том числе касающихся военного флота. Эти боевые корабли, некогда бывшие гордостью военных сил Гегемонии, провели целый год без текущего технического обслуживания.

УПАДОК КАМЕРОНОВ

Когда в 2461 году лорд Яков Камерон скончался от инсульта, он оставил после себя режим, располагавший сильнейшими военными силами во Внутренней Сфере. Во многом это стало возможным благодаря новейшему оружию в арсенале Гегемонии – устрашающему бэтлмеху. Однако Яков созданием своих войск мехов едва не довёл экономику Гегемонии до коллапса, поскольку многие промышленные центры перестали обслуживать невоенные отрасли экономики. В результате всего этого население столкнулось с дефицитом даже самых необходимых товаров – такого положения не было ещё со времён старого Альянса. Ко времени смерти Якова ряд дополнительных негативных факторов – таких, как инфляция и продлённый рабочий день – усугубили гнев народа по отношению к правительству.

В качестве преемника Яков выбрал Теодора, своего сына. Из-за его боевого опыта офицера ВСГ взбудораженное население выбрало в качестве девятого директор-генерала, надеясь, что новый правитель проявит себя более внимательным к потребностям народа. Однако более 25% проголосовавшего населения выразили свое недоверие Камеронам, проголосовав против Теодора.

Теодор оказался нерешительным правителем. В некоторых делах – таких, как принятие закона, изменяющего налогообложение, или продолжение наращивания мощи ВСГ, – он вёл себя очень жёстко, но во всех остальных делах, не терпящих отлагательства, он колебался и показал себя болтуном.

Лорд Теодор также имел вкус к экстравагантности и роскошной жизни. Он возродил древние обычаи, такие как пышные балы, лошадиные скачки, шикарные банкеты и богато украшенные наряды. Хотя это никогда не было подтверждено, говорили, что неистовые празднества, устраиваемые Теодором, могли поспорить с самыми знаменитыми пьянками из легенд и мифов.

Больше всего народ возмущала открытая трата Теодором средств из бюджета Гегемонии на строительство и реконструкцию дворцов. Он потратил миллиарды долларов на обновление дворца Людовика XIV в Версале для собственного использования. Он также построил Замок Колумбии, Чикагские Дворцы и ещё более 20 дворцов на Терре и прилегающих к ней планетах Гегемонии.

К июлю 2470 года общественность сочла, что терпела достаточно для проведения первой в истории Гегемонии всеобщей забастовки. Всё началось в маленьком терранском городке Сан-Антонио на континенте Северная Америка, где лорд Теодор разрушил местную достопримечательность ради строительства для себя «маленького техасского ранчо».

Разъярённые жители Сан-Антонио на следующий полностью прекратили работу и вышли на улицы. Прошло совсем мало времени, как демонстрации переросли в беспорядки. В течение нескольких часов аналогичные забастовки и демонстрации прокатились по соседним городам. На следующий день целый континент остановил работу. К концу третьего дня вся Терра была охвачена стачкой, в то время как её жители на дюжинах языках скандировали лозунг: «Помни Аламо!»

Осознавая, что это может вылиться в полномасштабные выступления против правительства, верховные советники – возможно, при приватной встрече, – убедили Теодора принести свои извинения народу Терры и пообещать восстановить Аламо. За шесть дней ситуация нормализовалась. Хотя Теодор полностью не изменился, инцидент с Аламо сделал его более благоразумным.

Также во время правления лорда Теодора стали портиться отношения между Терранской Гегемонией и Лигой Свободных Миров. Семья Мариков, особенно Карлос Марик, полагали, что укрепление армии Гегемонии – это лишь подготовка ко вторжению в их страну. Это подвигло Лигу Свободных Миров начать увеличение собственных вооружённых сил, сконцентрировавшись на строительстве большого и современного флота боевых кораблей.

Лорд Теодор понимал, что под должным руководством новые боевые корабли Лиги Свободных Миров могут представлять серьёзную опасность для находящихся возле их общей границы планет Гегемонии. Собственноручно приняв командование над линейный крейсером Гегемонии «Киев», лорд Теодор возглавил полномасштабное космическое наступление на флот Лиги Свободных Миров, находившегося в звёздной системе Ориенте. В крупнейшем из когда-либо происходивших до этого космических сражений было уничтожено более 20 крупных боевых кораблей Свободных Миров, в то время как Гегемония потеряла только два.

Это вызвало политический кризис в Лиге Свободных Миров, и в результате бескровного переворота на место безумного Карлоса пришёл его младший брат Брион Марик. В 2478 году Теодор Камерон предложил новому генерал-капитану заключить мирный договор, который был подписан в том же году.

В 2479 году динамичный образ жизни Теодора свёл его в могилу, когда он скончался от пневмонии после трёхдневного праздника во время дождливого сезона Торинских муссонов. Его наследником и десятым директор-генералом – даже несмотря на то, что уровень её поддержки среди населения был меньше необходимого – стала его дочь Елизавета Камерон.

Хотя Елизавета была ещё одним любителем роскоши, она не была столь же необузданна, как её отец. Она не выказала большой озабоченности судьбой как армии, так и экономики, и только вмешательство её верховных советников спасло Терранскую Гегемонии от полного краха.

Во времена Елизаветы ВСГ участвовала всего лишь в нескольких сражениях. В то же время ВСГ продолжали совершенствовать своё вооружение, включая облегчённые структуры бэтлмехов, улучшение компьютерных систем и аэрокосмических истребителей.

Ко времени кончины Елизаветы от местной оспы на Новой Земле в 2501 году Гегемония была политически нестабильна, а на повестке дня стояла идея низложения правительства.

ДЕБОРА КАМЕРОН

И не Мир при помощи Силы, но Сила при помощи Мира – вот что станет нашим девизом.

Из обращения директор-генерала Деборы Камерон к собранию знати и политических лидеров. Апрель 2509 года.

Леди Дебора Камерон, дочь Елизаветы Камерон и Александра Раймса, едва смогла стать одиннадцатым директор-генералом. Из-за того, что народ был сильно недоволен правлением Елизаветы и Теодора Камеронов, в день голосования целых 46% населения проголосовало против Деборы. Несмотря на свою незаконность, на многих планетах были распространены партии, имевшие ярко выраженную антикамероновскую и антигегемонийскую окраску. Вожди этих партий ухитрились занять многие важные общественные посты, что привело к усилению трений с более традиционно настроенными чиновниками. Многие дворяне чувствовали себя очень уязвимыми со стороны таких антигегемонийских настроений, но леди Камерон просто позволила этой политической буре лишь окружить себя. Она не предпринимала никаких действий даже против самых ярых противников Камеронов.

Леди Камерон смогла в полной мере получить пост директор-генерала только после того, как бόльшая часть шумихи первых дней улеглась. В дальнейшем она умиротворила государство, немедленно продемонстрировав то, что она не будет ещё одним расточительным, неэффективным правителем, как её мать. Народ встретил ряд мер, направленных на возмещение ущерба, вызванных расточительством её предшественников, со сдержанным одобрением.

Новый директор-генерал всегда училась с такой серьёзностью и прозорливостью, что её скоро стали сравнивать с Майклом Камероном. После долгих лет учёбы в таких престижных университетах, как Оксфорд, Университет Вашингтона, Олимпийский колледж, она получила степень профессора межзвёздной политики и истории дипломатии в Военной академии Марса в 2499 году.

Со своим знанием истории леди Дебора понимала, что Эпоха войн серьёзно ослабила другие государства Внутренней Сферы. Как директор-генерал, она считала, что Гегемонии будет разумнее использовать превосходящую военную мощь только в оборонительных целях. Поэтому она намеривалась укрепить стабильность Гегемонии и обеспечить её процветание при помощи таких мирных способов, как торговля и межзвёздная политика.

Терранская Гегемония постепенно брала на себя роль посредника ещё даже до правления Деборы. Семь раз до её вступления в должность другие государства обращались к Терре для разрешения своих споров. Несмотря на то, что стороны не всегда следовали рекомендациям Гегемонии, никто ещё не обвинил терранцев в покровительстве той или иной стороне.

Леди Дебора надеялась расширить эту роль посредника. В 2502 году она подготовила ряд выступлений и документов, обрисовывающие контуры того, что она назвала своей «Стратегией агрессивного миротворчества». Эта стратегия провозглашала политику, в которой основную роль будут играть разведка и дипломатия и которая будет содействовать благополучию других государств. Вместо ожидания обращений других государств к Гегемонии для разрешения своих споров, леди Дебора стала предлагать посреднические услуги остальным Домам, прося за это лишь номинальное вознаграждение и возможность беспрепятственно путешествовать между враждующими государствами.

Этот акцент на разведке и дипломатии означал полную перестройку и значительное расширение Центрального разведывательного бюро (ЦРБГ) и министерства по международным отношениям (ММО) Гегемонии. До этого ЦРБГ концентрировало свои усилия на охране технологий и их защите от попадания в руки других государств. Теперь, согласно стратегии агрессивного миротворчества, агентство было ответственно за сбор всей доступной информации, касающейся каждого иностранного государства. Несмотря на свою идеалистичность, леди Дебора была достаточно реалистична для того, чтобы понимать ценность секретной информации при попытке разрешить спор, и она ожидала, что ЦРБГ будет «глубоко копаться в чужом грязном белье».

Согласно новой дипломатической доктрине, у ММО и ЦРБГ появилось большое количество работы. Хотя Аресские соглашения привели к сохранению жизней и имущества, эти новые правила ведения войны также облегчали воюющим сторонам приход к ситуации неопределённой ничьи. Споры о том, кто же приобрёл или потерял планету, были зачастую более жаркими, нежели реально происходившие боевые действия. В результате десятки планет приобрели неопределённый статус из-за того, что два государства объявляли их своей собственностью. Ни одна из сторон не позволяла осуществление какой-либо деятельности – даже сельскохозяйственной, – пока не были разрешены все вопросы, что не могло не подвергать опасности местное население. Благодаря дипломатической стратегии леди Деборы для населения спорных планет появление корабля Гегемонии стало долгожданным событием.

Политика агрессивного миротворчества леди Деборы не обошлась без нескольких примечательных провалов, но множество успехов их перевешивали. Как только распространились известия о перемирии на Альракисе между Содружеством Лиры и Синдикатом Дракона и о Фактском мирном договоре в 2538 году, это побудило другие государства искать посредничества Гегемонии. В 2540 году леди Дебора и её окружение признали, что стратегия агрессивного миротворчества имела оглушительный успех.

Для Терранской Гегемонии выгода была двойной. Во-первых, каждый разрешённый спор между соседними государствами понижал вероятность того, что Гегемония будет вовлечена в войну. Во-вторых, директор Дебора, доказав достоинство и ценность своих дипломатов, скоро имела крепкие политические связи с другими государствами. Это, как и надеялась директор, добавило Терре некоторое влияние на своих соседей в Синдикате Дракона и Федеративных Солнцах, которые в прошлом были настроены агрессивно по отношению к Гегемонии.

Основная часть общества была удовлетворена. Хотя Гегемонии удавалось оставаться в стороне от крупных войн, опасность их начала сохранялась на протяжении всего этого периода. Население пограничных планет почувствовало снижение сильной напряжённости при помощи политических средств, которые уменьшили угрозу начала войны.

Военные же относились к политике директора Деборы неодобрительно. Меньшинство в ВСГ опасалось, что её политика уменьшит или сведёт на нет значение вооружённых сил. И хотя многие офицеры и солдаты ВСГ были лояльны, большинство амбициозных офицеров задавались вопросом – к чему приведёт их уже незначительная роль в политике Гегемонии. Хотя они сдерживали негодование из-за падения своей значимости при правлении Деборы, семена недовольства были посеяны и прижились, чтобы в один день принести свои плоды.

КРИЗИС В ГЕГЕМОНИИ

d673e433b6e6.jpg
Когда в 2542 году, после 41 года, проведённого в должности директор-генерала, леди Дебора Камерон подала в отставку, то в качестве преемника она выбрала своего сына Иосифа. Хотя он был и не самым выдающимся из трёх детей леди Деборы, лорд Иосиф был старшим и наиболее сведущим в науке правления. Он закончил свою военную карьеру в звании боевого офицера корпуса морской пехоты, потеряв правый глаз во время несчастного случая на тренировке. Вынужденный перейти на канцелярскую работу в отделе международных отношений, он зарекомендовал себя как умелый дипломат. Ко времени отставки своей матери лорд Иосиф был послом Гегемонии в Содружестве Лиры.

Вступая на пост директор-генерала, 35-летний Иосиф Камерон пообещал продолжить политику своей матери по финансированию дипломатических усилий за счёт финансирования армии. И на самом деле – взлелеянные правительством дипломаты показали себя достойнее, нежели военные. С этим заявлением о поддержке ненавидимого ими агрессивного миротворчества негодование, еле сдерживаемое в ВСГ, достигло своего апогея. Среди различных родов войск стали формироваться тайные военные сообщества, или клики. Эти группы поклялись заставить нового директор-генерала подтвердить превосходство военных над дипломатами.

Некоторые заявляли, что ЦРБГ не смогло предупредить директора об этом усиливающимся движении из-за того, что само Разведывательное бюро было в сговоре с этими кликами. Это кажется маловероятным, поскольку ЦРБГ не было недовольно тем, чем были недовольны военные. На самом деле агентство чаще сталкивалось с огромными объёмами работы, нежели с её отсутствием. Другое возможное объяснение просчёта ЦРБГ – его глубокая озабоченность попытками проникновения в «Маскировку» Конфедерации Капеллы, которая провалила всех агентов ЦРБГ двадцатью годами ранее.

Какова бы ни была причина провала ЦРБГ, оно не смогло обнаружить растущее влияние капитана морской пехоты Генри Грина, противившегося лорду Иосифу и его политике. Проведя несколько месяцев в клике, Грин разочаровался в осторожности этой группы. Он порвал с ней, поклявшись начать отрыто действовать.

Несмотря на то, что капитан Грин был едва ли больше, чем клерком в униформе, он ещё помнил, как обращаться с лазерной винтовкой. В ночь на 19 сентября он забрался на дерево рядом с дворцом директор-генерала на Терре и стал терпеливо дожидаться удобного случая. За 27 часов, пока он находился там, он наблюдал восход и заход солнца. Когда он уже стал сомневаться в том, что судьба ему улыбнётся, в воротах дворца появился кортеж лимузинов. Когда они остановились перед богато украшенными дворцовыми воротами, вышел лорд Иосиф.

Первый выстрел капитана Грина был мимо, но вторым он поразил директор-генерала, прежде чем тот успел нырнуть в свою машину. Ирония заключается в том, что перед этим он снял специально обработанное пальто, которое защищало его от огня из любого оружия. Шесть дней спустя, 26 сентября 2549 года, двенадцатый директор-генерал Терранской Гегемонии скончался.

СЕНТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Если мне придётся вас пнуть, то я вас пну так, как вам никогда и не снилось.

Предупреждение лорда Яна подразделениям, участвующим в Сентябрьской революции, цитата из: «Династия Камеронов. Выпуск X», составленного герцогом Брайаном Деккерни, 2899 г.

На весть об убийстве Иосифа Камерона люди отреагировали по-разному. Основная часть населения была охвачена скорбью, в то время как правители остальных государств выразили свои соболезнования Гегемонии и надежду на то, что смерть лорда Иосифа не повлияет на дипломатические отношения Терры. Ошарашенное и оплёванное ЦРБГ чувствовало свою ответственность за смерть лорда Иосифа и провело решительную кампанию по поиску и наказанию нелояльных военных.

Армия была взбудоражена убийством. Ни одна из клик не предполагала, что один из её членов сможет прибегнуть к такой мере. Из-за постоянной очень низкой поддержки ВСГ среди населения члены клик попытались ещё глубже уйти в подполье. Это не воспрепятствовало ЦРБГ раскрыть две из крупнейших клик через неделю после убийства.

Пока всё это происходило, Ян Камерон, младший брат Иосифа, сразу же, 28 сентября 2549 года, объявил себя тринадцатым директор-генералом, даже не дожидаясь ради приличий положительных результатов народного голосования. Хотя некоторые демократы сокрушались о том, что Гегемония окончательно стала монархией, большинство понимало, что серьёзность недавних событий, возможно, оправдывает действия лорда Яна.

Недовольные солдаты ВСГ использовали это политическую неразбериху в качестве предлога для осуществления отчаянного плана по установлению контроля над правительством. В ночь на 29 сентября части 55-го Драгунского полка – «Зелёные дьяволы» – установили контроль над терранским Конгрессом, Дворцом директор-генерала и ключевыми правительственными зданиями в Женеве, столичном городе Терры, и её окрестностях.

Несмотря на то, что члены этих подразделений, все преданные различным кликам, составляли лишь небольшую часть ВСГ, они контролировали нервный центр правительства. Во время восстания новый директор находился в своей частной резиденции в городе Мехико. Когда известия о бунте достигли его, то он приказал полку своей Дворцовой стражи блокировать столицу, по возможности с минимальным применением силы.

Лорд Ян потребовал, чтобы все в армии принесли клятву верности семье Камеронов и Гегемонии. В течение недели он приказал всем верным ему войскам установить контроль над максимально возможной территорией Женевы. Он отрезал мятежных солдат от электричества, воды, продовольствия, однако сделал так, чтобы требования восставших стали известны общественности. Он счёл, что будет лучше не раздувать любопытство, а возможно даже поддержать их.

Через 10 дней решимость повстанцев была поколеблена, и они стали сражаться друг с другом. Когда лоялистские силы выдвинулись для защиты некоторых из множества горожан, удерживаемых в заложниках, разразилось полномасштабное сражение. На бόльшую часть этого дня центральная Женева превратилась в поле боя для мехов. Войска, преданные Гегемонии, старались сдерживать свой огонь, поэтому их редкая стрельба не могла причинить разрушения городу или задеть невинных жителей. Повстанцы, свободные от таких ограничений, получили преимущество из-за нерешительности своих противников. Однако к ночи подавляющее численное превосходство лоялистских сил смяло мятежников. Окружённый и без единой надежды на победу батальон повстанцев сложил оружие.

НЕЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Я всегда верил в мистику и романтику военной службы. Мой отец был офицером на корабле, а мать – сержантом морской пехоты, поэтому вы можете сказать, что военная жилка в большей или меньшей степени была во мне с рождения.

Когда я стал достаточно взрослым, то я выбрал армию и провёл большую часть своей жизни, следуя указаниям других людей. И я в этом преуспел. Я был отмечен в 2540 году за то, как управлял своим мехом во время Кафского инцидента. Я был абсолютно уверен в том, что армия станет моим домом на всю оставшуюся жизнь. Я был одной из этих ворчливых старых калош из клуба отставников, сетовавших с остальными стариками на тупость молодых офицеров и вообще на жестокость судьбы, высушившей наши тела, в то время когда мы о жизни узнали уже всё.

Затем, примерно год спустя, со мной встретились пара офицеров с угрюмыми лицами, рассказав несколько слухов о том, как правительство становиться миролюбивым. Пока я их выслушивал, они сразу стали уговаривать присоединиться к «Королевским защитникам Гегемонии», так они называли свою клику. Я был поклонником плана леди Деборы и лорда Иосифа не больше любого другого солдата. Как я уже говорил, я вырос среди военных и всё, что преуменьшало их значимость, вызывало мой гнев.

В конце концов я отверг их предложение присоединиться к их секретному обществу. Всё из-за того, что вряд ли мои родители окружили бы этих двоих большим почётом. Мой отец мог назвать их «пустобрехами», в то время как мать посоветовала бы держать ухо востро, пока они рядом.

Год спустя я обнаружил себя обливающимся потом, с правой рукой, поддергивающейся от боли и безостановочно кровоточащей на лохмотья, оставшиеся от моей униформы, в то время как мой компьютер скрежетал мне под ухо. Мой мех, «Феникс-ястреб» особой конфигурации, был не в лучшем состоянии, о чём говорил сквозняк, гуляющий по мостику из-за рваной дыры, проделанной лазером в стенке кабины. Когда я закрыл глаза, то обнаружил, что левая нога меха по большей части представляет собой металлолом, а где-то глубоко в его внутренностях, среди пучков миомерных мышц и контрольных кабелей, пожар выходит из-под контроля.

Я всегда мечтал посетить Женеву, впрочем, как и большинство из родившихся на колониальных планетах. Никогда, даже в самых страшных кошмарах, я не мог представить себе, что буду сидеть здесь, в своём потрёпанном мехе, в то время как закат окрашивает в кровавый цвет руины здания Сената и один из мехов предателей, полыхающий поблизости как факел. Я пожалел, что попал в Женеву, и был так рад, когда покинул её и армию навсегда.

Из «Рассказов о Сентябрьской революции», под редакцией Николая Тренни,

издательство «Бронски Букс», 2555 г.

ОДИН НАРОД – ОДНО ГОСУДАРСТВО

Объединение всего человечества в одно государство – это очевидный путь. Чего я не могу понять, так это почему мы изначально раздробились на мелкие государства?

Из обращения лорда Яна Камерона к своим верховным советникам. Цитата из статьи «Политик звёзд» герцога Торренса Ферла, издательство «Белград», 2599 г.

ЧЕЛОВЕК С МЕЧТОЙ

Даже после того, как сдались остатки повстанцев, ещё несколько месяцев лорд Ян уделял внимание сентябрьскому мятежу и его последствиям. Последний оплот заговорщиков, Дрессерская военная база на Липтоне, была подавлена через месяц после повторного взятия Женевы. Повстанцы были изрядной проблемой для директор-генерала и правительства. Если обходиться с ними слишком жёстко, они всем растрезвонят о том, что они мученики; если же обходиться с ними слишком мягко, они снова поднимут восстание.

Из всех 3 тыс. человек, схваченных во время восстания, тысяча была приговорена к смерти. Остальные приговорены к пожизненному заключению, но большинство из них в течении 10 лет были освобождены досрочно. К облегчению лорда Яна, это, казалось, встретило одобрение общественности.

Намереваясь сделать ВСГ сильной и жизненно важной частью Гегемонии, лорд Ян полностью изменил тенденцию урезания бюджета, предоставив военным колоссальные средства для восстановления технологического превосходства ВСГ над своими соседями. Также он втихую уволил генералов и адмиралов, которых он подозревал в симпатии к кликам, заменяя их своими людьми. Чтобы впредь не допустить захвата правительства, лорд Ян расширил ЦРБГ, добавив туда особый отдел военных расследований (ОВС), чтобы убедиться в полной лояльности военных. Это было сложной задачей, но Камерон понимал, что это жизненно важно, если править хотел он, а не военные.

Когда в 2549 году Ян Камерон пришёл к власти, возможно, ещё большей угрозой его правлению была экономическая ситуация в Терранской Гегемонии. К этому времени большинство планет Гегемонии исчерпало свои природные ресурсы, что могло привести к повсеместному застою в области технологических достижений государства. Столкнувшись с задачей быстрого поиска замены истощавшимся ресурсам Гегемонии, Камерон в итоге решил, что Терра и её планеты должны быть полностью независимы от импорта из других Домов Внутренней Сферы. Он верил, что Терра была сердцем освоенного человечеством космоса, и что в области технологического мастерства и в умении вести за собой она всегда должна стоять выше остальных.

Это был здравомыслящий практицизм, так же, как и идеализм, который побуждал лорда Яна начать воплощать мечту, которую он лелеял всегда, сколько он себя помнил, – полное и всеобщее воссоединение человечества. Учитывая это, его мать, леди Дебора Камерон, была инициатором т.н. «стратегии агрессивного примирения». И не было ничего удивительного в том, что его целеустремлённость никогда не ослабевала, даже когда казалось, что всё потеряно. После службы офицером в ВСГ он активно путешествовал по всем межзвёздным государствам как посол, полномочия которого не ограничивались одним государством – сначала от имени матери, затем от имени брата. Он посетил все (кроме одного) государства Внутренней Сферы и за время этого встретился со всеми (кроме двух) правителями. Хотя он и был впечатлён разнообразием людей, дорог и языков, Ян ещё больше утвердился в мысли, что нужно объединяться, – и что именно Терра, колыбель человечества, должна вести всех к этому.

Для начала Камерон заложил основы. Помимо восстановления ВСГ, он ещё больше расширил министерство международных отношений. Также он начал вкладывать средства в несколько исследовательских проектов по улучшению межзвёздной связи – последствия этого шага в будущем будут особо важными.

В недавно найденных на Терре документах было указано, что лорд Камерон разработал долгосрочный план, результатом которого, как он надеялся, будет создание «Звёздной Лиги». Эти документы указывают на то, что по его предположениям на осуществление мечты потребуется 50 лет. Первый предварительный шаг – связать экономическими ресурсами пять Великих Домов Внутренней Сферы, что будет выполнено после десятилетия тщательной осмотрительной и подготовки дипломатов Гегемонии.

Но вмешалась судьба, и лорд Ян получил шанс ускорить свой график на много лет.

РОКОВОЙ АНДУРИЕН

Почему на некоторых картах нет Андуриена? Вы что – не знаете его истории? Андуриен – это место, где началась Эпоха войн! Здесь начались почти 200 лет страдания. Это место не обозначено на карте потому, что недостойно упоминания. Земля проклята падшими душами, вода загрязнена железным вкусом крови. Андуриен? Друг, да это же ад с прыжковыми точками!

Капитан Хелен Редоар, цитируется по «Неофициальной истории Эпохи войн» Николая ван Бёрна, издательство «Таркан», 2549 г.

Эпоха войн началась в 2398 году, когда силы Лиги Свободных Миров и Конфедерации Капеллы столкнулись между собой за контроль над андуриенскими системами, где издавна сталкивались интересы этих двух держав. Хотя Лига Свободных Миров и обрела контроль над этими планетами, капелланцы по-прежнему не признавали этот факт. Тем временем Андуриенский конфликт, казалось, положил начало сражениям и противостояниям между всеми силами Внутренней Сферы как в цепной реакции, которая растянулась на 150 лет. Капелланцы никогда не теряли надежды снова взять в свои руки Андуриен, хотя пройдёт целый век, прежде чем они предпримут ещё одну попытку этого.

В 2528 году канцлер Кальвин Ляо начал 2-ю Андуриенскую войну, послав наземные и военно-космические силы против андуриенских систем. Генерал-капитан Альберт Марик ответил незамедлительно, и ещё одна война истребила целый регион. Опустошительный конфликт продолжался 3 года, завершившись победой мариковских войск над захватчиками-ляоистами даже несмотря на численное преимущество последних. Война окончательно подошла к концу, когда директор-генерал Дебора Камерон в 2531 году убедила обоих правителей посетить совещание глав правительств на Новом Делосе. Эти мирные переговоры подтвердили контроль Марика над Андуриеном, разрешая множество других мариковско-ляоистских споров, и вменяли капелланцам в обязанность возместить тяжёлый ущерб от войны.

f9581728e9b2.jpg

Хотя Лига Свободных Миров вышла победителем, Альберт Марик был так глубоко потрясён смертями и разрушениями в ходе 2-й Андуриенской войны, что посветил себя идеалам мира. В этом он был намного впереди Яна Камерона, который был в 2531 году всего лишь 17-летним мальчишкой. Когда судьба, наконец, свела их вместе, они объединят свои мечты о мире и согласии для создания Звёздной Лиги – самого большого эксперимента, который когда-либо знало человечество.

20 лет спустя, в 2551 году, Андуриен снова оказался в центре военных действий, когда Терренс Ляо решил атаковать андуриенские системы, чтобы доказать, что он был сильным правителем-мужчиной – особенно после 20-летнего правления канцлеров-женщин. Когда в этом же году вспыхнула 3-я Андуриенская война, Альберту Марику было 73 года. Несмотря на посвящения себя миру, он с сознанием долга принял возвращение на пост генерал-капитана и выступил вперёд – навстречу врагу. Снова войска Свободных Миров разгромили войска Ляо, но пройдёт ещё 5 долгих лет, прежде чем Терренс признает, что он и его армия были истощены войной.

На дворе был 2551 год – в этом же году вспыхнула 3-я Андуриенская война, – когда Ян начал долгий путь инициатив, переговоров, секретных встреч и договорённостей, что, как он надеялся, несомненно приведёт к реализации его мечты о Звёздной Лиге. В этом году он пытался убедить Терренса Ляо о глупости войны со Свободными Мирами, но капелланский канцлер был поглощён созданием своего имени. Хотя Терренс отклонил мирные инициативы Камерона, Альберту Марику было интересно, что говорил Ян Камерон. В том же 2551 году Камерон вышел на Крэйга Штайнера, архонта Содружества Лиры. Встреча двух мужчин проходила в виде серии сверхсекретных переговоров, но Камерон не смог убедить архонта ввести сильную индустриальную базу Содружества в программу межзвёздного правительства.

Как известно, Камерон разочарован не был. К 2556 году он снова предложил канцлеру Ляо и генерал-капитану Марику встретиться с ним на Терре для проведения переговоров о прекращении Андуриенской войны. К этому времени капелланская бедность, проявившаяся в войне, сделала Терренса Ляо более чем готовым к принятию приглашения.

Долгие недели межгосударственных переговоров предоставили Камерону редкую возможность завоевать уважение и доверие канцлера Ляо и укрепить дальнейшие его отношения с Альбертом Мариком. Альберт, конечно же, был уже посвящен в мечту терранского лидера о правительстве, охватывающем всё космическое пространство, освоенное человеком. Терренс, как известно, сначала колебался. Камерон терпеливо объяснил, что он желает положить конец изнурительной Эпохе войн путём объединения 10 государств Внутренней Сферы и Периферии под одним правительством, с сохранением индивидуальности, стиля и внутренней власти каждого. Хотя Камерон был убедителен, канцлер Ляо не был уверен, что он сможет доверять этой новой Звёздной Лиге не вмешиваться во внутренние дела каждого государства-участника.

Но окончательно завоевало доверие Ляо обещание Камерона предоставить капелланской «привилегированной нации» торговые контракты, финансовую помощь и доступ к некоторым продвинутым технологиям Терры. Именно Альберт Марик нанёс завершающий удар, согласившись уступить Конфедерации Капеллы спорные Андуриенские системы. С этой уступкой Терренс Ляо согласился подписать Соглашение о пожатии рук, секретный субдоговор к Андуриенскому мирному соглашению, который официально положил конец 3-й Андуриенской войне в марте 2556 года.

Этот секретный договор и пакт о ненападении заложил основу для Женевского соглашения, которое установило намерение о создании Звёздной Лиги, участниками-основателями которой являлись Терранская Гегемония, Конфедерация Капеллы и Лига Свободных Миров. Тайно подписанное 3 июня 2556 года, Женевское соглашение истолковывало основные понятия нового межзвёздного правительства. Каждое государство сохраняет контроль над своими внутренними делами, а правители встретятся в Верховном совете для решения важных межзвёздных вопросов. Законными наследными правителями своих государств в Соглашении были названы Терренс Ляо и Альберт Марик (и их наследники).

Как только Звёздная Лига начнёт полноценную жизнь, она объединит экономики всех своих членов в единую структуру, с единой валютой – долларом Звёздной Лиги. Будет ряд региональных экономических обменов для торговли между основными корпорациями. Как и леди Дебора, Ян Камерон верил, что несколько связей прочнее, чем одна экономическая. Хотя каждый правитель Дома, который в конечном итоге присоединился к Лиге, будет заинтересован, чтобы его местная индустрия была поглощена иностранными акционерами, соблазн приобретения чрезвычайно богатых предприятий Гегемонии будет всегда непреодолим.

Звёздная Лига также сформирует объединённые вооружённые силы, частично экипируемых государствами-участниками, но основанных на продвинутых военных технологиях вооружённых сил Гегемонии. ВСГ имеют по крайней мере 30 лет технического превосходства над всеми армиями Внутренней Сферы и 50 лет над планетами Периферии. Имелась ещё бόльшая пропасть в определённых ключевых областях военного снаряжения. Например, мехи других армий Домов не могли эффективно отражать атаки с воздуха, а ВСГ могли, используя систему корректировки противовоздушного огня (СКПО), присоединённую к компьютеру меха. Многие мехвоины Домов готовы были отдать свою душу взамен на СКПО, которую воины Гегемонии любовно называли «Тётушка Антис». Теперь же Ян Камерон готов дать СКПО любому государству, которое присоединится к нему.

Взамен этого он попросил – как казалось – смехотворно мало. Другие государства должны признать лорда Яна и его наследников единственными законными Первыми лордами Звёздной Лиги. Также их попросили предоставлять солдат, оборудование и участки земли для Сил обороны Звёздной Лиги; кроме того, они уплачивают членский взнос деньгами или сырьём.

Этот судьбоносный документ включает в себя заявление, что три стороны, подписавшие договор, «продолжат служить человечеству и миру… с окончательным объединением всего человечества как нашего самого сокровенного желания».

ЗНАК ВРЕМЁН

Одной поздней ночью 2553 года моё звено патрулировало южные отроги Брайтонских скал на планете Кассиас. После двух месяцев тяжёлых боёв здесь была кое-какая работёнка на пару недель.

Уже почти рассвело, когда я шагала вдоль меловой скалы, считая минуты, когда я буду уже не на дежурстве. Внезапно я почувствовала, как осела земля под моими ногами. Запуск прыжковых двигателей помог мне спасти себя, но мой мех получил повреждения вокруг кабины, особенно оборудование связи. А это означает, что я не могла позвать на помощь своих товарищей. Осмотревшись с помощью нескольких оставшихся и по-прежнему работавших сенсоров, я увидела, что мех был наполовину погребён в обломках горных пород, и что один крупный булыжник придавил правую ногу позади меня.

Мне оставалось только сидеть здесь, полуоглохшей на несколько минут, когда появился куритянский Лучник в сопровождении трёх других мехов. Руки Лучника были подняты, а люки ракетных шахт были опущены и закрыты. В замешательстве я не могла открыть огонь. Пилот открыл люк своей кабины и высунул незащищённую голову. Он продолжал сближаться и, казалось, не беспокоился, когда я навела прямо на него свой лазер. Он остановился в нескольких метрах впереди меня и начал кричать и жестикулировать. Поскольку я не поняла его и не могла открыть кабину, я с помощью руки своего меха подала аварийный знак, что у меня не работает связь.

В ответ правая рука Лучника поднялась вверх и, казалось, подала мне свой собственный знак. Первые два пальца руки меха вытянулись, пока другие два прижались к ладони, с большим пальцем под ними. Жест был для меня непонятен. К этому времени куритянский воин вернулся к управлению, и мех пришёл в движение. Я позволила ему подойти ещё ближе, хотя разве был выбор у Стингера против четырёх тяжёлых мехов?

Куритянский пилот опустил своего меха на колени. Пока я недоверчиво наблюдала за ним, Лучник отгрёб крупные скальные обломки вокруг моего меха. Один из других мехов, Феникс-Ястреб, двинулся вперёд, и два меха сдвинули булыжник с ноги моего меха. Они помогли мне подняться и придерживали меня, пока я проверяла состояние меха. Он был на удивление в хорошем состоянии – учитывая, в какую передрягу он попал. Затем пилот указал мне на юг, вдоль горного обрыва, откуда я могла вернуться в своё подразделение. Пока я не присоединилась к своим, я так и не поняла, что было объявлено прекращение огня.

Я никогда не встречала куритянских воинов, которые помогли мне выбраться из затруднительного положения, потому что вскоре я была переведена с этой планеты. Одна мысль не покидала меня − странный жест мехвоина. В течении всего следующего года я спрашивала об этом других пилотов, но ни один из них, как и я, не знал его. В итого я проконсультировалась с одним историком, из университета неподалеку от нашей базы. Я показала ему этот жест, сильно опасаясь, что это что-нибудь непристойное. Но мужчина всего лишь улыбнулся и начал рыться в некоторых старых книжках, большинство которых содержали в себе древние фотографии ХХ-ого века. Наконец ему показалось что он нашёл, что он искал, и протянул мне книгу, открытую на странице с изображением молодого человека, показывающего аналогичный жест. Подпись была проста − «мир».

Капитан Лессива Торал (отставник ВСФСл), цитата из «Анекдотов Эпохи войн» под редакцией герцога Оскара Флайта, издательство «Хроники Терранской войны», 2661 г.

Link to post
Share on other sites

РОЖДЕНИЕ ЗВЁЗДНОЙ ЛИГИ

Пока Ян Камерон медленно, но верно закладывал фундамент Звёздной Лиги, он не пренебрегал Террой и в роли примирителя. Добиваясь расположения других значительных сил Внутренней Сферы, он поддерживал роль Терры и как арбитра в конфликтах. В ходе разрешения этих споров он сумел провести переговоры по ряду соглашений, которые позволили конфликтующим державам стать соправителями мира, с Терранской Гегемонией во главе правительства. В обмен Гегемония получила процент от валового дохода планет и возможность расширить сферу своего влияния. К 2555 году Гегемония частично владела более чем 30 такими планетами, расположившимися на пяти неровных линиях, радиально расходившихся от границ Внутренней Сферы. Почти все эти планеты были богаты ресурсами. Хотя доля прибыли Гегемонии в ресурсах этих планет редко когда превышала 10% от общего валового продукта планеты, это, тем не менее, в совокупности значительно увеличивало количество произведённых товаров и добытого сырья. Камерон почти преодолел долгий путь разрешения экономических проблем Терры. Создание Звёздной Лиги полностью решило бы этот вопрос.

Роль Гегемонии как миротворца имела значительный успех среди общественности, и директор Ян Камерон был прославлен как величайший правитель со времён Джеймса МакКенны. Тем временем в течении следующих 13 лет он продолжил свою безжалостную, но тайную кампанию склонения остальной Внутренней Сферой присоединиться к Звёздной Лиге. Нужно сказать, что он был человеком с золотым языком, опытным и обаятельным дипломатом. Лишь очень немногие люди знали (или могли бы признать это), что у Камерона в его стремлении был очень сильный помощник. И этим человеком был Альберт Марик, у которого была возможность предложить скрытую, но часто непрямую помощь на протяжении всего пути, который в конечном итоге приведёт человечество к Звёздной Лиге.

Современные историки датируют окончание Эпохи войн подписанием в 2556 году Андуриенского мирного соглашения. Вторжение Терренса Ляо в систему Андуриена должно было быть последним вздохом, поскольку люди Внутренней Сферы уже давно были утомлены от непрерывного напряжения войны. К 2556 году межзвёздное производство и торговля товарами народного потребления из-за ослабления приоритета военной промышленности и торговых ограничений начали возрастать. Сырьё в беспрецедентном количестве стекалось в Гегемонию, расширяя тяжёлую и техническую индустрии. Также Гегемония начала делать бизнес, продавая свою готовую продукцию другим государствам. С повсеместным ослаблением напряжённости Камерон заключал множество торговых и мирных соглашений, которые позволили убрать все существовавшие ранее торговые барьеры во Внутренней Сфере и достичь почти полного прекращение огня. Не имело значения, как многие другие правители Домов пытались уклониться от идеи о Звёздной Лиге – Камерон и его тайный союзник Альберт Марик знали, что это лишь вопрос времени.

Другие государства переживали аналогичный экономический бум, но даже несмотря на это, у Содружества Лиры имелись трудности со слиянием своей экономики с другими. Сначала штайнеровское правительство оказалось неготовым контролировать внезапные потоки денег и ресурсов. Целые планеты были поглощены иностранной индустрией, в то же время в Содружество в поисках работы стекались иммигранты. Архонт Трэсиал Штайнер, наконец, был вынужден восстановить прежние торговые барьеры, пока правительство переупорядочит, расширит и упрочит свои силы для контроля над бизнесом.

Политически соглашения принесли во Внутреннюю Сферу почти полный мир. Оставшиеся случайные вспышки насилия возникали преимущественно между группами солдат на оспариваемых планетах. А в основном всё стало настолько тихо, что некоторые лидеры Внутренней Сферы рассматривали соглашения, которые позволяли им распустить свои вооружённые силы.

ТАЙНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ

Тайна – это всё равно что поддерживать своё достоинство. Вы чувствуете или самодовольство от набожного её хранения, или чрезвычайную злость от её потери вместе с другом.

Гретелла Даллас, бесстыжая мадам из «Нефритовых ворот», высококлассных борделей и эскорт-сервиса на Терре, приблизительно 2560 г.

Хотя Ян Камерон стремился держать Женевское соглашение втайне таким образом, чтобы это не усложнило переговоры с другими Домами, чудовищность его исполнения поразила даже самых преданных его соратников. Всего лишь через месяц после подписания вся Гегемония гудела от слухов о Звёздной Лиге лорда Яна и о том, что это означало для человечества. Большинство людей поддерживало его. В ход шло всё, что могло препятствовать насилию – подобно тому, что было в прошлом столетии. Хотя Гегемония пострадала не так тяжело, как другие государства, её люди опредёленно знали трагическую стоимость войны.

Хотя слухи распространялись, некоторые люди задавались вопросом: как Звёздная Лига может быть эффективна, пока к ней не присоединятся остальные межзвёздные правительства? Не мог ли лорд Ян, силясь избежать войны, ввергнуть Гегемонию прямиком в неё?

Прошло не так уж и много времени, как слухи о Женевском соглашении распространились за пределы границ Гегемонии, в другие государства Внутренней Сферы. В Конфедерации Капеллы и Лиге Свободных Миров корпорации начали составлять планы покупки терранских компаний, а обычные граждане начали ожидать поступления товаров Гегемонии. Каждый ожидал повышения уровня жизни. Даже войска, которое больше не участвовали в войне, были воодушевлены перспективой подержать в руках оружие Гегемонии, которые было легендарным во Внутренней Сфере.

Однако остальные Дома Внутренней Сферы дрожали от политической паники, когда услышали о Женевском соглашении. Три объединённых государства, ведомые техническим превосходством Терранской Гегемонии, станут почти непреодолимой силой. Камерон знал, что он сможет обратить эти страхи себе на пользу, и поэтому он и Альберт Марик начали прилагать ещё больше усилий, большинство из них – путём непрямой деятельности. Сюда входили подкуп и влияние на штайнеровское правительство, и вмешательство в дела Федеративных Солнц, чтобы ввергнуть эти государства в экономический кризис 2556 года.

Из трёх оставшихся государств Внутренней Сферы Содружество Лиры, несомненно, было самым важным в рождающейся Звёздной Лиге. Страной руководил Дом Штайнеров, который решил построить государство, по экономической силе уступающее только Терранской Гегемонии. Хотя их вооружённые силы едва соответствовали надлежащему уровню, Камерон правильно оценивал лиранцев.

Содружество было таким важным для планов лорда Яна, что он, начиная с 2551 года, пытался добиться его членства в Звёздной Лиге. В то время Содружеством руководил архонт Крэйг Штайнер, мудрый и расчётливый человек, который был на пике своей популярности. Путем осторожной манипуляции лиранскими законами он решил стимулировать быстрый рост экономики Содружества. Это привлекло много инвесторов по ту сторону границ Гегемонии, пожелавших вложить миллиарды в корпорации Содружества. Многие фирмы даже открывали свои фабрики в Содружестве.

У Содружества Лиры и Терранской Гегемонии хорошая история отношений. Федерация Скаи, индустриальное сердце Содружества, была заселена мужчинами и женщинами, чьи корни были шотландскими, как у Камерона. В дальнейшем эта культурная связь укрепилась, когда Брайан Камерон женился на леди Катерине МакКуистон, которая была членом семьи основателей Федерации Скаи. Крэйг Штайнер уходил от убедительных аргументов Яна Камерона присоединиться к Звёздной Лиге, опасаясь, что лиранская экономика будет поглощена Звёздной Лигой. Когда Крэйг Штайнер уступил трон Трэсиал Штайнер, новый архонт решила, что было бы в интересах Содружества присоединиться к Лиге.

Когда Камерон и Трэсиал Штайнер достигли соглашения, архонт поняла, что лиранским вооружённым силам будет выгодно войти в состав Сил обороны Звёздной Лиги. Это укрепило бы её войска, которые были хорошо вооружены, но которым не хватало надлежащего руководства. Ещё важнее было то, что на территории Содружества будут основаны две военные академии Звёздной Лиги: одна на Таркаде, другая – на Скаи. Это даст лиранцам легальный доступ к СОЗЛ, а некоторые её выпускники продолжат службу в крепнущих ВССЛ. Также Камерон и Штайнер вели переговоры о ряде важных контрактов по поставке военного оборудования. В 2558 году архонт Трэсиал и лорд Ян Штайнер подписали Таркадские соглашения – официальное подтверждение о намерении Содружества Лиры присоединиться к Звёздной Лиге.

Теперь лорд Ян мог обратить своё внимание на два последних «уклониста» Внутренней Сферы – на Федеративные Солнца и Синдикат Дракона. Правители этих государств имели свои причины на отказ от членства в Звёздной Лиге. Хехиро Курита видел преимущества в членстве, но ему были необходимы весомые доводы для убеждения аристократии Синдиката отказаться от цели господства Куриты в пользу высшего блага. Что касается Александра Дэвиона, то его государство только недавно вышло из гражданской войны, которая едва не разорвала Федеративные Солнца на части. В середине 2550-х гг. дэвионовское правительство глубоко увязло в работе по преодолению послевоенной разрухи. Александр делал всевозможные усилия, чтобы однажды присоединиться к Звёздной Лиге, но только тогда, когда Федеративные Солнца окажутся на успешном пути к восстановлению. Он хотел, чтобы Федеративные Солнца присоединились к Звёздной Лиге вследствие своей силы, а не слабости.

ПРЕАМБУЛА К СОГЛАШЕНИЮ О ЗВЁЗДНОЙ ЛИГЕ

Мы, лорды, представляющие шесть государств населённого человеком пространства, во имя мира, свободной торговли и наших народов настоящим заключаем соглашение о создании союза, названного «Звёздная Лига».

Мы делаем это в знак признания величия каждого из государства-участников этого союза и усилий, которые делают их великими.

Мы делаем это без принуждения, с осознанием того, что это в интересах наших государств, наших земель, нашего бытия и наших граждан.

Мы делаем это с открытым сердцем для дружбы с тем или иным государством и ожидаем эры процветания и безопасности.

После полутора тысяч лет войны мы готовы отодвинуть в сторону разногласия, которые уничтожали наши страны. Мы больше не окажемся во мраке из-за того зла, которое разделило наши государства порознь. Больше не будем бесполезно растрачивать в войне и в кровавом противостоянии наши энергию, силу, ресурсы или жизни наших людей.

Вместо всего этого мы встречаем новое Начало, беспрецедентную возможность для человечества возможность каждого государства осознать свой полный потенциал, беспрецедентную возможность для каждого правительства работать вместе в гармонии и взаимопонимании, а для каждого мужчины, женщины и ребенка – быть благополучным, защищённым и процветающим.

Мы вручаем друг другу наши жизни, нашу веру и нашу незапятнанную честь.

(подписи):

К 2567 году Александр был готов принять последнее предложение Яна Камерона, что гарантировало нанесение Звёздной Лигой упреждающих ударов по синдикатовским целям во время войны между Дэвионами и Куритой. Он знал, что экономика его государства нуждается в стимулировании, т.к. до сих пор оно несёт убытки от разрушительных последствий войны и многолетнего пагубного влияния секретных агентов Альберта Марика. Новоавалонские соглашения, подписанные 27 октября 2567 года, формально провозгласили членство Федеративных Солнц в Звёздной Лиге.

Два года спустя Ян Камерон пообещал такую же военную поддержку Хехиро Курите, что дало координатору Синдиката ещё один аргумент в пользу присоединения к Звёздной Лиге. Веговский договор, установивший в дальнейшем сроки членства Синдиката Дракона в Звёздной Лиге, был подписан 15 августа 2569 года. И наконец-то родилась Звёздная Лига!

На протяжении следующих 2-х лет шесть лидеров Внутренней Сферы встретились на нескольких подряд конференциях в Женеве, чтобы решить, как именно будет функционировать Звёздная Лига. К лету 2571 года они составили документ на две тысячи страниц, который известен как Соглашения о Звёздной Лиге.

Наступил беспрецедентный момент в истории – 9 июля 2571 года шесть правителей Внутренней Сферы появились в зале Конгресса Гегемонии. Каждый отдельно зачитал преамбулу Соглашений о Звёздной Лиге перед многочисленной аудиторией, собравшийся для засвидетельствования этого исторического события. Каждый лидер после подписания документа отступал в сторону, передавая чернильное перо следующему. Координатор Синдиката Дракона Хехиро Курита подписался первым, затем принц Федеративных Солнц Александр Дэвион, потом архонт Виола Штайнер-Динесон. Далее был канцлер Конфедерации Капеллы Урсула Ляо и генерал-капитан Лиги Свободных Миров Альберт Марик.

Последним ставил подпись Ян Камерон, глубоко тронутый реализацией своей мечты. Сначала он пожал руку каждому правителю, благодаря его или её за то, что они направили свои государства на путь к миру, уходя от войны. После прочтения по памяти громким, чётким голосом преамбулы Соглашений о Звёздной Лиги он размашисто подписал этот документ. Согласно легенде, в этот момент из глаз Камерона упала слезинка, из-за чего образовалось маленькое пятнышко прямо под его большой, выразительной подписью.

МЕЖЗВЁЗДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Астрография и астрополитика

Пока форма межзвёздного государства не была такой значительной, как форма континента для его жителей, она не являлась основополагающей для того, что может делать его правительство, а что нет. Например, сферическая форма государства может быть намного агрессивней в межзвёздных отношениях, чем государство с равным количеством звёзд, но в вытянутой, аморфной форме. Вы не можете быть агрессивным, когда ваши звёздные системы представляют собой форму спелых плодов, свисающих с низкого дерева.

лорд Ян Камерон

География и геополитика

Любого, кто говорит, что географии нет места в межзвёздных отношениях, нужно отослать работать на алмазные шахты Фелланина II. Там, рискуя жизнью в нечеловеческих условиях, они будут прокладывать 50-километровые туннели под землёй, чтобы извлечь несколько маленьких алмазов, так остро необходимых для планетарной индустрии по выпуску брони. До сих пор в 12 световых годах отсюда, на Садалбари, планете Синдиката Дракона, садовники погружают в землю лопату и выкапывают алмазы – причём размером с большой палец.

леди Дебора Камерон

Экономические факторы

Я крайне не согласен с теми экономистами, которые упорно добиваются того, чтобы люди рассматривались всего лишь как один из ресурсов государства. Это делает обычных граждан не более чем отвалом железной руды. Люди являются как причиной, так и решением экономических проблем.

лорд Ян Камерон

Межзвёздность

Межзвёздность – это идея о том, что человечество в первую очередь состоит из людей, а во вторую из межзвёздных политических государств. И как только вы начнёте думать таким образом, различия между государствами пропадут, и вселенная превратится в сеть связанных между собой экономик и общественных отношений. Мы никогда не должны забывать, что, независимо от места рождения, все люди имеют обычные, основные потребности.

лорд Ян Камерон

Подборка из различных источников, архивы КомСтара, Терра

ЛОРД ЯН И ЛЕДИ ШАНДРА

При исследовании истоков Звёздной Лиги историки особо уделяли внимание лорду Яну Камерону, леди Деборе Камерон и лорду Майклу Камерону. Но никто из них так и не изучил роль леди Шандры Норуфф, которая стала женой Яна. Она была инструментом создания Звёздной Лиги, и многие её действия были жизненно важны для продолжения существования Лиги.

В 2533 году Шандра Норуфф, баронесса Ньюбл Даунс, что на Новой Земле, была официально помолвлена её отцом, герцогом Новой Земли, и матерью Яна Камерона, леди Деборой, директор-генералом Гегемонии, с молодым Яном Камероном. Этот договорной брак был беспрецедентным для Гегемонии, жители которой гордились собой, что почитали право личного выбора партнёра для женитьбы даже среди высших классов. В других государствах Внутренней Сферы договорные браки для политических целей были обычным делом.

7ae23902cccf.jpg

Общественность встретила новость о договорном браке между Яном Камероном и баронессой Шандрой Норуфф с неодобрением. Но самые яростные осуждения доносились со стороны тех, которые сами были в договорных браках. Всего лишь 19-летний лорд Ян только что поступил в ВСГ, и по всем признакам он должен был стать отличным офицером. Привлекательный, обаятельный и твёрдо убеждённый в том, что нужно отдать дань увлечениям молодости, он откидывал все мысли о связывании своей судьбы с женщиной, которую он никогда не видел. Он был настолько зол, что целый год отказывался разговаривать с матерью, чем причинял и ей, и себе много боли.

Шандра была во многом похожа на Яна. В 17 лет она начала готовиться к военной карьере и даже не задумывалась о своём замужестве, тем более, если речь шла о совсем незнакомом человеке. Из-за этого она, как и Ян, порвала все связи со своим отцом. К несчастью, герцог Новой Земли погиб месяц спустя в авиакатастрофе, прежде чем Шандра могла с ним помириться.

Первая официальная встреча с её мужем по договорному браку не сулила ничего хорошего. После того, как её представили на грандиозном вечере, устроенном герцогом Новой Земли, молодые вели себя замкнуто друг с другом, затем при первой же возможности по отдельности покинули вечер. Обескураженные, родители жениха и невесты рассматривали вариант разрыва брачного договора. При следующем обсуждении родители решили сделать ещё одну попытку, заставив двух молодых людей написать друг другу.

Письма, сохранённые историками Камеронов, целые и невредимые хранятся в архиве нашего священного Ордена. И они показывают вялое, по большей части тягостное развитие увлечённости; это было столкновение двух высокоинтеллектуальных людей, с установившимися образом жизни и мыслями. По большей части письма выражают дружбу и даже романтику. Сначала Ян и Шандра даже не догадывались о том, что они всё больше и больше увлекаются друг другом, но при чтении этих писем их взаимное влечение также очевидно, как и их переезд.

Два года спустя они поженились. 12 апреля 2535 года от древней шотландской церкви, господствовавшей над Эдинбургом, потянулся свадебный кортеж, молодожёнов приветствовали тысячи доброжелателей, а с вертолётов их осыпали лепестками роз. Их лимузин сопровождали два меха, украшенных цветами и праздничными лентами – один из подразделения леди Шандры, другой – лорда Яна.

Однако их брак не был идеальным. Ян и Шандра ссорились, расходились и часто действовали друг другу на нервы. Но они всегда мирились – либо долгими разлуками, либо с помощью задушевных писем.

В 2536 г. леди Шандра родила Тимоти Камерона. Но вскоре после этого доктора сказали родителям, что у Тимоти неизлечимый порок сердца. Пренебрегая своими обязанностями, супружеская пара днями и ночами была рядом со своим чадом, но через несколько недель он умер. Горе родителей было столь велико, что некоторые опасались, что эта потеря может разделить их. Ничего такого не произошло. После двух лет скорби они вновь появились на публике и, казалось, что они стали близки друг другу как никогда. Общественность, которая изначально любила эту супружескую пару, после трагедии восхищалась ими ещё больше. Шандра продолжала свою карьеру и стала командующим Вооружёнными силами Гегемонии, а в 2571 г. лорд Ян назначил её главнокомандующим генералом Сил обороны Звёздной Лиги.

Несмотря на то, что Шандра во второй раз забеременела не сразу, лорд Ян не спешил назначать наследника. Когда его спрашивали об этом, его единственным ответом был загадочный призыв к терпению. Проходили годы, люди и государственные чиновники стали беспокоиться о том, что будет, если Ян Камерон умрёт без наследника. Некоторые так далеко зашли в своих догадках, что предполагали, что Камерон в надежде на нового ребёнка либо нашёл себе новую жену, либо любовницу.

23 января 2556 года в резиденции Камеронов, неподалеку от Лондона, где жил лорд Ян, дали лаконичное, на две строки, сообщение для прессы: «Семья Камеронов рада сообщить, что леди Шандра Норуфф-Камерон ждёт ребёнка, роды состоятся приблизительно в сентябре. Леди Шандра как никогда сильна духом и телом». Леди Камерон было 40 лет. Девять месяцев спустя она родила здорового сына, которого Камерон назвал Николаем.

НОВЫЙ ПОРЯДОК

Новости о Звёздной Лиге люди принимали с ожиданием и воодушевлением. Многое изменилось, и любые изменения после Эпохи войн приветствовались. Даже население планет, не так сильно затронутых влиянием Звёздной Лиги, приветствовало приход нового порядка. В первую очередь Звёздная Лига должна была сформировать новое правительство, на что потребовалось более 3-х лет переговоров между правителями шести государств. Не единожды этот хрупкий новый альянс был под угрозой распада.

Почти сразу после подписания Соглашений о Звёздной Лиге был сформирован Верховный совет Звёздной Лиги, состоявший из шести глав государств-участников. В качестве признания статуса Яна Камерона с этого момента он был известен как «Первый лорд». После создания Звёздной Лиги Камерон был движущей силой не только для неё – он был правителем также и Терры, колыбели человечества, которая расположена буквально в центре освоенного человечеством космоса. Верховный совет должен был стать средоточием правительства Звёздной Лиги, а также центром накопления и передачи информации государствам-участникам.

Столицей Звёздной Лиги стал заново отстроенный древний Пьюджет-Саунд, что на североамериканском континенте Терры. На самом деле несколькими годами ранее этот проект застройки официально именовался как «Дворец Звёздной Лиги», а неофициально – Юнити-сити. Город был огромен, искусно сделан и впечатляющ, как и подобает центру человечества. При его строительстве были задействованы материалы всех государств-участников. Как только было построено здание Дворца Звёздной Лиги, оно сразу же было окрещено архитектурным чудом. Один посетивший архитектор назвал его «сказочным местом, где гаражи для парковки были так же прекрасны, как и Тадж Махал».

В это время первоначальный Верховный совет Терранской Гегемонии изменил своё наименование и высокое положение. Отныне он был известен как Советники Первого лорда, возглавлявшие основные ведомства правительства Гегемонии в Женеве. Хотя технически пределы их обязанностей были ограничены помощью Первому лорду в управлении Гегемогией, они часто проводили неофициальные совещания и по другим вопросам.

Вскоре лорд Ян понял, что его обязанности Первого лорда и существующая политическая ситуация делают невозможным эффективное правление Терранской Гегемонией. В 2572 году он передаёт свои обязанности генерал-директораа либо своему наследнику, либо президенту Конгресса Гегемонии. С этого дня Камероны будут всегда считать себя в первую очередь правителями Звёздной Лиги, а уже потом генерал-директорами.

В 2573 году официально было создано Бюро по делам Звёздной Лиги (БДЗЛ). Душа и тело правительства Звёздной Лиги имело шесть отделов: отдел социальных отношений, отдел экономических отношений, отдел налогов и сборов Звёздной Лиги, отдел образования и информации, генеральная прокуратура Звёздной Лиги и отдел администраторов Звёздной Лиги.

Отдел администраторов Звёздной Лиги был самым важным. Он был под управлением пяти государственных администраторов, назначенных Первым лордом, которые несли прямую ответственность за контроль над выполнением каждым государством-участником распоряжений Первого лорда и Верховного совета. Под каждым государственным администратором были различные региональные и планетарные администраторы, которые отчитывались перед вышестоящими администраторами и правительством государства-участника.

Правительство новой Звёздной Лиги было задумано как сильный, достаточно гибкий инструмент для выполнения воли Первого лорда и лордов Верховного совета. Первый лорд Камерон назначал более трёх четвертей кадров на должности БДЗЛ, что давало ему реальное влияние на действующее правительство Звёздной Лиги [ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: Будущие Первые лорды будут использовать преимущество своей власти для ограничения законов, с которыми они не были согласны]. Что касается Первого лорда Камерона, он был продуманным в использовании своей необъятной власти. Он часто советовался с другими лордами Совета по поводу своих кадровых назначений и пытался по возможности подобрать посты для любого, которого поддерживал отдельно взятый лорд.

33ba7d02c17d.jpg

ЗВЁЗДНЫЙ ДВОРЕЦ

С подписанием Соглашений о Звёздной Лиге Гегемония (и Терра в частности) стала важным центром активности. Посольства государств-участников Лиги, а также филиалы крупных иностранных корпораций были представлены на каждоё планете Гегемонии. Быстро развивался туризм, пассажирские лайнеры таких туристических компаний, как «Уайт дав интерстеллар», «Ред болл экспресс» и «Уайт клауд туризм», стали обычным явлением в звёздных системах Гегемонии.

Разумеется, в центре внимания в Юнити-сити было здание Дворца Звёздной Лиги. Многие здания Дворца с комфортом размещали полный штат дипломатических представительств каждого государства-участника, а также представителей крупнейших корпораций. Внутри комплекса с элегантными стенами находилась штаб-квартира Бюро по делам Звёздной Лиги. Также в пределах дворца, но отделённые от всего остального сетью закрытых парков, высоких стен замка и туннелей, были покои Первого лорда и его семьи.

Интерьер Дворца Звёздной Лиги, который со временем неофициально стал известен как «Звёздный дворец», был сделан из материалов, привезённых со всех уголков освоенного человеком космоса. Серебряные ажурные украшения с Неомеда, усиленные садурнийским мрамором. Бхаратский тик, вырезанный искусными ремесленниками с Таркада, был инкрустирован огненно-голубыми опалами с Ларши. Всё было выбрано для того, чтобы внушить посетителю, что это место является не только резиденцией правительства Звёздной Лиги, а и центром человечества.

Это было незадолго до того, как приходившая во Дворец аристократия отвечала прекрасной обстановке соответствующим личным внешним видом. Верховный совет, заседавший во Дворце обычно два раза в год, привлекал множество аристократов, одевавшихся во всё самое лучшее. В Великом зале, среди большого количества колонн из мерцающего гранита с Кайфенга и света, проходившего сквозь витражные окна, собиралась знать. Они ожидали появления Первого лорда, который предпочитал восседать на троне Звёздной Лиги, вырезанном из белой слоновой кости с Сузано.

Из «Проводника по восьмому, девятому и десятому чудам света», Сандра Кинра, издательство «Таркад», 2999 г.


ОРГАНИЗАЦИЯ АРМИИ

В первую очередь лорд Камерон назначил свою жену, генерала Шандру Норуфф-Камерон, главой штаба и Главнокомандующим только что сформированных Сил обороны Звёздной Лиги. Для завершения ошеломительной задачи по созданию единой армии из солдат шести отдельных армий Шандра разделила СОЗЛ на шесть отдельных военизированных регионов, каждый их которых соответствовал границам государства-участника. Каждый регион имел свой военизированный контингент, который включал в себя очень мало войск из этого государства. Эта предусмотрительность была направлена на недопущение мятежа в случае применения Звёздной Лигой силы против этого государства. Генерал Камерон также не развёртывала в контингенте СОЗЛ слишком много солдат из соперничающего государства.

Ядром каждого такого регионального войска была группа дивизий из Вооружённых сил Гегемонии. Эти дивизии, известные как «Королевские», формировали основу армии данного региона. Королевские дивизии и батальоны были разбросаны также и по другим дивизиям, состоявшим из различных солдат, чтобы усилить надлежащее исполнение приказов.

Личные конфликты между офицерским составом новых СОЗЛ на первый взгляд являлись неотложной проблемой. Рядовые и сержанты могли урегулировать свои различия с помощью кулаков, которые легко примирялись покупкой друг другу выпивки. Офицеры же прятали свои разногласия под цивилизованной показухой. Они обычно могли найти более хитрые и пагубные способы выразить свое превосходство.

Из-за этих национальных разногласий и соперничества между родами войск Первый лорд и главнокомандующий решили отдать наибольшее предпочтение для вербовки и тренировки офицеров, которые в первую очередь были бы верны Силам обороны Звёздной Лиги. Первый лорд также добился того, что для обслуживания СОЗЛ вербовались обычные граждане. Это вызывало серьёзные разногласия, но зато благодаря этому появились некоторые величайшие военные герои Звёздной Лиги.

ОТНОШЕНИЕ К ПЕРИФЕРИИ

Периферия? Это как большая психушка. Не обращайте внимания на сумасшедшего парня, ходящего вокруг вашего города и кричащего во все лёгкие о Боге или обнажающегося перед школьницами. Вы просто дайте ему билет на Периферию.

Герцог Митчелл Френзер Кафский, цитата из книги «Ошибка Периферии: Упражнения в заблуждении» герцогини Бетеллы Ганис, Терранское издательство, 2811 г.

В мечтах о человечестве, объединённом одним правительством, Ян Камерон всегда представлял себе Таурусский конкордат, Магистрат Канопуса, Республику Окраинных Миров и Альянс Внешних Миров – четыре главные конфедерации Периферии – частью Звёздной Лиги. Однако независимые правительства и люди Периферии упорно не разделяли эту мечту. Изначально те далекие планеты были заселены людьми, которые разочаровались или в жизни на терранской планете, или в других пяти государствах Внутренней Сферы. Зачем им сейчас нужно снова связывать себя с Террой или её потомками?

Что касается правителей Внутренней Сферы, то они были даже более недоверчивы и недружелюбны в своём отношении к Периферии, чем по отношению друг к другу. Они не препятствовали лиранцам, каппеланцам и мариковцам торговать с правительством Периферии, когда это было им выгодно. По правде говоря, большинство людей Внутренней Сферы, как известно, с нездоровым, скрытым презрением смотрели на этих, таких же как они людей с Периферии, ошибочно воспринимая их как негодяев, недоразвитых, радикалов и дикарей.

Семья Камеронов имела личную причину ненависти к Периферии из-за инцидента, случившегося в 2499 году. В этом году лейтенант Джон Камерон был штурманом на борту «Ориона», безоружного исследовательского судна, исследовавшего звёздную систему за пределами Содружества Лиры. В последнем сообщении с «Ориона» рапортовали, что корабль подвергся атаке неопознанного корабля. Когда спасательная группа случайно обнаружила исследовательский корабль, он представлял собой разбитый остов судна, без следов экипажа. Хотя никогда не было окончательного доказательства, некоторые факты дают основания предполагать, что «Орион» атаковал боевой корабль Республики Краевых Миров. Камероны дали клятву, что когда-нибудь они заставят этих бандитов с Периферии дорого заплатить за смерть Джона Камерона.

ПРЕЛЮДИЯ К ВОЙНЕ

Мы дали миллионам мужчин и женщин знание о новых и захватывающих способах убивать, затем забрали у них оружие и сказали, что они не могут применять на практике то, чему научились.

Из письма генерала Шандры Камерон лорду Яна Камерону, октябрь, 2569 г.

По иронии судьбы Звёздная Лига, чьим заявленным предназначением были мир и добрая воля среди звёзд, сделала войну своей первой главной задачей. Известная как Война Воссоединения, этот конфликт за 20 лет безжалостных сражений забрал больше жизней, чем Эпоха войн, длившаяся полтора века. Целью Войны Воссоединения было с помощью силы оружия принудить главные государства Периферии присоединиться к Звёздной Лиге.

В течении недели с момента подписания Соглашений о Звёздной Лиге Ян Камерон выслал копии этих Соглашений каждому крупному государству Периферии; все они в течение года отклонили это предложение. На публике Первый лорд и лорды его Совета выражали сожаление об этом отказе, но на самом деле правители Периферии сыграли им только на руку. Как почти любое мощное государство, существовавшее до и после неё, Звёздная Лига страдала от империалистического стремления к доминированию. Если она больше не собирается воевать сама с собой, то она будет воевать с Периферией.

Ян Камерон начал обращаться к Периферии как к «утраченным мирам», помимо этого давая инструкции пропагандистской машине Звёздной Лиги обнародовать разнообразные факты, изображающие окраинные планеты как угодно, – от блудных сыновей и дочерей до самых кровожадных неандертальцев. Камерон также заваливал дипломатов такими заданиями для правителей Периферии, как участие в галактическом саммите в 2572 году на Терре (которое все государства Периферии, за исключением Республики Окраинных Миров, отказались посещать), или торговое сотрудничество с Таурусским конкордатом как с «привилегированной нацией» в 2573 г. Последнее было частично лицемерием, потому как экспортируемая таурусская продукция была качественнее того, что предлагала Звёздная Лига.

Здесь была другая, более существенная причина для войны с гордыми и независимыми государствами Периферии. Когда возникло реальное взаимодействие Великих Домов Внутренней Сферы, каждое государство значительно сократило свою регулярную армию. Даже с учётом того, что войска были переданы в Силы обороны Звёздной Лиги, все ещё оставались без дла сотни тысяч закалённых в боях ветеранов, которые не имели какой-нибудь другой, пользующейся спросом на рынке труда профессии.

Созданные Силы обороны Звёздной Лиги вобрали в себя лучших солдат от каждого государства-участника, а лучшие из оставшихся быстро росли в званиях в рядах собственных армий этих государств. Даже несмотря на то, что была создана самая крупная военная сила за всю историю человечества, новая эра мира вернула много обученных солдат обратно к гражданской жизни. Многие военные неожиданно столкнулись с неприятной перспективой необходимости перековывать свои мечи на орала. Большинство мужчин и женщин пошло в армию ещё молодыми. Это было всё, что они знали, и всё, что они умели делать. Теперь же они должны вернуться к гражданской жизни.

Многие ветераны нашли работу телохранителями местной знати, другие вступали в боевые подразделения, которые нанимали аристократы и государства для борьбы с кочующими разбойниками. Но некоторые ветераны чувствовали себя настолько отрешёнными от мирной жизни, что превратились в бандитов, грабивших своих бывших хозяев. Одним из самых важных вопросов, преобладавших в Верховном совете на тот период, был вопрос о миллионах безработных солдат, блуждающих по Звёздной Лиге.

ВОЕННЫЕ УЧЕНИЯ «ЕДИНЫЙ ТРИУМФ»

В конце 2571 года шайки бандитов, состоявшие в основном из ветеранов капелланской армии, атаковали и полностью разрушили группу островов капелланской планеты Милос. Когда Капелла в ответ выслала полк мехов, солдаты распознали среди бандитов своих бывших товарищей и отказались атаковать. В ответ на это канцлер Конфедерации Капеллы запросил помощи у 22-го Королевского полка Звёздной Лиги. Как только 22-й начал громить бандитов на Милосе, капелланский полк пришёл на помощь своих бывшим братьям по оружию, контратаковав подразделение Звёздной Лиги. 22-й решил отступить, чтобы не понести серьёзных потерь, но новость об этой измене убедила лордов Совета в том, что нужно срочно что-нибудь предпринять.

Выдержки из протокола заседаний весенней сессии Верховного совета 2572 года показывают, что все лорды Совета, за исключением архонта Виолы Штайнер, голосовали за резолюцию, которая была принята ими ещё до лорда Камерона. Если бродячими ветеранами невозможно управлять, говорили лорды, тогда каждый Великий Дом должен привести свою армию в военное положение, что угрожало численному превосходству СОЗЛ и могло дестабилизировать ещё не окрепшую Лигу.

Посоветовавшись со своими советниками и главнокомандующим Шандрой, Ян Камерон учредил проведение крупных военных учений между СОЗЛ и армиями государств. Эти учения создали бы рабочие места для безработных солдат, которых Звёздная Лига наймёт в качестве квазивоенных частей для удержания некоторых не особо важных планет, в то время как настоящие подразделения примут участие в учениях.

В уходящем 2572 году Первый лорд опубликовал свой план проведения военных учений под названием «Единый триумф». 13 дивизий СОЗЛ и 10 равных им подразделений Домов принимали участие в крупнейших за всю историю военных учениях. Более 50 неплодородных и малонаселённых планет превращались в игровую карту, на которой проводились военные игры. Большинство планет располагалось вблизи границ Периферии.

С военной точки зрения учения показали замешательство Звёздной Лиги. Несмотря на материально-техническое превосходство над всеми другими армиями, дивизии СОЗЛ всё ещё были нескоординированы и неуверенны в себе. Они допустили много дурацких поражений и несколько грубых аварий. Одной из таких было столкновение над мариковской планетой Вакарел (Vakarel) корвета «Риковер» типа Конгресс с эсминцем «Дэвионс Харт» типа «Дэвион», предоставленного во временное пользование Звёздной Лиге.

Учения также вызвали политические затруднения. Правители государств Периферии получали особое удовольствие, наблюдая, как обыкновенные подразделения Домов брали верх над хвалёными СОЗЛ. Набравшись уверенности в том, что они и дальше смогут противиться требованиям лорда Камерона присоединиться к Звёздной Лиге, некоторые правители Периферии стали открыто насмехаться над Звёздной Лигой и её явно никудышной армией. Среди населения Альянса Внешних Миров и Магистрата Канопуса начали появляться неприличные песни и ужасные карикатуры на лорда Яна как дряхлого и болтливого старика.

Единственной извлечённой пользой от этих учений было утверждение в 2572 году Соглашения об охране границ, которое позволяло СОЗЛ развёртывать по всей Внутренней Сфере и частично Периферии военные базы. В дальнейшем эти базы станут жизненно важными.

ИСКРЫ САНТЬЯГО

Маленькая искра порождает огромное пламя.

«Рай», «Божественная комедия» Данте Алигьери

В 2572 году Первый лорд Камерон получил сведения о наличии в Альянсе Внешних Миров полков дорогостоящих мехов. Он понятия не имел, у кого Альянс мог их купить, но был уверен, что они намерены использовать их в качестве образцов для производства. В ответ на это Камерон издал Директиву №21, которая информировала ключевые планеты Альянса Внешних Миров о том, что они должны принять подразделения СОЗЛ для «совместной обороны и защиты от бесчисленных банд грабителей и пиратов, которые проникли в регион». Подразделения СОЗЛ и войска Синдиката Дракона были незамедлительно развёрнуты в Альянсе Внешних Миров.

Несмотря на то, что регулярные войска Звёздной Лиги с точностью выполняли приказы о сосредоточении на поисках местонахождения мехов Альянса, подразделения Синдиката исполняли их по-иному. 17-й Галедонский Регулярный полк, типичный синдикатовский полк бэтлмехов, был назначен на прочёсывание города Сантьяго, крупнейшего центра деловой и культурной жизни, узла связи Альянса Внешних Миров. Ища неуловимые мехи альянса, галедонские регуляры с типичным драконовским высокомерием уничтожали здания и превращали в руины предприятия, вызвав всеобщую злобу альянсовцев.

Жители Сантьяго освистывали и швыряли камни в синдикатовские мехи, с грохотом проходящих мимо них. Дети Сантьяго, известные в этих краях как «искры», получали особое удовольствие от этих игр. Они считали, что худшим, что могло случиться, это что мех всего лишь повернёт в их сторону голову и издаст при этом из своих громкоговорителей оглушающие, неразборчивые звуки.

14 декабря 2572 года эти игры стали смертельными. Когда звено галедонских регуляров продвигалось по одному убогому кварталу, местные ребятишки, дразнясь и насмехаясь, бегали между ног мехов и забрасывали солдат снежками, камнями и другими предметами. В итоге один молодой воин вышла из себя, открыла люк кабины своей «Саранчи» и швырнула канистру с охлаждающей жидкостью в бегающего вокруг её меха ребенка. Вполне возможно, что молодой воин всего лишь попыталась удержать мальчика от бегания между ногами её меха, но канистра не попала в бегущего мальчишку, а ударилась о бетон перед ним, расколовшись, и обдала ребёнка охладителем.

Разгневанная толпа собралась вокруг кричащего мальчика и мехвоина, звено которого продолжало движение. Пытаясь убежать, «Саранча» зацепила ногами ржавый остов брошенного автомобиля и опрокинулась, раздавив при этом несколько человек. Толпа набросилась на упавший мех со стальными трубами, деревянными досками и всем, что попало под руку. Совершенно потеряв голову, синдикатовка начала безрассудно палить из оружия своего меха. В тот день 27 сантьяговцев были убиты, 30 получили ранения.

Последствия Сантьяговской бойни вызвали вспышки демонстраций против Звёздной Лиги во всех государствах Периферии. В 2573 году - после того, как военный трибунал над синдикатовским мехвоином состоялся не в суде Сантьяго, а на Терре, – кризис стал ещё больше. Жители Периферии и их правители были абсолютно убеждены в том, что Звёздная Лига была столь же опасна, как и коварна.

[ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: Было много версий насчёт этого инцидента. Это донесение объединяет в себе несколько предыдущих отчётов и включает новое расследование.]

Прямым результатом Сантьяговской бойни было прекращение правителем Магистрата Канопуса переговоров о пограничном споре со Звёздной Лигой. В Таурусском конкордате протектор Митчелл Кальдерон отдал приказ военным о принятии экстренных мер по стремительному усилению защиты Конкордата. Также в этот период все правительства Периферии, за исключением Окраинных Миров, отклонили приглашение Звёздной Лиги на галактический саммит, а тауруссцы решительно отказались от договора с Лигой о «привилегированной нации».

Несмотря на то, что многие дипломаты БДЗЛ советовали дать гневу утихнуть, лорды Совета нанесли ответный удар. В 2574 году они приняли серию жёстких торговых ограничений и налогов с целью поставить Периферию на колени. Несмотря на то, что новые налоги привели к тяжёлому экономическому положению – даже к угрозе голода, – дух независимости у людей из этих удалённых государств, казалось, ещё больше вырос. Война была неизбежна, и об этом знали все.

МАЛАГРОТТСКИЙ КРИЗИС

Это горнодобывающая станция «Грекс-декс», Фонтана, система Малагротты. На нас вскоре нападут пять военных кораблей Таурусского конкордата. Митчелл Хесли, наш горный техник и ветеран военного флота, сказал мне, что это один крейсер типа «Винчестер», два фрегата типа «Вагон Уил» и один корвет типа «Пинто», все вооружены и направляются в нашу сторону. За-ради Бога, помогите нам! Мы преданны Федеративным Солнцам и не хотим оказаться рабами шайки вооруженных бандитов!

Обращение дэвионовской горнодобывающей колонии на Фонтане к правительству Федеративных Солнц, 19 февраля 2573 г.

2111c68ba5d7.jpg

В 2499 году прямо под серной поверхностью безвоздушного спутника Фонтана, двигающегося по орбите газового гиганта ДиСи, в звёздной системе Малагротта, были обнаружены богатые залежи титана. Первооткрыватель спутника, компания «Грекс-Декс Майнинг», имела свои представительства в Федеративных Солнцах и Таурусском конкордате. После изучения открытия оба государства заявили права на звёздную систему Малагротта, которая лежала в невостребованном космическом пространстве между двумя этими государствами. Свои требования каждая сторона подкрепила вооружёнными силами.

В одном их нескольких редких случаев сотрудничества между государством Внутренней Сферы и владением на Периферии обе стороны достигли дипломатического согласия. В 2511 году они обсудили условия Омсольских соглашений, которые определяли, что Фонтана была настолько богата на титан, что его хватит обеим сторонам. Они формально пришли к согласию управлять Фонтаной как совместным предприятием. Самым важным условием соглашения было обещание, что ни одна из сторон не будет иметь вооружённых сил в этой системе.

В 2573 году Омсолские соглашения были разорваны по небрежности. 5 таурусских военных кораблей, на манёврах с ещё больших флотом вблизи звёздной системы Дрекса, вследствие выхода из строя систем навигации и связи сбились с курса и попали в систему Малагротта. Даже не подозревая, насколько серьёзной будет эта ошибка, без средств связи, эти 5 кораблей спокойно направились на Фонтану, в надежде починить своё оборудование и затем уйти. Они даже не подозревали, что дэвионовские шахтеры в панике послали несколько сигналов бедствия Федеративным Солнцам.

Федеративные Солнца, рассмотрев это «малодушное, внезапное нападение тауруссцев», выслали 10 военных кораблей с расположенной поблизости военно-космической базы. Прибыв в Малагротту, они обнаружили висящие над Фонтаной таурусские корабли. Дэвионовский командующий незамедлительно отдал приказ своим кораблям открыть огонь по тауруссцам. Бой длился три часа и закончился тем, что все таурусские корабли, кроме одного, были уничтожены либо захвачены. Только одному таурусскому крейсеру, получившему серьёзные повреждения, удалось дотянуть до прыжковой точки и уйти домой.

Когда правда со временем всплыла наружу, Малагроттский кризис уже превратился в межзвёздный конфликт. Но дэвионовские военные скрыли эту офицерскую ошибку и продолжали громогласно выражать недовольство из-за вооружённой агрессии Конкордата в системе Фонтана. Вооружённые силы Федеративных Солнц ускоренно готовились к войне. Войска были размещены вдоль дэвионовсмко-конкордатской границы и приведены в полную боевую готовность, военные корабли выдвинулись из внутренних систем государства и готовились к военным действиям. Конкордат, осознавая, что уже бесполезно говорить о правде в свою защиту, привёл свои значительные вооружённые силы в боевую готовность.

Когда лорд Александр Дэвион наконец-то изучил факты о Малагроттском кризисе, он попросил Первого лорда быть посредником в переговорах, но всё же он не разглашал дурацкую ошибку своего офицера. Как известно, Таурусский конкордат наотрез отказался договариваться с Первым лордом. Они заявляли, что в их конфликт вовлечены только Федеративные Солнца, и Звёздная Лига не должна вмешиваться в их дела. Приведённый в бешенство отказом тауруссцев, Камерон в своем выступлении сказал: «Мы достаточно долго проявляли жалость и терпение. Будь я проклят, если стерплю ещё хоть одну такую пощечину».

Официально он заявил, что Федеративные Солнца в ответ на неожиданное нападение на гражданское поселение повели себя в соответствии с законом. В примечаниях к этому выступлению лорд Ян явно склонялся на сторону оккупации Федеративными Солнцами системы Малагротта, если Конкордат откажется выплатить репарации, но архонт Виола сказала ему, что шансов на успех нет. Другие лорды Совета по малагроттскому делу разошлись во мнениях. Единственно, с чем они все согласились, так это то, что что-то должно быть сделано по отношению к Периферии.

ПОТЕРЯ ЛИЦА

Я клянусь в преданности Республике Окраинных Миров, её законам и её правителям. Я также клянусь в искреннем преклонении перед действиями и обычаями отдалённой матери Терры. Пусть никогда не затмится её красота. Пусть её свет всегда будет нашим маяком.

Из присяги на преданность, обязательной для каждого гражданина Республики Окраинных Миров, 2573 г.

Единственным государством Периферии, не задумавшимся о враждебности или подозрительности в отношении Внутренней Сферы, была Республика Окраинных Миров. Республика, которой правила семья Амарисов, чьи предки были высокопоставленными лицами Терранской Гегемонии, и которые всё ещё сохранили терранское гражданство, рассматривалась единственным «цивилизованным» государством Периферии. Конечно, Внутренняя Сфера делала значительный бизнес с Окраинными Мирами. Другие правительства Периферии, как известно, относились к этому с презрением и отклоняли предложения Амариса быть посредником между Звёздной Лигой и Периферией.

Семья Амарисов управляла Окраинными Мирами с помощью силы оружия, и многие граждане всё ещё тоскуют по тем дням, когда они решили присоединиться к истинной республике. Когда в 2572 году Грегори Амарис пригласил батальон мехов Звёздной Лиги якобы для тренировки его войск (а в действительности для усиления его политического положения), обстановка внутри государства стала ещё более неустойчивой.

Весной 2573 года диссиденты Окраинных Миров, одетые в униформу республиканской раскольнической армии, взяли штурмом самую крупную тюрьму для политических заключённых на планете Аполлон. Они протестовали против симпатии правительства Амариса правительству Звёздной Лиги и присутствия на Аполлоне батальона мехов Лиги. После побега 50 заключённых повстанцы убили коменданта тюрьмы и его главных помощников. В своём послании Грегори Амарису они угрожали взорвать сооружение, если все иностранные вооружённые силы не покинут Аполлон.

Через полчаса после получения этого ультиматума Амарис отправил на Аполлон 5-й Амарисовский Фузилёрский полк и Амарисовскую республиканскую гвардию. Позднее он послал также и подразделения артиллерии, чтобы сровнять с землёй территорию главного административного здания тюрьмы. Амарисовские частные войска схватывали и убивали каждого, кто избежал первых двух налётов. Люди Окраинных Миров пришли в ярость, когда узнали, что эти частные войска двинулись на повстанцев Аполлона. Волна бурных протестов расползлась по всем мирам Окраинной Республики.

Когда массовые беспорядки гражданских даже и не думали утихать, Амарис учредил Всеобщий закон преданности. Этот закон требовал, чтобы каждый гражданин дал клятву верности Амарисам и Звёздной Лиге, в противном случае он лишался своих прав и собственности. Амарис, в конечном итоге, силой заставлял каждого жителя давать клятву, а группировки повстанцев очень часто подавлял с помощью измора, как например, с шахтерами Лэкхоува.

ПОЛЛУКСКИЙ МАНИФЕСТ

Как я вижу, у вас два выбора: вы можете присоединиться к Звёздной Лиге или можете присоединиться к Звёздной Лиге. В любом случае вы присоединитесь к ней. Будь то присоединение как партнёра, получая все преимущества благосостояния Лиги, или как измученные и окровавленные, вечно в оковах рабы. Принятие решения зависит только от вас.

Герцог Грегори Веббсон, эмиссар Звёздной Лиги в Таурусском конкордате, 2575 г.

Экономические санкции, направленные против Периферии, создали такой же экономических крах в Звёздной Лиге, как и на окраинах. В Содружестве Лиры и в Лиге Свободных Миров некоторые крупные корпорации были под угрозой распада из-за своей зависимости от вольной торговли с Периферией. Одной из таких была «Фар Стар Трейдерз», огромная судостроительная компания с лиранской планеты Новая Индия. «Фар Стар» во время первых девяти месяцев санкций потеряла столько денег, что объявила себя банкротом. Что стоило Содружеству более миллиона рабочих мест и резкого экономического падения целой провинции Аларион.

ddb40eaf7f7c.jpg

Когда остальные государства также начали ощущать на себе влияние санкций, среди обычных граждан прокатилась волна недовольства. Некоторые начали выражать сочувствие бедственному положению Периферии и восхищаться духом независимости её людей. Эти граждане протестовали против экономических санкций и начали активно выступать за нормальное и более снисходительное отношение к неподатливым жителям заокраинных планет.

В декабре 2574 года Ян Камерон созвал лордов Совета на чрезвычайное совещание на Поллуксе, планете Гегемонии. Велись дебаты о том, какие действия предпримет Звёздная Лига в следующем месяце. Лорды Хехиро Курита и Александр Дэвион склонялись к войне и убеждали, что Лига должна послать правительствам Периферии ультиматум. Дэвион знал, что подготовка к войне стимулирует нездоровую экономику его государства, а также поможет смирению его людей с членством в Лиге. Куритяне, вояки до мозга костей, с радостью воспринимали войну как средство доказывания их превосходства как воинов.

Архонт Штайнер также склонялся к этой точке зрения, веря, что война отвлечёт внимание лиранцев от других, более важных проблем. Зато Мэрион Марик была обеспокоена тем, что в случае прекращения торговых отношений с Периферией Свободные Миры подвергнутся серьёзному экономическому и социальному кризису. Подобным образом была обеспокоена и канцлер Урсула Ляо, пытаясь укрепиться на должности правителя.

Что касается Яна Камерона, он не особо нуждался в уговаривании. Он не для этого работал более 20 лет, чтобы видеть как «горстка варваров и подстрекателей» разбивают его видение человечества, объединённого под одним флагом. В любом случае, он верил, что война с Периферией также укрепит соглашения, уже подделанные другими Великими Домами Внутренней Сферы как даст его излишним войскам возможность сделать это. Все верили, что превосходящая армия Звёздной Лиги подчинит Периферию максимум за 5 лет. Камерон был уверен, что преимущества членства в Звёздной Лиге сотрут последние следы сопротивления.

Поскольку большинство лордов Верховного Совета было за войну, Первый лорд Камерон издал Поллуксский манифест. Адресованный правительствам Периферии 2 января 2575 года и сформулированный в категорических выражениях, этот документ был в шаге от формального провозглашения войны. Лорды Звёздной Лиги дали правительствам Периферии на ответ три месяца.

Независимым государствам Периферии не потребовалось много времени, как только они начали переговоры между собой. 1 марта 2575 года они предоставили Первому лорду жёсткий ответ. Звёздная Лига является самым могущественным врагом, с каким когда-либо сталкивалось любое правительство человечества, но непоколебимые жители заокраинных планет не отступят перед этой трудной задачей. Для них независимость была важнее любых высокотехнологических новинок Звёздной Лиги или её военной «защиты». Они будут сражаться, прежде чем падут.

Сразу же после издания манифеста Первый лорд Камерон приказал Бюро по делам Звёздной Лиги провести в СМИ колоссальнейшую пропаганду в пользу неминуемой войны. Эти банальные пропагандистские действия создали серьёзные споры среди работников аппарата БПЗЛ. Многие верили, что угроза войной противоречила высокой моральной цели Звёздной Лиги, и было бы вдвойне позорно принуждать людей ко лжи. Отделы внутри БПЗЛ стали настолько обозлённые, что Первый лорд публично лишил должности и всех владений руководителя бюро герцога Митчелла ДеГрасона за действия, «неподобающие члену Звёздной Лиги». Эта ситуация была ещё ужаснее тем, что герцог был старым другом лорда Яна, и он был шафером на его с Шандрой бракосочетании.

ТЕКСТ ПОЛЛУКСКОГО МАНИФЕСТА, 2575 год

Дамы и господа!

Мы стоим на пороге великой эпохи, времени реализованных возможностей, мира, безопасности и свободы для каждого человека. Отодвинув в сторону наши пространственные, узкие различия и выковывая союз, намного обширней и сильнее из когда-либо созданных, мы добились успеха в приближении этих беспрецедентных для истории человечества целей.

На пути этого грандиозного достижения, для гармонии и взаимопонимания мы сломили много препятствий. И единственный оставшийся барьер – это изоляционизм неких территорий, которые отказываются присоединяться к этому союзу и, тем самым, подвергают опасности всё, на чём он основывается.

Нет причин для непреклонности у людей, которые не видят величайшей выгоды от отказа своей независимости в пользу присоединения к нашей Лиге. Нет причин для людей, упорно продолжающих сопротивление преобладающей мудрости тех, кто пришёл в круг единоверцев задолго до них, как и нет причины для продолжения дальнейшего поиска их собственного пути вдали от центра культуры и цивилизации.

Этот план действий временный. Этот план действий ограниченный. Более того, учитывая наши общие цели, мы должны откинуть в сторону наши различия и объединить наши ресурсы для общего блага, раз и навсегда.

Звёздная Лига представляет единое человечество. Как Первый лорд Звёздной Лиги, моя святая обязанность – защищать благосостояние этого человечества независимо от того, где оно находится – на Сиане или Сантьяго, Новом Ванденберге или Новом Авалоне, Андуриене или Аполлоне, Касторе или Канопусе. Через меня Звёздная Лига принимает на себя почтительную задачу по защите благополучия человечества. Это ответственность, от которой Лига никогда не сможет отступить, ответственность, от которой никогда не откажется. Тёмные дни варварства сочтены – мы никогда недопустим, чтобы они снова наступили.

Единственный путь обеспечить надлежащую защиту для нас всех, единственный путь защитить свободы для каждого индивидуума – это если каждый человек примет предлагаемые нами преимущества, свободно и открыто. И пока каждый житель самой отдалённой планеты Периферии остаётся необразованным, бедным или неблагополучным, мы все страдаем от этого.

Такое положение вещей не только сейчас – никогда не будет приемлемым. Мы намерены увидеть, что большинство не лишат преимуществ культуры и прогресса, находящихся в руках меньшинства или радикальных изоляционистов. Мы намерены расширить нашу благожелательную протекцию в каждый уголок населённого человечеством космоса, чего бы нам этого ни стоило, пока каждый мужчина, женщина или ребёнок не будет процветать и преуспевать. Никому не позволим стать на пути человеческого прогресса! Время воссоединения настало. Но некоторые сделали страшную ошибку, проигнорировав этот призыв. Вместо этого они насмехались над ним, бахвалясь и прыгая от провозглашения независимости, как будто они каким-то образом были за пределами господства их родной планеты. Это очень печально, но, кажется, стоимость объединённого человечества будет оплачена кровью.

Для бедных жителей Периферии, кто живет под властью изоляционистов, моё послание будет таковым: воспряньте духом! Истинный свет человечества вскоре осветит ваш путь и сорвёт мрак, сковывающий так долго ваши жизни.

Изоляционным правительствам Периферии моё послание будет таково: поскольку вы ответили нецивилизованным отказом на проведение мирных переговоров по улучшению отношений между нами, я не буду больше удерживать тех из нас, кто считает ваше наказание правомерным.

Целью Звёздной Лиги является мир. Идеалом Звёздной Лиги является мир. Звёздная Лига будет предана принципам мира вечно. И если непокорные правители Периферии вынудят нас пойти войной, война будет на уничтожение. Никаких пленных. Никаких арестов. Если Звёздная Лига будет вынуждена воевать за мир, это будет бой до последней капли крови.

ВОЙНА ВОССОЕДИНЕНИЯ

Война Воссоединения на самом деле представляла собой четыре отдельные кампании, проведённые против Таурусского конкордата, Магистрата Канопуса, Альянса Внешних Миров и Республики Окраинных Миров. Хотя правительства Внутренней Сферы имеют склонность объединять эти далёкие государства в единое целое, Периферия – это не какое-то определённое место с чёткими астрографическими границами, а лишь общее название для огромного пространства, окружающего границы Внутренней Сферы. По сравнению с мощью Звёздной Лиги или даже любого из составляющих её Великих Домов государства Периферии выглядели как относительно лёгкая добыча. И всё же армии этих правительств сумели организовать столь ожесточённую борьбу за сохранение своей автономии, что войскам СОЗЛ понадобилось более 20 лет, чтобы покорить их.

Подробнее о Войне Воссоединения

ПОСЛЕВОЕННОЕ ВРЕМЯ

С 12:00 ночи 3 сентября 2596 года Временное правительство Республики Окраинных Миров безоговорочно капитулирует перед войсками Звёздной Лиги. Всем гражданам приказывается прекратить враждебные действия и сложить оружие… Я понимаю, что война была долгой и тяжёлой, и решение сейчас сдаться далось очень нелегко, но продолжение борьбы лишь обречёт нас на забвение. Да смилостивится Бог над нашими душами, но мы не хотим видеть больше смертей.

сенатор Вениамин Триваллор, уполномоченный представитель Временного правительства Республики Окраинных Миров

После капитуляций Окраинных Миров и Таурусского Конкордата в 2596 году Война Воссоединения наконец-то закончилась. В 2597 году четыре завоёванных государства Периферии стали Территориальными штатами Звёздной Лиги, в каждом из них присутствовали крупные оккупационные силы для приведения в жизнь распоряжений назначенных Лигой военных губернаторов. Бόльшая часть этих гарнизонных войск будет отозвана к 2607 году, когда была восстановлена местная власть, и четырём Территориальным штатам был предоставлен статус ассоциированных членов Звёздной Лиги. Чтобы смягчить ущерб от этих перемен, Звёздная Лига начала масштабные усилия по восстановлению и запустила пропагандистскую кампанию по «установлению благожелательных отношений между отдалёнными рубежами и колыбелью человечества». Народы Периферии поначалу восприняли это с цинизмом, отказываясь верить этой пропаганде после всего, что произошло. Но проходили годы, усилия правительства Звёздной Лиги по реконструкции начали давать результаты, и многие жители Периферии начали чувствовать сдержанное уважение к своим бывшим врагам.

В течение следующих 150 лет Звёздная Лига обеспечит своим народам не имеющую аналогов эпоху мира, процветания, высоких технологий и улучшения качества жизни. Ян Камерон так и не увидел подлинного величия Звёздной Лиги, которое расцвело во всей красе лишь после окончания Войны Воссоединения.

НОВЫЙ ПЕРВЫЙ ЛОРД

В 2600 году скончалась леди Шандра Камерон, два года спустя за ней последовал лорд Ян Камерон. Звёздная Лига отреагировала на их смерти годом официального траура, когда лорды Верховного совета приказали всем чиновникам Звёздной Лиги носить чёрную одежду, а на все правительственные транспортные средства повесили чёрную ленточку. Такое поведение стало традицией и повторялось после смерти каждого последующего Первого лорда.

Главой Звёздной Лиги в 46 лет стал сын Яна, Николай. Никто из членов Верховного совета не противился этому назначению, так как старший Камерон хорошо обучил своего наследника, подготовив его к власти и ответственности, которые ему предстояло получить.

Сразу же после того, как ему исполнилось 18 лет, Николай Камерон поступил в Королевский военный колледж Сэндхёрст, военную академию СОЗЛ в Беркшире, Англия, на Терре, где прошёл обучение на мехвоина и компьютерного специалиста. Закончив её в 2578 году с отличием, он получил назначение в 43-й Королевский полк Лёгкой Кавалерии (позже ставший известным как «Кони Николая»). Через полгода он получил повышение до командира копья, а ещё через полгода стал командиром роты.

В 2600 году 43-й располагался на небольшой планете Конкордата Бэдлендс (Badlands). Это было опасное назначение, поскольку стойкие и упрямые группы конкордатских мятежников всё ещё бродили по бесплодным горам южного континента планеты, отказываясь сложить оружие. Два раза Николай получал боевое ранение. В первом случае небольшой кусок шрапнели проник в кабину его Стрелка и рассёк ему лицо с левой стороны. Во второй раз всё было намного серьёзнее: после того, как он завёл свою машину в засаду, огонь трёх автопушек полностью уничтожил кабину меха прежде, чем его рота успела прийти на помощь. Николай потерял руку и едва не погиб.

Он вернулся на Терру для излечения сразу после смерти матери. Через несколько недель после похорон Первый лорд назначил Николая своим официальным преемником. В 2602 году он принял пост Первого лорда.

БЕЗУМИЕ ЛЕОНАРДА

В эпическом и бесконечном споре: что более важно для мужчины – хорошо сложенная шлюха или же хороший глоток из бутылки – в пользу бутылки обязательно нужно учитывать один аргумент: она никогда не против.

Замечание, приписываемое координатору Леонарду Курите

В эпохе послевоенной реконструкции и залечивания нанесённых войной ран есть один неприятный момент, случившийся, что, пожалуй, было ожидаемо, из-за Синдиката Дракона. В 2591 году координатор Хехиро Курита скончался после падения с лестничного пролёта. И сколь Хехиро был умелым политиком и мудрым правителем, столь же Леонард Курита, его сын и наследник, был своенравным, непостоянным и, возможно, даже неуравновешенным человеком. Тот факт, что он также был алкоголиком и распутником, ничуть не улучшил его навыки правителя могучего государства.

И действительно – даже его восшествие на престол Синдиката не было благопристойным. Получив весть о смерти отца в 2591 году, уже немолодой Леонард решил отметить получение власти, прыгая с планеты на планету по крайней мере на дюжине миров, сопровождая это оргиями с женщинами и выпивкой.

Случилось это, как следует из даты, в самом разгаре Войны Воссоединения, так что Ян Камерон не был особенно рад тому, что новый член Верховного совета улетел на пирушку вместо того, чтобы заняться критически важными делами государства. Новый координатор лишь пожал плечами, услышав выступление Камерона, порицавшего его перед лицом остальных членов Верховного совета. Леонард заявил, что его первейшей обязанностью является произвести на свет наследника, даже если для этого ему придётся посетить каждый гарем в Синдикате.

И его излишества, и его недостатки со временем, казалось, только преумножались. Как следствие, военным губернаторам округов Синдиката пришлось взять на себя ответственность за участие Синдиката в Войне Воссоединения. По окончании войны они и не думали вернуть хоть часть приобретённой власти, поскольку Леонард не уделял никакого внимания ни своим подчинённым, ни собственным обязанностям.

То ли из-за алкоголя и наркотиков, то ли из-за некоего внутреннего умственного расстройства, но абсолютно непредсказуемый Леонард время от времени приказывал крупным контингентам бэтлмехов высаживаться на планетах поблизости от границы Синдиката с Гегемонией. Возможно, он хотел посмотреть на ответные действия Первого лорда. Камерон воспринимал это поведения как преднамеренную агрессию против своего народа и вызов его власти. Особенно злило Камерона то, что мехи Леонарда были позарез нужны в других местах, чтобы продолжать войну.

Пока Война Воссоединения продолжалась, Камерон огранивался протестами со всё более решительными формулировками. Но когда война с Периферией закончилась, он немедленно предпринял более непосредственные действия. Так как всё больше подразделений возвращалось на родину, Камерон направил некоторые из них на позиции вдоль границ Синдиката и Гегемонии. И всё же Леонард вовсе не выглядел напуганным. Скорее, это лишь подняло его на новый уровень безумия.

В 2601 году неженатый Леонард Курита решил, что настало время поискать в Синдикате своих незаконных детей, которых он пытался произвести десять лет назад. И хотя ему удалось обнаружить нескольких, координатор всё же был недоволен. У поглощенного идеей найти всех своих детей Леонарда начались параноидальные фантазии, что Ян Камерон тайно похитил некоторых из его потомков и перевёз через границу в Терранскую Гегемонию. В 2602 году несколько копий мехов Синдиката, усиленные взводами пехоты, высадились на Асте (Asta), планете, совместно управляемой Синдикатам и Гегемонией, которая, следовательно, была демилитаризированной зоной. Синдикатовские отряды направились прямиком к местным школам и детским домам, где солдаты приказали перепуганным детям выстроится в ряд для осмотра. К тому времени, как прибыли подразделения 91-го Тяжёлого штурмового полка регулярной армии («Армадиллос»), синдикатовские войска уже ушли, забрав с собой 14 детей, которые, как они полагали, были похожи на Леонарда Куриту.

Даже после того, как медицинские обследования доказали, что эти дети не имеют отношения к координатору, и их вернули домой, отношения между Гегемонией и Синдикатом оставались сильно напряжёнными. Королевские подразделения СОЗЛ были размещены вдоль границы Гегемонии и Синдиката в состоянии повышенной боеготовности, так как никто не знал, какие планы могли ещё возникнуть в голове непредсказуемого Леонарда.

В ходе осенней сессии Верховного совета 2604 года координатор Леонард ввалился в Зал Совета, широком шагом подошёл к Первому лорду и плюнул ему в лицо. Когда стража бросилась вперёд с оружием наперевес, Первый лорд поднял руку, приказывая им подождать. Спокойно вытерев лицо, он спросил взбешённого Лорда, что означает его поступок.

Леонард разразился тирадой о том, что Первый лорд преднамеренно прячет его, Куриты, наследников. Размахивая полупустой бутылкой своего любимого пойла, Леонард также обвинил Камерона в злонамеренной попытке уничтожить военные силы Синдиката в ходе Войны Воссоединения. Николай Камерон спокойно отверг все обвинения и предложил координатору присесть и обсудить данный вопрос с соблюдением собственного достоинства. Покачиваясь, координатор закричал, что не будет делать ничего подобного и бросил бутылку в Николая Камерона.

Бутылка пролетела мимо Первого лорда, но попала в одного из стражей. Та инстинктивно выстрелила из лазерной винтовки, слегка задев правую руку координатора. Леонард прыгнул вперёд и прежде, чем она смогла среагировать, ударил её кинжалом, который он держал под мантией. Пока Николай Камерон и другие лорды пытались помочь раненой, координатор выбежал из Зала Совета. Женщина-сержант умерла прежде, чем ей была оказана медицинская помощь.

Её звали Таня Керенская. Дабы почтить её попытку защитить его, Первый лорд наградил семью Керенских специальным титулом: «Защитник Первого лорда» и правом на вступление в любой университет или военную академию. Так началась эта великая линия воинов, фамилия которых стала почти синонимом слов «Звёздная Лига».

Координатор Леонард покинул Терру, отправившись в безопасный для себя Синдикат. По прибытии он немедленно начал собирать армию и флот для вторжения в Гегемонию. Он не слушал ни свою семью, ни своих генералов, умолявших его изменить решение. Даже обычно робкая общественность нехарактерно смело высказывала своё несогласие.

Но Леонард Курита был глух к ним всем даже после того, как его сестра совершила сеппуку в знак позора. Всё действительно выглядело так, как будто бы между Гегемонией и Синдикатом вскоре начнётся война. С учётом того, насколько координатор был нелюбим другими лордами Совета, ему наверняка пришлось бы сражаться в одиночку против всей Звёздной Лиги. Это была бы война, в которой Синдикату не победить.

Но прежде, чем прозвучали первые выстрелы, координатор Леонард загадочным образом скончался. Лишь много лет спустя стало известно, что члены семьи Куриты, униженные и опозоренные Леонардом, тайно провели суд над безнадёжно порочным координатором и признали его виновным. Леонард был убит по их приказу, чем удалось предотвратить бесполезную войну. Семья Куриты отозвала собранные военные корабли и дивизии и начала надеяться на более разумную власть нового координатора, Блейн Куриты.

Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И НАУЧНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ

Во многих отношениях кончина Леонарда Куриты ознаменовала собой истинное, хотя и неофициальное окончание Войны Воссоединения. К 2605 году бόльшая часть участвовавших в ней войск вернулась во Внутреннюю Сферу и двигалась назад к своим родным планетам. Всем хотелось отбросить последние приметы плохих лет и наслаждаться миром, который Звёздная Лига обещала, но так пока и не обеспечила.

Со смертью Леонарда исчезла и угроза войны. Войска Звёздной Лиги, изготовившиеся к атаке на границе Куриты с Дэвионом, понизили уровень боевой готовности с предыдущего состояния готовности к войне, но всё же Первый лорд Николай Камерон решил, что Звёздная Лига Звёздной Лигой, а он больше рисковать не желает. Ещё одной великой иронией истории стало то, что Первый лорд Звёздной Лиги попросил своих самых доверенных советников и военных стратегов разработать чрезвычайные планы войны с каждым из пяти других членов Звёздной Лиги в тот самый момент, когда был готов повести человеческую расу в её самую лучшую эпоху.

Хотя небольшая экономическая депрессия непосредственно после Войны Воссоединения затронула все государства, во Внутренней Сфере начался резкий подъём, когда корпорации начали переоборудовать свои заводы на производство гражданской, а не военной продукции. Торговля с новыми Территориальными штатами оказалась особенно прибыльной, поскольку там не хватало буквально всего, и они были готовы заплатить за товары жизненно важным сырьём со своих планет. И теперь уже не десантные корабли СОЗЛ, а грузовые корабли, забитые товарами, начали путешествовать между планетами Периферии.

Период между (примерно) 2600 и 2650 годами часто называют Благоприятными Годами. Освободившись от необходимости разрабатывать всё более и более мощное оружие и массово производить его для военных нужд, лидеры государств-участников Звёздной Лиги направили свои научные и промышленные ресурсы на улучшение жизни всех людей. Терранская Гегемония, Федеративные Солнца и Содружество Лиры были лидерами по исследованиям и разработкам, однако плодами их открытий пользовалась все люди.

Терранская Гегемония вновь могла заняться тем, что у неё получалось лучше всего: высокими технологиями. Побуждаемая рядом декретов директор-генерала, крупная промышленность разработала долгосрочные планы исследовательских программ, нацеленных на увеличение технологического превосходства Гегемонии. Также очень важными для будущего Гегемонии был ряд секретных посланий, лишь недавно открытых исследователями КомСтара, в которых правительство настаивало, чтобы эта же промышленность добровольно восстановила запрет на продажу передовых технологий. А всё из-за того, что Камерон не был уверен, что какой-нибудь другой лорд не бросит вызов его власти. В свою очередь, Первый лорд Николай награждал эти фирмы прибыльными военными контрактами, помогающими компенсировать любые упущенные выгоды.

Наверное, самой значительной технологической разработкой во время правления Николая Камерона был гиперимпульсный генератор. Своим происхождением ГИГ обязан уравнениям великих профессоров Керни и Фусиды. В одном неприметном параграфе из статей, опубликованных в 2022 году, они рассуждают о возможности создания искусственных прыжковых точек и приводят уравнения, описывающие их генерацию. Но поскольку затраты на осуществление подобного проекта были астрономическими, научное сообщество не стало дальше развивать эту их гипотезу.

ДРУГИЕ КРУПНЫЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ

Технология очистки воды Джамерсона-Уликова

Очиститель Д-У, впервые продемонстрированный в 2622 году, был прорывом, сравнимым по значимости с изобретением ГИГ. Технологический процесс, использовавший фильтрующий агент, производимый из обычного песка, позволял уменьшить вдвое размер очистительного завода, и втрое – его стоимость. Устройство было разработано в Кафском институте технологий.

Когда было объявлено о разработке этой важнейшей технологии, новость вызвала немало споров внутри правительства Гегемонии о том, нужно ли отнести водный очиститель Д-У в неофициальный список «секретных» технологий, что предотвратит её продажу кому-либо за пределы Гегемонии. Первый лорд Николай решил, что скрывать эту методику будет излишне жестоко по отношению к планетам, вынужденным выделять огромные средства просто на то, чтобы получить питьевую воду. Он одобрил передачу лицензий на очистители другим государствам-участникам. Вскоре многие планеты, до этого незначительные или непригодные для жизни, открылись для колонизации, в то время как другие колонии расцвели при помощи очистителя Д-У.

Медицинский прибор для диагностики «Элигус»

Разработанный в 2640 году, «Элигус» был детищем Саффельского медицинского института. Используя последние достижения в компьютерной технологии, прибор мог сделать полное медицинское обследование пациента в рекордно короткое время и с минимальным участием со стороны человека. В нём разнообразные устройства, такие как рентген, компьютерная и гамма-томография и сканеры ускоренного типа, объединялись в едином приборе. С появлением «Элигуса» компьютер, обладающий всеми знаниями специалиста, мог определить медицинскую проблему и предложить метод лечения, затратив лишь небольшую часть времени и ресурсов, обычно требовавшихся для этого. Машина была настолько искусной, что Медицинская ассоциация Звёздной Лиги не позволяла применять её в госпиталях до 2665 года, беспочвенно опасаясь, что её использование оставит без работы тысячи докторов.

Нейро-пространственная компьютерная технология

Хотя в компьютерах электронные схемы давно уже заменены потоками фотонов, новый крупный технологический прорыв случился, когда несколько групп исследователей обнаружили, что лучи света могут фазироваться и модулироваться так, чтобы представлять собой нечто большее, чем просто сообщения типа «вкл-выкл». Это открытие привело к разработке «дерева света» как основного строительного блока компьютеров и позволило разработчикам компьютеров, наконец, построить компьютер, структурированный подобно человеческому мозгу. И хотя появившийся в результате компьютер, названный СИВИЛЛА (SIBYL), стал в определённом смысле разочарованием (он не был способен «думать» как человек, на что надеялись его создатели), его способности производить расчёты и принимать рациональные решения оказались квантовым скачком по сравнению с возможностями имеющихся компьютеров.

Нейро-пространственные компьютеры стали той разработкой, которую Гегемония сохранила для себя, направив её своим вооружённым силам.

Из «Хронологии технологий» герцогини Николь Саймон,

издательство «Гегемония», 2734 год

В 2614 году Первый лорд Камерон назначил министром связи Иешуа Хосико. В следующем году Хосико привлёк к дальнейшему изучению данной задачи Кэсси деБурк, блестящую молодую профессоршу из университета Терры (расположенного неподалеку от Дворца Звёздной Лиги). ДеБурк поняла, что затраты на передачи материи сквозь искусственные прыжковые точки действительно будут запредельные, но вот затраты на передачу пакетов амплитудно-модулированной энергии, таких, как простые радиоволны, были вполне по плечу даже весьма скромным по возможностям реакторам. Если эту идею удастся воплотить в практическую технологию, станет возможным мгновенно передавать сообщения к приёмникам, расположенным на расстоянии 50 световых лет.

На протяжении следующих 15 лет профессор деБурк и её исследовательская группа втайне лихорадочно работали над этими теориями. Кульминацией этой работы стала первая ГИГ-станция, построенная неподалеку от Дворца Звёздной Лиги, которая в первый день нового 2630 году передала первое гиперимпульсное сообщение. Как только эта революционная система была развёрнута по всей Внутренней Сфере, передача сообщений от Терры до Таркада стала занимать каких-то семь дней. Послания к самой удалённой планете Периферии шли не более полугода, что было, по крайней мере, вдвое быстрее, чем раньше.

Ещё одним крупным новшеством, введённым Первым лордом было объединение всей Звёздной Лиги в рамках единой экономической системы. Когда он в 2621 году объявил о своих амбициозных планах, реакция была неоднозначной. Межгосударственные спекулянты ожесточённо выступали против этой идеи, что было вполне понятно, поскольку они зарабатывали на жизнь за счёт торговли с использованием разных валют и извлекали выгоду из существования разных экономических систем.

Поначалу против было и правительство Куриты, так как они боялись стать слишком зависимыми экономически от других государств Внутренней Сферы. Архонт Дома Штайнеров также возражал, полагая, что это нарушает суверенитет каждого отдельного государства. А вот крупные корпорации всех государств-участников одобряли экономический план Первого лорда. Более того, прекращение в знак протеста работы 80% всего лиранского бизнеса заставило и архонта принять данный план. Бизнесмены видели в единой валюте путь к увеличению прибылей и упрощению безумно сложной системы денежного обмена, которая сильно препятствовала развитию торговых связей.

Переход на новую денежную систему официально начался 1 июля 2623 года. Новая валюта основывалась на звёздном долларе. Бумажные деньги несли официальную печать Звёздной Лиги на одной стороне и небольшую голографическую гравировку в виде космического корабля на другой. Лорды Совета предложили поместить на купюры изображение лорда Николая, но тот отказался. Поскольку каждое из государств-участников получило полномочия печатать деньги – конечно, под строгим надзором Лиги, – на каждой банкноте также была печать соответствующего государства.

Как и предсказывал Первый лорд, новая экономическая система привела к беспрецедентному буму в торговле. Торговцы путешествовали в самые удалённые уголки обитаемого космоса, принося процветание и более высокий уровень жизни для всех. Это был действительно золотой век сотрудничества и хорошей жизни.

Начиная с 2632 года Звёздная Лига начала быстро увеличиваться в размерах, так как успехи в технологиях очистки воды заметно уменьшили её стоимость. Методика стала настолько дешевле по сравнению с тем, что могли предложить ледовые корабли картеля Риана, что Риан в конце концов обанкротился. Ещё одним существенным отличием было то, что новые очистители для воды требовали высокотехнологичное обслуживание, но в ту полную оптимизма эру это не представляло проблемы. К 2700 году было колонизировано более 1000 новых планет, и Лига расширила свой контроль до размеров сферы приблизительно в 540 световых лет в диаметре.

ГЕНЕРАЛ ИОСИФ КАМЕРОН

364d659e95aec27b359fae3bf61dd6cf.jpg
В 2598 году Николай Камерон женился на Лидии Петерсен, герцогине Бриантской, как раз перед тем, как его подразделение отправилось служить на Периферийных территориях. Будучи членом отдела образования и информации Звёздной Лиги, герцогиня Лидия участвовала в информационной кампании, имевшей целью убедить граждан Территориальных штатов Периферии в том, что Звёздная Лига была их другом, хотя и далёким, но всегда готовым протянуть руку помощи.

Судя по всему, этот брак был очень удачным даже несмотря на разницу в возрасте. Герцогиня Лидия со временем стала заместителем начальника отдела образования и лишь на короткое время ушла в отпуск, чтобы родить сына Иосифа. В тот же день, когда родился его сын, Николай Камерон получил серьёзное ранение на периферийной планете Бэдлендс.

Несмотря на любовь и достойное, по имеющимся данным, воспитание, Иосиф Камерон вырос тщеславным, непостоянным и агрессивным молодым человеком. На 16-летнюю годовщину Иосифа родители отправили его в продолжительное турне по Звёздной Лиге в сопровождении многих славных и уважаемых в государстве людей. Они надеялись, что эти достойные мужчины и женщины как-то повлияют на их своенравного сына и заставят его измениться.

К сожалению, по окончанию турне Иосиф Камерон выглядел даже ещё хуже. Недоумевая, родители вновь вернули его в СОЗЛ, где молодого человека отправили кадетом в недавно открытый Военный колледж Марса. Персонал колледжа получил строгий наказ от Камеронов не давать Иосифу никаких привилегий. В случае непредвиденных ситуаций Николай приказал им дать мальчишке почувствовать на себе жестокую реальность, чтобы «он понял, что глупые поступки могут привести к серьёзным последствиям».

Несдержанность в поведении Иосифа успешно выдержала испытание академией, более того – за это время он развил в себе умение прикрываться маской учтивой любезности. Через год после выпуска из академии он женился на молодом офицере Жозефине Франкс, благодаря которой почти что стал приличным человеком. Только на поле боя, где он заработал себе репутацию опасного бойца, могла полностью проявиться его истинная натура.

Иосиф быстро продвигался по службе в СОЗЛ, даже несмотря на несколько мелких скандалов. К своему 29-летию он в звании полковника возглавлял один из королевских полков. В этом же году он стал отцом – у них с Жозефиной родился сын, Майкл Камерон. Поверив в то, что «преступный» период в жизни его сына закончился, Первый лорд Николай в 2630 году назначил его директор-генералом Терранской Гегемонии.

Десятилетие спустя разразился скандал с «Мхан-Грэдиум». «Мхан-Грэдиум лайт кондактор индастриз» была мелким производителем световедущих элементов для компьютеров. В 2641 году они выиграли тендер на важный правительственный контракт, дающий им возможность в буквальном смысле доминировать в своей области. Несколько месяцев спустя пытливые журналисты проследили всю цепочку из откатов и взяток от компании вплоть до дворца директор-генерала. История получила огласку, и в течение нескольких последующих месяцев Иосифу Камерону приходилось постоянно отрицать истинность всё увеличивавшегося объёма свидетельств, называя их ложью, сфабрикованной его многочисленными врагами.

И вот один из репортёров, только успев пообещать раскрыть новые важные доказательства, внезапно умирает при загадочных обстоятельствах. Все подозрения сходились непосредственно на директор-генерале Иосифе. Первый лорд отстранил Иосифа от должности вплоть до окончания расследования, восстановил его в регулярной армии и отправил в захолустье СОЗЛ в качестве начальника комиссии по планированию и организации военных учений.

Четыре месяца спустя Иосиф погиб. Во время участия в региональных учениях с 112-м Королевским Гусарским полком (прозванного «Остротами Иосифа») его мех наступил на неправильно установленную вибробомбу, оторвавшую ему ногу. Иосиф попытался катапультироваться из падающего меха, но ракеты сработали прежде, чем открылся люк кабины. Несчастный случай произошёл как раз тогда, когда следователи по делу о смерти репортёра готовились выдать ордер на арест Иосифа.

И всё же за несколько коротких месяцев, проведённых в комиссии по планированию и организации военных учений, Иосиф разработал один из важнейших тренировочных комплексов СОЗЛ. Они представляло собой серию состязаний, превращавших войну в пределах Звёздной Лиги в соревнование. Такие соревнования не только помогали солдатам поддерживать боевые навыки отточенными до высочайшего уровня, но также помогали привить им командный дух. Региональные военные учения определяли, какие подразделения пройдут дальше и встретятся с чемпионами из других областей. Такой цикл состязаний продолжался 4 года, с кульминацией в виде последних и решающих военных учений, названных Военная Олимпиада, которые определяли лучшие боевые подразделения в СОЗЛ.

ЭДИКТ СОВЕТА ОТ 2650 ГОДА

В 2646 году Николай Камерон назначил своего внука, Майкла Камерона, своим наследником. Данный поступок удивил многих, ожидавших, что Первый лорд назовёт официальным наследником одну из своих дочерей или же второго сына, Митчелла. Это неожиданное сообщение, вместе с тенью подозрений, всё ещё омрачавших память Иосифа, вызвало множество дебатов среди государств-участников. Майкл Камерон поступил в Военную академию и успешно её закончил, став офицером военно-космических сил, хотя и имел склонность к занятию наукой. Бόльшая часть его военной карьеры прошла на борту линкора «Арканзас», сначала он был ответственным за научные исследования на корабле, а позже стал заместителем командира.

Когда Николай Камерон в 2649 году скончался, контроль над Звёздной Лигой по праву наследования перешёл к Майклу Камерону. И хотя Совет лордов публично поздравил нового Первого лорда, в конфиденциальной обстановке они задавались вопросом – а достаточно ли у Майкла политических навыков для этой работы? Кое-кто даже искал возможные способы манипулировать им. Но события на периферийных территориях вскоре показали, что новый Первый лорд был готов решать встающие перед ним задачи.

Тадео Амарис, член правящей семьи Республики Окраинных Миров, начал подозрительно быстро наращивать свои военные силы. К 2650 году Майкл начал получать срочные сообщения от своих агентов в этой области про то, что целые грузовые корабли, заполненные мехами, танками и артиллерийскими установками стоят в доках Аполлона, домашней планеты Тадео. По их оценкам, в течение трёх месяцев армия Тадео раздулась от 8 полков обветшалых лёгких мехов до 15 полков весьма боеспособных машин всех размеров.

Где Тадео брал эти машины, было загадкой. Корабли, доставлявшие оружие, были зарегистрированы в законопослушных торговых кампаниях нескольких разных государств. В ответ на запросы фирмы отвечали, что некая таинственная группа попросила их доставить оружие, не задавая лишних вопросов. Поскольку оплата был очень хорошей, предприниматели согласились, даже несмотря на то, что транспортировать пришлось оружие и боеприпасы.

Первый лорд созвал чрезвычайную встречу, чтобы открыть эту информацию другим лордам и спросить их совета. Проблема была в том, что, с формальной точки зрения, Тадео Амарис не совершал ничего противозаконного, т.к. имел полное право наращивать войска своего Дома. Так что когда Камерон отправил представителей Звёздной Лиги с просьбой распустить армию, Амарис в ответ процитировал отрывки из Соглашения о Звёздной Лиге, гарантирующие право на ношение оружия.

Когда Верховный совет и Первый лорд встретились для разрешения этого кризиса, большинство членов высказало опасения, что это Амарисы станут лишь первой из могучих семей Периферии, которые вскоре будет представлять угрозу. Призрак ещё одной Войны Воссоединения, казалось бы, начал поднимать голову. Члены Верховного совета считали, что у них есть несколько вариантов действия. Они могли приказать регулярной армии и флоту выступить в поход и просто конфисковать и/или уничтожить имеющееся у Амариса оружие, даже без малейшего законного предлога. Могли публично потребовать у Тадео разоружиться. А могли изменить законодательство так, чтобы действия Амариса стали незаконными, и таким образом заставить его распустить лишние полки.

И хотя Майкл Камерон не слишком радостно воспринял тактику переписывания законов, Совет проголосовал за реализацию третьего варианта. Первый лорд также убедил их одобрить новый закон, ограничивающий военные силы могучих семейств Внутренней Сферы и армий Домов каждого государства-участника. Эдикт Совета 2650 года – таково официальное название этого закона – определял допустимый размер военных сил, которые позволялось сформировать правительствам и частным семьям. Ещё более строгие меры были предписаны в отношении Периферии, где даже отдельные оружейные системы были обозначены как недопустимые. Амарису пришлось уступить после того, как Звёздная Лига отправила несколько полков мехов на продолжительные манёвры вдоль границы с Окраинными Мирами. Кризис был завершён без единого выстрела, когда Амарис для виду распустил излишние полки. Впрочем, он продолжал тайно увеличивать свою армию с помощью резервистов и формирования местных милиций. И только много лет спустя стало широко известно, что Амарис получал свои мехи из Синдиката Дракона.

Link to post
Share on other sites

МИР И ПРОЦВЕТАНИЕ

УДАЧНЫЙ БРАК

8a9fcd9fbaac.jpg
В 2657 году Первый лорд Майкл Камерон, который, по словам одного новостного комментатора, «брал от жизни всё со многими женщинами», наконец-то влюбился. Женщиной, покорившей его сердце, была герцогиня Катарина Манн, красивая и умная женщина из благородной семьи, которая могла проследить свою родословную до 15 столетия.

Катарина родилась и выросла в поместье своей семьи рядом с Магдебургом в северной Германии. В ней рано проснулся острый интерес к истории и авиации, изучением которых она и занималась в Военной академии Марса, став превосходным аэрокосмическим пилотом, способным офицером и учёным в области истории древней Европы.

После выпуска Катарина была направлена в 34-е флотское авиакрыло («Чёрные асы»). Их авианесущий корабль, шаттл «Нимиц» класса «Виндженс», был придан 49-й военно-космической флотилии как раз в тот момент, когда Звёздная Лига решила воспрепятствовать политическим амбициям Тадео Амариса в 2650-х гг.

Новость о смерти отца в 2653 году положила конец многообещающей военной карьере Катарины. Она вернулась на Терру, чтобы занять место отца как политического и экономического руководителя своей родины. Она уговорила несколько крупных предприятий оборонного комплекса построить там свои заводы, что вызвало резкий подъём экономики региона. Первый лорд встретился с элегантной Катариной Манн в ходе визита на один из этих заводов.

Их ухаживания стали своего рода игрой, за которой следила вся Гегемония. Журналисты, всегда стремящиеся к эксклюзивным фотографиям или комментариям, постоянно преследовали парочку. Одного слишком настырного репортера из «Шпигеля», одного из крупнейших журналов Гегемонии, герцогине, мастерски владевшей приёмами карате, даже пришлось уложить на землю.

Первый лорд и герцогиня были весьма изобретательны в своих попытках скрыться от прессы. Одной из их любимых уловок было спокойно, хотя и без особой роскоши, провести недельку внутри базы СОЗЛ, где охрана на воротах давали излишне любопытным репортёрам возможность познакомиться с местной гауптвахтой. В другой раз герцогиня Катарина отправлялась на встречу с Майклом на своём личном катере, в ходе недельного преследования оставив позади репортёров на зафрахтованных суднах.

В 2659 году, после нескольких лет публичного ухаживания, Первый лорд Майкл сделал Катарине предложение, которое было принято. Бракосочетание прошло в христианском соборе в здании Дворца Звёздной Лиги. Церемония в средневековом стиле запомнилась как одно из величайших зрелищ в истории Лиги.

Жених и невеста свой медовый месяц провели на борту личного «прыгуна» Первого Лорда, в грандиозном двухлетнем туре по Звёздной Лиге. С эскортом из флота военных и частных судов они посетили все пять государств-участников и четыре периферийные территории. Путешествие стало триумфом доброй воли, элегантная пара очаровывала аристократов и простое население всюду, где бы ни появлялась. С политической точки зрения путешествие дало Первому лорду шанс укрепить отношения с остальными государствами-участниками. И даже экономика получила выгоду, т.к. Первый лорд своими глазами увидел, что его объединённой экономике удалось достичь, а чего нет.

Когда эти двое наконец-то устроили на Терре нормальное семейное гнёздышко, романтика уступила место реальности. Герцогиня с презрением относилась к практически непрерывному наблюдению, сопровождавшему жизнь жены Первого лорда, а сам Первый лорд был зол на Катарину за отказ поставить свои обязанности как первой леди превыше других забот – таких, например, как ситуация на её родине. Несколько месяцев отношения были напряжёнными, и брак казался обречённым, но взаимная привязанность пары, в конце концов, пересилила. И это было весьма удачно, т.к. Катарина стала ближайшим советником Первого лорда, а также поборником осторожности и мирных решений во время будущих кризисов.

ПЕРВАЯ СКРЫТНАЯ ВОЙНА

Даже очарование новообразованной пары не смогло предотвратить выход Синдиката Дракона из социальной, общественной и экономической жизни Лиги. Эдикт 2650 года, установивший максимальный размер армий Домов, заставил Куриту расформировать многие подразделения, включая несколько полков бэтлмехов. Это было оскорблением для семьи Куриты. Они полагали, что Камероны составили этот указ с целью не дать Синдикату стать слишком сильным. Они могли бы устроить ещё больший шквал протестов, если бы не страх быть раскрытыми как поставщик оружия для Тадео Амариса. Так что дом Курита отступил, подыскивая возможности для достойного ответа, при этом медленно выстраивая барьеры между собой и остальной частью Звёздной Лиги.

Некоторая доля изоляционизма Синдиката Дракона может быть приписана всеохватывающему интересу к древней Японии, родине предков семьи Куриты. Всё более широкое использование японского языка тоже способствовало дальнейшей изоляции Синдиката от Звёздной Лиги. Также наблюдался повышенный интерес к бусидо, древнему самурайскому кодексу чести. Одна из старейших и самых строгих воинских философий, она прекрасно подходила для куритянских мехвоинов, которые и так уже чувствовали себя принадлежащими в высшему классу общества.

Семья Куриты с радостью воспользовалась акцентом бусидо на верность своему повелителю и уверенности в непоколебимом кодексе личной чести. В обмен на верность куритянские правители ещё больше возвысили мехвоинов, предоставив им множество привилегий, наиболее заметной из которых было право носить самурайские мечи как символ статуса мехвоина.

4464d071b148.jpg
На пару с бусидо пришло и увлечение дуэлями. Поначалу большинство таких дуэлей происходило между воинами, вооружёнными мечами, но вскоре широкое распространение получили дуэли между бойцами в своих мехах. В полках мехвоинов шли сражения для определения лучшего воина, нередко с несчастливыми исходами. Несмотря на имеющиеся потери, лидеры дома Куриты поддерживали идею дуэлей как способ улучшить общий уровень своих воинов и выработать в них фанатичную верность.

В конце концов самые лучшие и смелые воины начали бросать вызов воинам из полков СОЗЛ, расположенных в Синдикате Дракона. Хотя эта практика была политически опасной, семейство Курита потворствовала ей, т.к. они рассматривали 500 баз СОЗЛ в Синдикате как своего рода оккупационные войска. Координатор не мог потребовать убрать эти силы, насчитывавшие примерно 350 полков, не вызвав немедленно кризис, но он мог изнурять их. Эти дуэли, продолжавшиеся десятилетиями, были чем-то вроде скрытной войны, происходившей под покровом спокойной и процветающей повседневной жизни большинства жителей Звёздной Лиги.

Первая дуэль с участием члена СОЗЛ случилась в 2681 году, рядом с Фортом Шандра на куритянской планете Бенджамин. Мастер дуэлей Аманда Казутоё, мехвоин из 3-го Бенджаминского Регулярного, подняла кулаки своего BattleMaster’а перед главными воротами базы и громко объявила, что у всех мехвоинов Звёздной Лиги отсутствуют храбрость и дух воина.

Когда командир базы попросил её покинуть эту область, она отказалась и поставила свой мех прямо перед воротами. Целых 10 дней он сидела в своём мехе, периодически повторяя вызов мехвоинам внутри крепости. Подобные психологические игры негативно влияли на здравомыслие и решительность солдат СОЗЛ.

Негодование в рядах регулярной армии достигло точки кипения, и лейтенант Брэдли Гребберс в своем Warhammer без соответствующего разрешения покинул Форт, чтобы встретиться с Амандой Казутоё. После того, как они нашли подходящую местность неподалеку от Форта, сражение длилось не более 10 минут. Серией невероятно точных ракетных залпов мехвоин Казутоё уничтожила ноги оппонента, заставив мех встать на колени. Лейтенант Гребберс оказался беспомощным, когда его противник подошла сзади и направила ППЧ в тыльную часть кабины Warhammer. Завершающий удар был быстрым, но весьма мучительным для зрителей. Грубость, проявленная в дуэли, шокировала всех. Командир полка едва сдержал своих воинов от того, чтобы вырваться из Форта и разобрать Казутоё на запчасти.

МАХИНАЦИЯ УРИЗЕНА

По мере того, как сообщения об индивидуальных стычках между куритянами и представителями Звёздной Лиги достигали Терры, Первый лорд Майкл энергично протестовал против этой и других дуэлей. Каждый раз, когда Первый лорд выражал недовольство, Уризен Курита в ужасе вздымал руки, заявляя Майклу, что «дуэлянты» не подчиняются его власти. Он жаловался, что большинство из них когда-то были верными солдатами армии Синдиката, пока эдикт Майкла Камерона об ограничении силы войск не заставил демобилизовать их.

Координатор не сказал Первому лорду, что этим ронинам (японское слово, означающее воинов без хозяина) было позволено взять с собой своё оружие. Большинство из них было переведено под начало дворян из правительства Синдиката в качестве «гражданских телохранителей» (эвфемизм для обозначения полностью вооружённого и хорошо натренированного резервного войска).

Уризен говорил Майклу, что ему едва удаётся не давать лучшим мехвоинам-ронинам бросать вызовы куритянским военным. Он сказал, что у него нет ни времени, ни денег, ни войск, чтобы выследить каждого мехвоина без хозяина и лишить его меха. Впрочем, на самом деле координатор Уризен всё-таки контролировал ронинов. Его записки к командующим офицерами свидетельствуют, что он обеспечивал ронинов транспортными средствами и припасами и даже лично приказал лучшим из них сразиться с воинами Звёздной Лиги.

Он надеялся, что унижение лучших представителей Звёздной Лиги понизит их престиж среди обычного населения Синдиката. Если достаточное количество простых людей увидят, как мехи Синдиката разносят мехи Звёздной Лиги, то, наверное, они будут меньше стремиться вступить в СОЗЛ в качестве солдат и не будут таким образом обеднять ресурс рабочих рук Синдиката.

Поначалу план координатора работал весьма неплохо. Как свободные ронины, так и чемпионы местных полков мехов побеждали своих оппонентов из Звёздной Лиги с шокирующей скоростью и лёгкостью. Куритянские воины демонстрировали превосходные навыки в управлении и контроле своих мехов. Первый лорд быстро понял, что эти дуэли угрожают престижу Звёздной Лиги среди простых граждан Синдиката. А если Лига потеряет уважение народа, подразделения СОЗЛ, расположенные в Синдикате, будут окружены презирающим их и потенциально враждебным населением.

Первый лорд также удивлялся тому, как воины Синдиката столь умело управляют своими мехами. Он боялся, что те изобрели новую технологию, например, усовершенствованные узлы суставов, обеспечивающие лучшую мобильность. Он приказал, чтобы один из мехов, используемый чемпионами куритян, был захвачен любой ценой.

Месяц спустя мех ронина подошёл к воротам Форта МакГенри на Лейстоне. С обычной заносчивостью воин вызвал на бой местного чемпиона. И пока ронин излагал традиционный список оскорблений, два отряда мехов с базы незаметно подошли к нему сзади. К тому времени, как он, наконец, их заметил, эти войска уже были у него за спиной. Несколькими могучими толчками они заставил мех войти в Форт МакГенри. Но прежде, чем они смогли убедить ронина покинуть мех, тот совершил самоубийство. Мех был доставлен в Гегемонию и тщательно исследован.

И когда инженеры Гегемонии не смогли обнаружить в конструкции меха ничего необычного, офицеры СОЗЛ поняли, что причина разного уровня боевых возможностей крылась в лучшем обучении. Будучи поставлен перед фактом, Первый лорд приказал солдатам отказываться от вызовов на дуэль до последующих распоряжений. К тому времени на 2682 год 5 мехвоинов погибло в поединках и ещё 15 было ранено. Синдикат Дракона извлёк из приказов Первого лорда политическую выгоду, никогда не упуская случая сделать непрямой намёк на кажущуюся трусость СОЗЛ.

Но глубоко внутри вооружённых сил Гегемонии определённые мехвоины уже проходили интенсивную переквалификацию в рамках проекта УНВБМ (усовершенствованные навыки ведения боя и маневрирования). Эти воины заново изучали всё, что связано с пилотированием бэтлмеха, от боевых философий Древнего Востока до новейших нейромыслительных технологий. Первые 52 воина, закончившие программу, стали чемпионами СОЗЛ.

Первая группа чемпионов СОЗЛ прибыла к местам службы в Синдикате Дракона в конце 2687 года. Полковник Донован Фреснель из 75-го Королевского Гусарского полка, расположенного на синдикатовской планете Минакучи (Minakuchi), стал первым из этих высококлассных мехвоинов, кто принял участие в дуэли. Вызов ему бросил чемпион местного полка Синдиката в своём новейшем Marauder. Полковник Фреснель на Warhammer сумел, после часового сражения, заставить шокированного оппонента согласиться на ничью, это была первая ничья для Звёздной Лиги. 10 дней спустя лейтенант Карен Грэм на Phoenix Hawk победила мехвоина-ронина на планете Авано (Awano).

Но всякие надежды на то, что эти успехи отобьют у куритянских чемпионов и ронинов желание бросать дальнейшие вызовы, быстро развеялись. Теперь, когда у Звёздной Лиги, наконец, появились достойные сражаться воины, куритянские чемпионы ещё больше хотели поучаствовать в дуэли.

Осознав, что предотвратить дуэли не удастся, Первый лорд попробовал другой подход. Он начал отправлять на базы Синдиката делегатов, но не для того, чтобы бросить вызов чемпионам, а для предложения им перевода в СОЗЛ. Теперь уже возмущённый координатор Уризен, в свою очередь, ничего не мог с этим поделать. Как и ожидал Первый лорд, лишь несколько куритянских мехвоинов-чемпионов решили присоединиться к СОЗЛ, но те, кто так поступил, стали инструкторами в расширенной программе УНВБМ регулярной армии. Названный «программой «Опытный стрелок», этот режим интенсивных тренировок вскоре стал важным элементом в Военной академии Афроса. Лишь самые искусные из выпущенных академией мехвоинов могли получить место в программе «Опытный стрелок». И носить на униформе знак в виде перекрещенных шестизарядных револьверов стало великой честью для мехвоинов Звёздной Лиги.

Дуэли продолжились с переменной интенсивностью и в следующем столетии, не прекращаясь в течение 50 лет. Окончательный счёт в них был следующим: победа Дома Куриты в 49% случаев, 47% успешных результатов для регулярной армии СОЗЛ и в 4% поединков участники соглашались на ничью.

ЗНАМЕНИТЫЕ МЕТКИЕ СТРЕЛКИ ЗВЁЗДНОЙ ЛИГИ

Лейтенант Оха Геллер

Чемпион 231-го Лёгкого Кавалерийского полка с 2689 по 2693 год, лейтенант Оха Геллер была одним из первых выпускников программы «Опытный стрелок» и одной из первых, одержавших победу, когда её Dervish, прозванный «Диким криком», столкнулся с ронинским бэтлмехом Wolverine. В течение следующих 4 лет она принимала участие в 10 дуэлях, выиграв 8, проиграв 1 и добившись 1 ничьей. В конце концов она проиграла куритянскому чемпиону на бэтлмехе Victor.

Полковник Дэниел Эллисон

Командир и чемпион 29-го Королевского Драгунского полка с 2701 по 2743 год, полковник Дэниел Эллисон со своим BattleMaster продержался дольше, чем любой другой опытный стрелок СОЗЛ. Он отличался феноменальной меткостью и заканчивал многие дуэли в течение первых секунд, точными выстрелами выводя из строя оппонента прежде, чем тот делал хотя бы шаг. После 42 лет участия в дуэлях в статистике полковника Эллисона значилось 59-0-1. Он вышел в отставку в 2743 году и стал важным разработчиком бэтлмехов в компании «Кэллон индастриз».

ed010373ec3f.jpg
Капитан Уилбур Фрюз

Чемпион 124-го Королевского тяжёлого штурмового полка с 2711 по 2718 год, капитан Уилбур Фрюз является, возможно, самым странным выпускником программы «Опытный стрелок». Он с головой ушёл в мифологию Дикого Запада, полагая, что, узнав всё о древних стрелках получит преимущество над своими противниками. Присоединившись к 124-му, он перестал носить униформу, одеваясь вместо этого как бандит со старого американского Запада. Семь лет дуэлей не прошли бесследно, и к концу 2718 года капитан Фрюз окончательно потерял рассудок. Его командирам в итоге пришлось отстранить капитана и отправить его на Терру для отдыха и восстановления. Его статистика была 19-0-0.

Из «Истории проекта «Опытный стрелок» Фредерика Галарда, Воениздат Альбиона, Новый Авалон, 2823 год


ЗНАЧИМОСТЬ ТЕРРЫ

Дуэли с представителями Синдиката Дракона были названы Первой Скрытной войной, поскольку вся значимость этих событий была скрыта от населения Лиги, и в том числе Синдиката. Для всех, кроме живущих неподалеку от места событий, новости про поединки мехов Синдиката и Звёздной Лиги казались неким романтическим вымыслом, даже несмотря на то, что подконтрольные государству новости Синдиката прославляли каждую победу и предоставляли множество видеоматериалов. Этот элемент нереальности был удобен для Первого лорда и Совета. Никто, за возможным исключением лорда Уризена, не желал воевать, когда мир был столь выгодным.

Политическое спокойствие в государстве дало Майклу Камерону время заняться своими тремя детьми. Ионафан, старший и наиболее похожий на отца, был спортивным мальчиком, ставшим со временем экспертом в фехтовании. Джокаста, младше его на три года, была милой девочкой с неуёмной жаждой знаний и спокойным нравом. Уильям, младше Ионафана на 10 лет, был мрачным ребёнком. Несмотря на такую же, как и у брата с сестрой, привлекательность, казалось, что над ним с самого рождения повисло тёмное облако – для облегчения дыхания ему были необходимы респираторы.

С культурной точки зрения Звёздная Лига всё более сосредотачивалась на стиле Дворца Звёздной Лиги. Иммиграционные законы между большинством государств-участников были ослаблены, за исключением Синдиката Дракона, чьё правительство ставило препятствия гражданам, желавшим выехать из страны. Гегемония притягивала людей как магнит, на треть увеличив своё население во время правления Первого лорда Майкла. Те, у кого не было возможности совершить поездку в Гегемонию, внимательно наблюдали и изучали то, что происходит в «Колыбели человечества», как стали назвать Терру. Люди, находившиеся за сотни световых лет, следили за всем, что происходит в Гегемонии в целом и Дворце Звёздной Лиги в частности. Голограммы, книги, фильмы и предметы искусства, созданные в Гегемонии, были невероятно популярны в других государствах. Миллиарды зрителей смотрели передачи, в которых описывались придворная мода, манеры, обычаи, нравы, язык и даже способы ухаживания. Такая универсальность тешила семейство Камеронов, полагавших, что мечта их предков про «один народ – одно государство» наконец-то становилась реальностью.

В 2690 году Майкл Камерон, пройдя медицинское обследование, узнал, что болен раком поджелудочной железы. Поскольку прогнозы врачей были неутешительны, Первый лорд 13 октября 2690 года объявил о своей отставке. Леди Катарина, хоть из неё и получился бы превосходный руководитель, предпочла ухаживать за своим больным мужем. Следовательно, должность своего отца унаследовал старший сын, Ионафан Камерон.

Последние годы своей жизни Майкл Камерон провёл, завершая очень важную работу под названием «Путь человечества». Эпический 26-томный труд был историей рода людского от зари цивилизации до времени отставки его автора. Используя для своих исследований обширные ресурсы Библиотеки Звёздной Лиги, расположенной рядом с БДЗЛ, Майкл начал эту работу несколько десятилетий назад и после отставки с головой погрузился в неё. Он не только поработал на благо истории своей схоластикой, но и внёс вклад в искусство, благодаря красивейшим отрывкам из его книги, направленным на раскрытие психологии некоторых наиболее известных людей в истории человечества. Лишь благодаря своей могучей воле Майкл – без сомнения, постоянно чувствуя боль, – сумел закончить эти тома.

Наверное, это предзнаменование постепенного возрождения человечества, раз копия «Пути человечества» пережила падение Звёздной Лиги и оказалась во владении нашего Священного Ордена.

ТАИНСТВЕННАЯ КАТАСТРОФА ПОЛОЖИЛА КОНЕЦ МИССИИ «НОВАТОР»

Дворец Звёздной Лиги (МИЗЛ) - Правительство Звёздной Лиги объявило сегодня, что «Новатор-1», амбициозная экспедиция, запущенная 35 лет назад для картографирования и изучения неисследованных звёздных систем, была обнаружена висящей в космосе над третьей планетой звёздной системы Омега Лорд.

Официальные представители Дворца говорят, что никто из 479 членов экипажа не выжил, хотя они и уцелели после механической поломки, из-за которой оказались в ловушке в этой звёздной системе. Многочисленные интервью с высокопоставленными источниками рисуют следующую картину произошедшего: два месяца назад разведывательные суда из 169-й флотилии приняли слабый сигнал приёмопередатчика ГИГ, доносящийся от удалённой группы неисследованных звёзд. Командующий флотилией, коммодор Томас Дженкинс, получил от вышестоящего начальства разрешение найти источник сигнала.

Флотилия прыгнула в звёздную систему с небольшой звёздой класса G, где и находился источник излучения, опознанного как код приёмопередатчика «Новатора». Приборы корабля обнаружили, что «Новатор» кружится по орбите вокруг третьей планеты звёздной системы.

Внешне «Новатор» был в хорошем состоянии, но абордажная партия морпехов и инженеров обнаружила, что внутри корпус был выпотрошен. Корабельный журнал, который вел командир «Новатора», коммодор Ниамола Бендрикс, содержит сообщение о том, что микроастероид пробил корабль в месте нахождения сетевого соединения, связывающего три прыжковых двигателя корабля с его компьютерами. Повреждения вывели из строя жизненно важный для корабля компьютер, сковав движение «Новатора».

Год продолжались попытки ремонта, после чего команда взбунтовалась и убила командира и бόльшую часть старших офицеров. Оставшиеся 391 член экипажа отправились на поверхность планеты, надеясь, что местные формы жизни дадут им возможность поддерживать жизнь. Взвод морских пехотинцев 169-й флотилии, совместно с командами медиков, высадился на планете в поисках экипажа. Исследовав грубо построенное членами экипажа «Новатора» поселение в виде крепости, посадочная партия не обнаружила уцелевших. Записи, найденные в поселении, говорят о том, что команду погубили огромные стаи хищников и ужасные болезни.

Межзвёздное издательство Звёздной Лиги, 19 ноября 2690 года

ВОЕННЫЙ РЕНЕССАНС

Я возмущён тем, что меня называют разжигателем войны. То, что я заинтересован в поддержании наших вооружённых сил на современном уровне, не означает, что в моих венах струится страсть к завоеваниям. На самом деле верным будет противоположное утверждение. Я хочу так укрепить нашу Лигу, что даже для самых сильных армий будет безрассудством атаковать нас.

Первый лорд Ионафан в ответ на вопрос репортёра о том, не является ли его крупномасштабное наращивание военных сил прелюдией к войне, 2694 год

Ионафан, старший сын Майкла Камерона, получил власть над Звёздной Лигой в 2690 году. 30 лет от роду, женатый на аристократке с планеты Шератан, непринуждённо общающийся с публикой, он создавал образ уверенного в себе человека с минимумом претенциозности и жеманства. Люди ожидали десятилетий мира и продолжающегося процветания под руководством своего нового статного руководителя.

И действительно, мир, за исключением дуэлей с Синдикатом Дракона, настолько стал нормой жизни, что Первый лорд Майкл даже рассматривал предложения сократить военный бюджет. Следовательно, когда Первый лорд Ионафан предложил значительное увеличение СОЗЛ, это стало шоком.

6fdf6ec76c44.jpg

На вопрос, зачем он хочет вкладывать столько денег в военные силы, Первый лорд объяснил, что учёные Лиги были на грани «ренессанса в военных технологиях, которые сделает все предыдущие достижения ничтожными по сравнению с ним». Без финансирования, продолжил он, все эти изобретения могут остаться мертворождёнными.

Когда его спросили, поделится ли он новыми технологиями с государствами-участниками, Первый лорд Ионафан ответил, что будет придерживаться законов, касающихся военных технологий. Любая новая оружейная система будет направлена в Королевские подразделения СОЗЛ, потом, через несколько лет, в другие части СОЗЛ, и, наконец, в военные силы Домов, через 10 или более лет. Государства-участники не получат новую технологию в течение многих лет, но смогут воспользоваться её плодами в виде подержанной техники. Такие устройства, как усовершенствованные компьютеры, усовершенствованное личное оружие и модели мехов, ранее ограниченные в использовании Королевскими подразделениями, также станут доступными вооружённым силам Домов.

Перспективы получения нового и усовершенствованного оборудования для своих армий перевесили все сомнения лордов Совета на тему, стоит ли строить новые и ещё более смертоносные оружейные системы просто потому, что учёные знают, как их сделать. Первый лорд Ионафан получил одобрение Совета на финансирование своих проектов.

Плоды военного ренессанса Первого лорда Ионафана стали появляться в Королевских подразделениях СОЗЛ практически сразу же. Появились усовершенствованные мехи, ракеты «Охотник за головами», курносые ППЧ и бесчисленная новая бронетехника, все это с использованием последних прорывов в исследованиях в области энергии и миомерных технологий.

Одной из важнейших оружейных систем, разработанных в это время, была система космической защиты (СКЗ). СКЗ представляла собой набор свободноплавающих защитных кораблей, именуемых «Дрон M-5». Эти дроны были автоматическими военными кораблями, которым удалось вместить мощь удара линейного крейсера в корпус эсминца «Лола». Корабли-дроны, названные «Каспар», были разработаны для защиты планеты от вражеских кораблей. Используя сверхсложные компьютерные системы, СКЗ легко могла работать, требуя лишь горстку людей для наблюдения за системой. Компьютеры были способны ремонтировать себя и запускать другие корабли-дроны с космопортов, также управляемых компьютерами. Для поддержки беспилотных военных кораблей были построены наземные базы, которые должны были стрелять огромными лазерами и ракетами в любой корабль, сумевший избежать дронов.

Эта колоссальная оружейная система заставила Совет лордов сделать паузу, особенно с учётом того, что сеть новых СКЗ должна была строиться только вокруг планет Гегемонии. Но Первый лорд заверил обеспокоенных лордов, что он выбрал такие места для размещения только потому, что неиспытанная сеть СКЗ должна была располагаться недалеко от заводов-производителей на случай возникновения проблем. Первый лорд пообещал, что, когда система докажет свою надёжность, столицы всех государств-участников получат свои собственные СКЗ.

Системы космической защиты обычно разворачивались на орбитах неподалёку от двух главных прыжковых точек местного светила и самых важных планет, но для Терры Первый лорд Ионафан желал иметь куда более серьёзную защиту. Не только весь космос вокруг Терры, но также и вся Солнечная система была усыпана автоматическими военными кораблями, которые встречали каждый приближающийся корабль ультиматумами «назовись или будешь уничтожен». Область вокруг двух обычных прыжковых точек была защищена особенно хорошо. Эта СКЗ была названа «Защита Рейгана» в честь подзабытого терранского руководителя, мечтавшего о подобной системе.

Огромное количество построенных и развернутых дронов, а также стоимость программы обеспокоило многих людей. Они считали саму идею нападения на Терру смехотворной. Кроме того, заявляли они, Терра принадлежит всем, и окружать её оружием означало идти против всего человечества. Недовольство ещё более выросло после того, как СКЗ по ошибке уничтожила три корабля. Даже после того, как проблемы с системами идентификации «свой-чужой» были устранены, многие терранцы задавались вопросом о здравомыслии человека, полагавшего, что их планете угрожала столь великая опасность.

ПРОВИДЕЦ ИЛИ СУМАСШЕДШИЙ?

Моим самым страшным кошмаром является Терра, гибнущая в огне и взрывах. Среди руин не осталось места надежде, только шаги неповоротливых мехов, запах дыма и смерти, стенания осиротевших детей.

Из письма Ионафана Камерона своей жене, 2704 год

В ответ на обеспокоенность населения огромными суммами, уходящими на СКЗ, Ионафан Камерон пространно рассказывал о «учёте любого непредвиденного обстоятельства» и про преимущества от развития науки в целом, которые постепенно доберутся и до гражданского сектора.

Тем временем с Периферии пришли слухи о ширящемся недовольстве. В 2722 году Конфедерация Капеллы и Лига Свободных Миров протолкнули через Совет Закон № 41. Формально предоставляя периферийным территориям больше свободы, эта директива на самом деле развязывала руки компаниям из Внутренней Сферы в деле разграбления территорий путем разнообразных недобросовестных коммерческих сделок. Поскольку война выглядела вполне вероятной, кое-кто полагал, что Первый лорд оказался весьма дальновидным в наращивании СОЗЛ для ещё одной кампании на Периферии.

Другие считали, что Первый лорд укреплял СОЗЛ из-за продолжающейся агрессивности Синдиката Дракона по отношению к Звёздной Лиге. Если Ионафан Камерон тратит столько денег на вооружённые силы, думали они, наверное, он серьёзно рассматривает перспективу ведения войны против Дома Куриты, дабы избавить себя и Звёздную Лигу от самого главного нарушителя спокойствия.

Но если бы тогдашние «эксперты» могли прочитать хоть часть писем Ионафана Камерона, они бы поняли, что тот стал просто одержим страхом, что Терра будет осаждена, захвачена и разрушена внешним врагом. Его письма к жене, которая прохладе Дворца Звёздной Лиги предпочитала тропические острова, и преданной сестре Джокасте переполнены тревожными фразами: «сны об изуродованной и покалеченной Терре», «чужие флаги над землёй Терры и странные, грубые люди, идущие по белым залам Юнити-сити», «человечество, навсегда покидающее Терру и вселенную как хрупкие, разносимые ветром семена одуванчика», и «Терра померкла и уже не является яркой путеводной звездой для человеческой расы».

Крушение Звёздной Лиги, Стефан-узурпатор, разрушение Терры и Исход делают эти отдельные фразы пророческими. В самом деле, его письма столь наполнены предсказаниями, что даже скептики могут задуматься: а что если Ионафан мог видеть будущее? Один исследователь недавно весьма удачно сравнил его с Нострадамусом, пророком из XVI столетия.

Каковы бы ни были его способности, Ионафан Камерон заплатил за них сполна. Хотя внешне он сохранял образ обаятельного и самоуверенного человека, его мучила бессонница, приступы страха и утраты контроля над своим телом, схожие с лёгкими эпилептическими припадками. Он утверждал, что во время этих припадков его посещают видения.

Если отвлечься от предвидения в его словах, тон писем Ионафана Камерона свидетельствовал о том, что его разум начал его покидать. Акценты на оружии и защитных системах, очевидно, были его попыткой защитить Гегемонию и Терру в частности. Он надеялся создать «непроницаемую защиту из мечей и неусыпных глаз для охраны от любой угрозы, приближающейся к Терре». То, что его творение в итоге защищало тех, кто разграбил Терру, является одной из величайших ироний истории.

МАТЬ ДЖОКАСТА

e2c1b0dba3c8.jpg
Сестра Первого лорда, Джокаста Камерон, не разделяла духовных мучений своего брата. Если её брат был на публике открыт и коммуникабелен, но обеспокоен в душе, то Джокаста удалилась от гнёта политической жизни в пустоши Шотландии. Она присоединилась к монашескому ордену бенедиктинок, посвятив свою жизнь Господу в безмятежной уединённости аббатства св.Жанны.

Ничего в её детстве не предвещало того, что Джокаста Камерон отдаст себя молитвам и размышлениям. Она была столь же красивой и не по годам развитой, как и её братья, когда окунулась в маневрирование среди хитросплетений Дворца. Она обожала крупные балы, пышность, церемонии и элегантность, сопутствующие её высокому положению. Многие при Дворце предвкушали тот день, когда интеллигентная Джокаста может стать директор-генералом Гегемонии.

Впрочем, в возрасте 17 лет она услышал призыв Господа, стала католичкой и в течении года готовилась к вступлению в аббатство св.Жанны. И хотя она часто сомневалась в своей способности выдержать жизнь монахини, она никогда не сомневалась в своём призвании. Она поступила в аббатство на следующий день после того, как ей исполнилось 18 лет.

На протяжении следующих двух десятилетий Джокаста отлично себя чувствовала, ведя аскетический образ жизни. Смерть от наркотиков младшего брата, Уильяма, огорчила её, но не пошатнула религиозные убеждения или веру в призвание. В 2704 году, после 23 лет проведённых монахиней в церковной хоре, она стала Матерью Джокастой, в знак её значимости для аббатства. В течение всех этих лет Джокаста сохраняла близкие отношения с Ионафаном. Более чем кто-либо другой, она знала и беспокоилась о том, что с ним происходит. Его жена, бόльшую часть времени жившая отдельно от Первого лорда, умерла в 2710 году, сын, Симон Камерон, также был далеко от отца, и не догадывался о том, что с ним происходило.

МЭРИ И СОТО

Как раз когда одержимость Ионафана уже стала пробиваться сквозь публичную маску, возник кризис, потребовавший от Первого лорда полной концентрации. Его приближённые позже скажут, что этот кризис забрал с собой последние крохи его здравомыслия. Историки указывают на этот момент как на начало конца Звёздной Лиги.

В 2696 году Мэри Дэвион, дочь принца Роджера Дэвиона, будучи с дипломатической миссией в Синдикате Дракона, встретила и полюбила Сото Куриту, сына Уризена и брата тогдашнего координатора Такиро Куриты. Несмотря на протесты их семей, Мэри и Сото поженились. Этот союз привёл к появлению двух сыновей и дочери.

В соответствии с древними традициями первородства, все Федеративные Солнца после смерти принца Роджера Дэвиона должны были перейти из рук семьи Дэвионов к ненавистным Куритам. А поскольку Мэри растила своих детей как Курит, а не Дэвионов, принц Роджер отчаянно пытался помешать им потребовать себе трон Дэвионов.

Он думал, что решил эту проблему в 2700 году, когда выпустил Закон о наследовании, в котором призывал Мэри Дэвион отказаться от прав её детей на престолонаследование и признать наследником трона Иосифа Дэвиона. Мэри скрепила подписью своё согласие в 2702 году. Кризис, казалось, был разрешён, и в 2703 году принц Иосиф сменил Роджера Дэвиона.

Вопрос вновь был поднят в 2715 году, когда скончалась Мэри Дэвион, как раз в тот момент, как принц Иосиф собирался назначить своего 19-летнего сына наследником трона. Практически сразу же после её смерти прибыли посланники от Дома Куриты, требуя, чтобы преемником был назван старший сын Мэри, Винсент Курита. Семейство Дэвионов отвергло эти требования как смехотворные. Но они не ожидали, что координатор Синдиката Дракона предаст дело в Верховный совет.

В ходе весенней и зимней сессий 2716 года координатор Такиро Курита представлял свои интересы в этом суде и предоставил убедительные доказательства, что Мэри Дэвион надеялась, что её сын станет принцем Федеративных Солнц. Кажущаяся подлинность предоставленных координатором документов, несомненно подписанных лично Мэри Дэвион, подвергла сомнению дэвионовский Закон о наследовании и отдала вопрос о том, кто будет править Федеративными Солнцами, непосредственно в руки Первого лорда Ионафана Камерона.

Первый лорд понимал, что если он сам примет решение, есть большая вероятность того, что проигравшая сторона выведет своё государство из состава Звёздной Лиги. Поэтому Ионафан Камерон приказал следственной комиссии изучить этот вопрос. Он объявил, что если принц Иосиф умрёт до того, как вопрос будет разрешён, Звёздная Лига будет править от лица Федеративных Солнц. Хотя это и не полностью удовлетворяло принца Дэвиона, но гарантировало, что его государство не попадёт внезапно в руки семьи Курита.

ВТОРАЯ СКРЫТНАЯ ВОЙНА

Когда комиссия за 8 лет так и не приняла никакого решения, Такиро Курита решил сам разрубить гордиев узел. Координатор Курита собрал крупное войско вторжения на границе с Федеративными Солнцами и начал наступление. В начале 2725 года 11-й Бенджаминский Регулярный, куритянский полк мехов, натренированный для боёв в городских условиях, высадился на дэвионовской планете Мардук. Федеративные Солнца начали готовить быструю акцию возмездия. Принц Иосиф, хотя его войска и были неподготовлены, приказал нанести глубокий удар по территории Синдиката Дракона. Война между двумя самыми могучими Домами грозила уничтожить Звёздную Лигу, но Первый лорд всё ещё колебался. Всё сильнее изводимый видениями об уничтоженной Терре, Первый лорд отказался отправить в бой войска Звёздной Лиги, опасаясь оставить Гегемонию беззащитной.

Пока дэвионовская армия вела наступление, координатор Курита использовал собранные силы не для обороны, но чтобы самому начать глубокий прорыв. Синдикатовские полки начали продвижение непосредственно к Новому Авалону. И хотя Федеративные Солнца замедлили их продвижение, и иногда даже заставляли куритян отступить, Синдикат постепенно продвигался вперёд в течение следующих 4 лет Войны за Дэвионовское наследие.

Тем временем во Дворце Звёздной Лиги отстранённость Первого лорда Ионафана вызывала нарастающее раздражение. Командующий СОЗЛ генерал Иколор Фредаза был одним из самых обеспокоенных лиц. Он оправил делегацию в аббатство Матери Джокасты Камерон в попытке убедить её взять на себя руководство Лигой вместо брата. Когда Мать Джокаста отвергла предложение генерала Фредазы о поддержке при смещении Первого лорда Ионафана, генерал начал распространять слухи о том что она планирует переворот. Зная, что его сестра никогда бы не пошла на такое, Ионафан пришёл в ярость. Заговорщики генерал Фредаза, глава БДЗЛ Грегори Уоллас и директор финансового управления Брайс Хайнчклифф IV были осуждены за измену и повешены.

Этот эпизод убедил Первого лорда Ионафана в том, что ему нужна будет помощь, и он обратился к своей сестре. Через свои «советы» она де-факто стала Первым лордом. Ионафан быстро назначил близкую подругу Матери Джокасты, генерала Ревекку Фетладрал, на должность главнокомандующего. Генерал Фетладрал немедленно приступила к планированию операции «Гашение» с целью остановить Войну за Дэвионовское наследие и воссоединить Звёздную Лигу.

Как раз в это же самое время в Лиге Свободных Миров разразилась гражданская война за престол Мариков. Пятилетний конфликт унёс много жизней, но Звёздная Лига оставалась строго нейтральной, даже когда Конфедерация Капеллы и Содружество Лиры убеждали её вмешаться. Генерал Фетладрал и Мать Джокаста понимали, что Штайнеры и Ляо надеялись, что с отбытием подразделений СОЗЛ они смогут наложить руки на планеты Гегемонии. По совету Матери Джокасты, Первый лорд Ионафан объявил сражение в Лиге Свободных Миров её внутренним делом и приказал генералу Фетладрал сосредоточиться на вопросе завершения Войны за Дэвионовское наследие.

Не зная, что помощь уже в пути, и наблюдая за тем, как его войска отступают, принц Иосиф Девион принял решение, которое оказалось для него фатальным. Чтобы сплотить свои войска, он лично возглавил контратаку на Ройал (Royal). Когда в бою его Marauder был выеден из строя, куритянские мехи толпой набросились на него… Смерть своего лорда повергла в прострацию дэвионовские силы, которые отошли назад и вскоре отступили с Ройала.

Но прежде, чем куритянские войска смоги воспользоваться своей удачей, началась операция «Гашение». Пять флотилий, несущие пять дивизий Звёздной Лиги, уже направлялись к оспариваемым планетам Брид, Клатанду IV, Лайма, Ройал и Вапаконета (Breed, Klathandu IV, Lima, Royal, Wapakoneta). Генерал Фетладрал выбрала одни из самых лучших своих подразделений: 26-ю Королевскую дивизию бэтлмехов (дивизия «Грэм»), 159-ю Королевскую механизированную пехотную дивизию (дивизия «Афина»), 39-ю Королевскую дивизию бэтлмехов (дивизия «Денебола»), 160-ю дивизию бэтлмехов (дивизия «Сириус») и 1-ю дивизию прыжковой пехоты («Небесные буяны»).

Одновременное появление пяти флотов Звёздной Лиги, выпустивших сотни шаттлов по направлению к пяти осаждённым планетам удивило как Дэвионов, так и Курит. Ни в одном из пяти случаев высадившиеся не встретили сопротивления. На трёх планетах – Лайма, Клатанду и Вапаконета – прибытие пехотинцев и мехов элитных подразделений регулярной армии так потрясло обе стороны, что заставило на скорую руку заключить перемирие.

На Бриде синдикатовские войска не столь сильно испугались появления 1-й дивизии прыжковой пехоты. Впрочем, когда они попытались предпринять ответные действия, то быстро обнаружили, что значительно уступали противнику по всем параметрам.

На Ройале дивизия «Сириус» встретила подобное сопротивление, но на тот момент большинство войск 160-й всё ещё кружились на орбите в шаттлах, вследствие чего авангард оказался в серьёзном численном меньшинстве. В итоге, впрочем, превосходное обучение сил СОЗЛ стало решающим фактором. В рядах 160-й своё боевое крещение в должности командира получил молодой капитан по имени Александр Керенский.

Операция «Гашение» достигла успеха: сражения прекратились. Она также заставила Дома Куриты и Дэвиона склониться перед мощью СОЗЛ. Первый лорд Ионафан, уже сильно зависевший от своего советника, Матери Джокасты, строго наказал оба государства. Более жёстким он был с Синдикатом Дракона, вернув границы к положению на 2724 год и навсегда запретив Курите претендовать на трон Дэвиона. Куритяне были вынуждены принять приговор Первого лорда, но они не забыли того, что Дом Камерона вновь проявил дискриминацию к ним и унизил Синдикат Дракона.

ЗАМЕНА ДЛЯ ПЕРВОГО ЛОРДА

Неудачная попытка переворота, вкупе со спокойными советами и наставлениями Матери Джокасты открыли Первому лорду глаза на то, как сильно он был болен. Первый лорд предложил Джокасте отказаться от трона в её пользу. Та категорически отказалась, говоря, что для неё на первом месте стоит религия, даже превыше возможности управлять всем человечеством. Хотя сын Ионафана, Симон, уже был достаточно взрослым, чтобы взойти на трон, Первый лорд его едва знал, но зато безоговорочно доверял Джокасте.

Они сошлись на том, что Джокаста, находясь в своём аббатстве в холодных шотландских нагорьях, станет самым верным советником Первого лорда Ионафана. При помощи сложной линии связи с Юнити-сити Мать Джокаста стала временным соправителем.

Такой компромисс сработал. Хотя с возрастом физическое и психическое здоровье Ионафана только ухудшалось, он не отказывал себе в удовольствии заниматься теми немногими вещами, которые делали его действительно счастливым, как, например, строительство госпиталей, оказание помощи и другие гуманитарные акты. Народы Звёздной Лиги полюбили его за свершения, осуществлённые за последние годы его правления.

Тем временем Мать Джокаста всё больше и больше взваливала на свои плечи бремя управления государством. В 2735 году лорды Совета совершили путешествие к аббатству св.Жанны для проведения осенней встречи. Сидя за решёткой, отделяющей её общину от всего остального мира, Мать Джокаста возглавила заседание Верховного совета, тем самым приняв на себя высшие полномочия и обязанности главы правительства Звёздной Лиги.

Ионафан Камерон умер в 2738 году от инсульта. Его похороны, на которые прибыли все лорды Совета и высшая аристократия Лиги, посетила и его престарелая сестра. Она была фактическим правителем Звёздной Лиги на протяжении последних трёх лет.

В ходе короткой церемонии, состоявшейся после похорон, Мать Джокаста, как душеприказчица Ионафана, вручила Симону Камерону украшенный драгоценными камнями жезл, символизирующий должность Первого лорда Звёздной Лиги. После этого Джокаста Камерон покинула Дворец Звёздной Лиги и вернулась в своё любимое аббатство, где и жила мирно и не обременяя себя более столь грандиозной ответственностью вплоть до самой смерти в 2742 году.

СИМОН КАМЕРОН

Не вижу никаких признаков того, что Звёздная Лига не сможет просуществовать тысячу лет. Мы сильнее, чем когда-либо ранее. Уровень жизни выше, чем когда-либо ещё. Сегодня мы – лучшие люди, чем были раньше. Почему бы Звёздной Лиге не просуществовать до следующего тысячелетия и далее?

Симон Камерон, 2739 год

К моменту смерти Ионафана Камерона в 2738 году его 39-летний сын Симон уже 4 года был директор-генералом Терранской Гегемонии. Благодаря опыту управления бюрократией Гегемонии, он имел достаточную квалификацию, чтобы стать Первый лордом.

Симон не был ни благовидным, ни обходительным. Он был сугубо деловым правителем, который резко выражал свои мысли и выдвигал ещё более резкие требования. Впрочем, под личиной крайне практичного человека скрывался глубокий идеализм. Как и большинство Камеронов, он жадно читал книги, причём наиболее восторгался он авторами, принадлежащими к недавно возникшему движению «Современные рыцари». Такие писатели, как Астон деКирк, Тосиро Охирико, Майна Сэмуэльс и Бонни Крекен, сторонники строгого кодекса личного поведения, сильно повлияли на ранние этапы развития нового Первого лорда, так, что он даже назначил Майну Сэмуэльс одной из своих советников.

«Современные рыцари» пытались приспособить древний кодекс к современной эпохе. Они верили, что этика и честь зависят от трёх отдельных, но тесно сплетённых верований: вера в вездесущего Бога, вера в добродетель и вера в строгую взаимную верность между сеньором и его подчинёнными. Из-за своей опоры на средневековые литературу и поэзию «Современные рыцари» для склонения собеседника в своей точке зрения часто ссылались на древние легенды, такие, как о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

Прошло совсем немного времени, и средневековье стало источником вдохновения для всей Звёздной Лиги. Оно вскоре оказало влияние на практически все аспекты культуры, и даже сообщества, далекие от европейской культурной традиции, понемногу заинтересовались «Современным рыцарством». Распространившиеся легенды об изысканной любви и подвигах ради чести, предпринятых высокоморальными рыцарями, вскоре стали трагическими нитями в гобелене грядущих событий.

Первый лорд столкнулся с определёнными трудностями при адаптации своих строгих моральных принципов к делу управления Звёздной Лигой. Когда он был директор-генералом, он управлял однородным государством, народ которого разделял его верования. Управлять десятью разными государствами, каждое со своей собственной культурой и системой ценностей, было совсем другой задачей, намного более сложной.

Хотя он верил в необходимость сильной армии, Первый лорд Симон отказался от системы космической защиты, столь значимой для его отца. Он разрешил завершить частично построенные сети СКЗ, но отменил планы по развёртыванию остальных. Вместо этого, предвидя возникновение проблем на Периферии, Первый лорд Симон приказал построить массивные укрепления на ключевых планетах четырёх периферийных государств. Эти крепости были практически полными копиями древних Замков Брайана, всё ещё действовавших на планетах Гегемонии.

НЕПРИЯТНОСТИ НА ПЕРИФЕРИИ

Ко времени прихода к власти Симона Камерона, в 2738 году, хорошие годы для четырёх Штатов Периферии уже закончились. Остались в прошлом дни, когда население этих удалённых планет охотно подчинялось инструкциям, приходившим из Внутренней Сферы. Теперь подобное отношение сменил всё нарастающий гнев.

Люди Периферии имели много причин для подобных чувств. Первый лорд Ионафан, хотя и обеспокоенный волнениями на Периферии, тем не менее, был настолько поглощён своими видениями, что доверился трактовке лордами Совета Закона №41 и подписал его без лишней суеты в 2722 году. Директива, написанная лордами Конфедерации Капеллы и Лиги Свободных Миров, казалось бы, предоставляла периферийным государствам ограниченную автономию, освобождая их от многих ограничений, наложенных после Войны Воссоединения.

Но предоставленные привилегии были чисто косметическими. Хотя кое-какие изменения действительно произошли, настоящая власть просто перешла от Бюро по делам Звёздной Лиги к правительствам и крупному бизнесу Внутренней Сферы. Несмотря на отзыв периферийных администраторов, которые могли налагать вето на любые законы, предлагаемые правительствами Периферии, послы Внутренней Сферы сохранили за собой реальную власть. Пятеро жадных лордов обманом заставили Первого лорда подписать этот закон. Ранее БДЗЛ контролировало и ограничивало использование ресурсов Периферии, но новая система позволяла бизнесменам Внутренней Сферы выжать из Периферии все соки. При этом компании из Гегемонии также не остались в стороне.

Волна фирм-эксплуататоров захлестнула периферийные планеты, они возводили фабрики, занимавшей целые сегменты планет. Продукция отправлялась во Внутреннюю Сферу, не принося прибыли никому на Периферии. Не догадываясь, что вина за подобное насилие над их землями лежала на Совете лордов, а не на Первом лорде, граждане Периферии сосредоточили свой гнев на семье Камеронов. Демонстрации под учреждениями Звёздной Лиги стали обычным явлением, и подпольные движения за независимость начали получать широкую поддержку.

К тому времени, как Первым лордом стал Симон, уровень поддержки Звёздной Лиги на Периферии безнадёжно упал. Лорд Симон знал, что во всём был виноват Закон №41, но недавние распри, такие, как Война за Дэвионовское наследие, не позволили ему достаточно укрепить свою позицию, чтобы попытаться отменить этот закон. Более того, он увеличивал военное присутствие на периферийных территориях, хотя и неофициально осуждал Совет лордов за их жадность.

Что больше всего беспокоило Первого лорда, так это 20 производителей оружия, разбросанных по всей Периферии, и способных выпускать бэтлмехи, тяжёлые танки и шаттлы. Данные производители не находились под наблюдением и не были стеснены никакими ограничениями. От своих агентов Первый лорд узнал, что эти заводы работают круглосуточно, и некие анонимные заказчики покупают бόльшую часть производимого оружия, которое затем исчезает без следа.

Вероятность того, что военные силы четырёх периферийных государств смогут сравняться с регулярной армией, побудила Первого лорда построить на Периферии ещё больше крепостей. Первый лорд надеялся, что эти укрепления смогут сдерживать любое восстание, пока не прибудет подмога из внутренних областей.

Республика Окраинных Миров, управляемая семьёй Амарисов, казалось, была единственным государством Периферии, которому Звёздная Лига могла доверять. Каждый из них ежедневно уверял в своей преданности Звёздной Лиге и Терре, но при более внимательном рассмотрении славословие и восхищение Амарисов пред Звёздной Лигой вызывало у некоторых наблюдателей сомнения в их искренности.

Армия Республики лишь усиливала подобные тревоги. Число полков у Окраинных Миров, хотя и формально ограниченное Эдиктом от 2650 года, на деле, с учётом резерва и подразделений милиции, которые могли быть достаточно быстро развёрнуты, в три-четыре раз превышало лимит. Первый лорд, принимая во внимание доклады от своих агентов, держал Республику Окраинных Миров под контролем, построив там больше крепостей, чем на любой другой периферийной территории.

СНОВА ВРАГИ

Федеративные Солнца, в прошлом ярые сторонники Звёздной Лиги, во время правления Симона Камерона понемногу начали сворачивать сотрудничество. Государство Дэвионов возвело экономические и социальные барьеры и начало скрытую пропагандистскую кампанию с целью удержать юношей и девушек от вступления в СОЗЛ. Взаимная поддержка двух государств понемногу сошла на нет.

Ричард Дэвион так и не простил Звёздной Лиге задержку в четыре года перед силовым прекращением конфликта между Федеративными Солнцами и Синдикатом Дракона. Эти годы бездействия, в течение которых было потеряно множество девионовских граждан, он считал изменой обещанию Звёздной Лиги поддерживать мир между государствами-участниками. И Дэвионы не считали, что должны уважать государство, которое не выполняет свои обязательства.

Хотя Первый лорд Симон пытался урезонить Ричарда Дэвиона, ничего не помогало. И у него не оставалось другого выбора, кроме как сидеть и наблюдать, как Федеративные Солнца и Синдикат Дракона всё далее отдаляются от реального участия в функционировании Звёздной Лиги.

В 2741 году шайка бандитов напала на планету Содружества Эдж (The Edge), обрушив батальон новейших мехов на неподготовленное население. Стреляя во всё, что стояло у них на пути, мехи ломились к своей цели – металоочистительному заводу и его складам с редкими металлами, находившихся в самом центре крупнейшего города Эджа. В ходе этого налета погибло более 500 гражданских лиц.

Год спустя 12-й Лиранский Регулярный высадился на базовой планете бандитов – Бутте Холд (Butte Hold), безжалостно уничтожив шайку. Позже, в ходе допросов выживших, лиранцы обнаружили, что это Синдикат Дракона обеспечивал бандитов мехами. Новости были вопиющими, однако истец предоставил неопровержимые доказательства.

Архонт Майкл Штейнер выступил против координатора Такиро Куриты с этими изобличающими уликами на зимней встрече 2742 года. Координатор даже не стал ничего отрицать, заявив только, что кому как не лиранцам знать, что бизнес есть бизнес. Разъярённый архонт бросился на координатора, повалив его на пол. Понятно, что после этого прежняя острожная благожелательность между этими государствами исчезла навсегда.

Главы Конфедерации Капеллы и Лиги Свободных Миров также внесли свой вклад в увеличение напряжённости межзвёздных отношений. Эван Марик был задиристым пьяницей, который любил отпускать грубые комментарии по поводу всего сказанного на встречах Верховного совета. Варекс Ляо, канцлер Конфедерации, со своей стороны, тайно увеличивал вооружённые силы Капеллы.

Набеги и ответные удары между государствами-участниками вскоре стали обычным делом. Официально в рейдах обвинялись небольшие группы весьма энергичных пиратов. Но этим трудно было кого-нибудь обмануть, особенно Первого лорда Симона Камерона, чьи войска как раз и гонялись за якобы бандитами. Военные корабли и подразделения СОЗЛ часто преследовали убегающих рейдеров до территории соседних государств и видели, как те совершали посадку на военные базы. Они даже записали голофильм, на котором видна неопознанная бронетехника, с достаточно сильно ободранной серой краской, чтобы можно было опознать цвета вооружённых сил Дома.

В 2744 году Первый лорд выпустил новые приказы для своих солдат: от СОЗЛ больше не требуется захватывать бандитов живыми; войска Звёздной Лиги должны стрелять без предупреждения по любым солдатам, транспортным средствам и кораблям, не отвечающим на запросы и не несущим обозначений. Государства-нарушители, естественно, негодовали по поводу вмешательства Звёздной Лиги. «Бандитов» на их миссии стали сопровождать военные корабли, которые открывали огонь по любым кораблям СОЗЛ, и вскоре небольшие группы военных кораблей вели бои по всей протяжённости границ.

Никто не хотел спровоцировать полномасштабную войну, обвинив соседнее государство или взяв на себя ответственность за налёты. Главы Домов были удовлетворены бушевавшими «пиратскими войнами», хотя на публике они очаровательно улыбались и ханжески заламывали руки. Эта эпоха лицемерия и взаимной агрессии сегодня известна как Третья Скрытная Война.

Симон позднее писал, что Лига была похожа на драгоценный гобелен, который вот-вот начнут распускать. Не зная, что делать, он отменил следующие две встречи Верховного совета и отправил высокопоставленных чиновников в столицы каждого государства-участника с целью уладить растущие разногласия. Всё, чем закончились эти усилия, были вялые обещания всех глав Домов изучить эту проблему.

МИРНАЯ МИССИЯ 2750 ГОДА

Дипломатические миссии 2743-2744 годов так и не дали конкретных результатов. Встречи Верховного совета дошли до точки, когда угрюмые лорды Совета часто просто сидели, подозрительно глядя друг на друга и не говоря ни слова. И только отдельные вспышки, обычно исходящие от Эвана Марика, который на бόльшую часть заседаний приходил пьяным, нарушали напряжённую тишину.

К 2750 году терпение Первого лорда, наконец, лопнуло. Если лорды Совета не собираются сотрудничать, тогда он обратится напрямую к людям, с призывом восстановить единство Звёздной Лиги. Собрав для эскорта своего личного «прыгуна» огромный флот военных кораблей, Первый лорд покинул Терру ради амбициозного пятилетнего тура по подконтрольным ему государствам.

Первая остановка была в Содружестве Лиры. После прибытия в звёздную систему Скаи он на своём личном корабле, в сопровождении нескольких шаттлов и истребителей, высадился на планете. Обращаясь к собравшимися кадетами Военной академии «Сангламор», он говорил о преимуществах мирной жизни и об удовлетворении потребностей простых людей. После этого он посетил рабочих на заводах и фермах, а также побывал в бесплатных столовых. Проведя несколько дней с обычными гражданами планеты и полностью проигнорировав аристократов, он покинул Скаи. Пока его корабль возвращался к прыжковой точке и остальной части флота, Первый лорд дал обширное интервью журналистам, которых он пригласил с собой.

Эффект от визита Первого лорда был ошеломительным. Вид Первого лорда, разговаривающего с людьми на улицах города, разъезжающего на велосипеде и даже кормящего помоями свиней на ферме, сразу же расположил к нему население. Интервью, данные репортёрам, в которых он подчёркивал значимость участия простых людей в принятии решений, всколыхнули общественное мнение и настроили их в поддержку Симона Камерона и Звёздной Лиги. Он повторил эту стратегию на других посещённых им планетах Содружества.

Чем больше планет он посещал, тем больше заинтересованность и поддержка Звёздной Лиги захлестывала другие планеты. Впервые за десятилетия простые люди поверили, что они могут влиять на политический курс и воздействовать на правящие классы.

СМЕРТЬ СИМОНА КАМЕРОНА

В феврале 2751 года Первый лорд посетил спорную планету Звёздный Конец (Star's End), на границе Лиры с Республикой Окраинных Миров. Пребывая там, Симон получил приглашение посетить горнодобывающие установки на крупном астероиде Новая Силезия. Хотя это место и не значилось в его маршруте, Камерон согласился, поскольку интересовался добычей полезных ископаемых в условиях низкой гравитации.

На Новой Силезии Первый лорд встретился с людьми, живущими в небольшом купольном городе, принадлежащем компании. Заинтересовавшись их образом жизни, он с радостью принял предложение посмотреть, как они зарабатывают на жизнь. Симон Камерон со своим окружением отправился вглубь туннелей, в которых из астероида добывались драгоценные титановые и селеновые руды. Там он наблюдал за обычными горнорудными операциями при низкой гравитации. Шахтные роботы вгрызались в астероид при помощи лазерных и алмазных буров, в то время как операторы сидели в конце герметичного туннеля, недалеко от них, управляя ими при помощи системы, очень схожей с пультом управления мехвоинов.

В туннеле 5T, на уровне 42, Первый лорд попросил дать ему поуправлять шахтным роботом. Поскольку он был мехвоином и, следовательно, знаком с нейрошлемом и системами управления шахтным роботом, никто не возражал. Он надел шлем и уверенно взялся за пульт, наблюдая сквозь толстое стекло за туннелем, в котором в вакууме стоял работавший на холостом ходу робот.

Точно неизвестно, что случилось потом. Записи видеокамер, находившихся внутри кабины управления и на роботе, показывают, что Первый лорд, должно быть, совершил ошибку. Шахтный робот, который работал на дальнем конце туннеля, развернулся и на полном ходу врезался в кабину управления. Симон Камерон пытался отключить робота, но либо не знал, как это сделать, либо робот не отреагировал на полученную команду.

30-тонная машина ударилась в кабину управления, разнеся на куски иллюминатор, через который смотрел Первый лорд. Резкое снижение давления вытянуло его сквозь отверстие и с силой бросило на робота. Симон Камерон умер мгновенно, вместе с ним погибло ещё 9 человек.

УПАДОК ТУРИЗМА

Некоторый социологи полагают, что мысли и чувства отдельных людей определяются историей. Для них понятие «свободы воли» не имеет смысла, ибо любое якобы самостоятельное действие на самом деле является реакцией на социально-экономические условия.

Другие убеждены, что поведение масс может помочь предсказать будущее. В качестве доказательства они указывают на крах туристического бизнеса в 2745 году. В годы, предшествующие 45-му, туристические потоки в Гегемонию и из неё были чрезвычайно сильными. С момента создания Звёздной Лиги число путешественников стабильно увеличивалось.

В 2744 году уровень туризма достиг своего пика. Пятерка крупнейших владельцев линий «прыгунов» («Ред сван лайнс», «Блэк болл экспресс», «Озава пэссенджерс интерстеллар», «Блю даймонд шиппинг» и «Тамар лайнерс») имели рекордный доход и строили планы по дальнейшему расширению. Все крупные сети отелей также сообщали о прибыли и развитии.

В начале 2745 года число путешествий между государствами-участниками снизилось, а потом и стремительно упало. К середине года число проданных билетов упало до половины от ожидаемого уровня. И этому не было никакого логичного объяснения. Хотя политическая ситуация и была напряжённой, но не было никаких крупных сражений между государствами, и никто из глав государств не ограничивал путешествия. Не было никаких причин тому, что люди внезапно начали бояться космических путешествий, также как и никаких экономических проблем, которые бы уменьшили количество денег у населения. Просто все решили больше не совершать путешествий.

Некоторые социологи считают, что люди могли почувствовать надвигающийся крах Звёздной Лиги. Было ли это знаком или нет, но подобное одновременное решение миллиардов людей стало зловещим предвестником Падения.

Из книги «Предугадать Падение: указатели катастрофы» графини Йолопрес, издательство «Терра», 2809 год

БЫЛ ЛИ СИМОН КАМЕРОН УБИТ?

Факты, сопутствующие смерти Симона Камерона, а точнее многие имеющиеся несогласованности и пробелы, способствовали появлению бесчисленных теорий, большинство из которых заканчивалось выводом о преднамеренном убийстве. Ниже приводится несколько фактов и предположений, высказанных комиссией Верховного совета по расследованию смерти Первого лорда,

1) Шахтный робот «Землекоп 500», построенный компанией «Вотан майнинг индастриз», был отремонтирован и проверен всего лишь за 10 дней до происшествия. В отчёте не было ничего, что указывало бы на какие-нибудь необычные дефекты.

2) Шахтный оператор Чарльз «Крот» Драйден сообщил, что робот проявлял «чертовски необычное дерганье рычагов» за два дня до происшествия. Робот был снят с линии, но проверка системы контроля ничего не выявила.

3) Экспертиза самого робота не принесла результатов, т.к. при столкновении раскололся один из гидравлических резервуаров, разлив по всему вычислительному центру крайне агрессивную жидкость.

4) Ведомости входной регистрации показывают, что Петровия Дрюсивич, техник робота, работала с роботом в ночь перед происшествием. При этом в компании нет записей про работника по имени Петровия Дрюсивич. Это не может быть решающим доводом, т.к. бухгалтерия в компании велась из рук вон плохо, однако следователям не удалось найти эту женщину.

5) Час спустя после подтверждения смерти Симона Камерона правительственные агенты засекли передачу откуда-то с территории колонии. Следователи так и не смогли ни установить источник передачи, ни расшифровать её.

Имеется множество предположений о том, что же произошло в том туннеле. Большинство людей верят, что Симон Камерон стал жертвой заговора. Синдикат Дракона, Содружество Лиры и периферийные государства – вот три возможных злодея, о которых упоминают чаще всего. Содружество, похоже, наименее вероятный подозреваемый из этих трёх, даже с учётом того, что воззвания Первого лорда к народу и вызвали у Штайнеров определённые политические неудобства. Периферия с её бесчисленными антилиговскими группами определённо имела достаточно причин желать смерти Первого лорда, но в то же время выглядит маловероятным, чтобы любое из периферийных государств располагало ресурсами для осуществления подобного подвига.

Если смерть Камерона не была случайностью, то за неё, по мнению большинства, был ответственен Синдикат Дракона. Не только из-за давнишней вражды между Камеронами и Куритами, но и потому, что Синдикат Дракона был следующим пунктом назначения для мирной миссии Первого лорда. Семейство Курита всегда отдавало высший приоритет делу сохранения полного контроля над населением Синдиката, и вполне разумным будет предположить, что Куриты убили Первого лорда, чтобы не дать ему посетить Синдикат и обратиться напрямую к его жителям. Учитывая, что всё, что мы знаем и любим, сейчас рушится вокруг нас, крайне маловероятно, что мы когда-либо узнаем, был ли Первый лорд убит или нет. А даже если и узнаем, маловероятно, что это что-нибудь изменит в событиях, которые, похоже, вскоре произойдут.

Из книги «Расследование смерти Симона Камерона»

Паулы Каттерсон, издательство «Терра», 2784 г.

Link to post
Share on other sites

ЭПОХА УПАДКА

В это смутное время мы, лорды Совета, обязаны сделать всё, чтобы Звёздная Лига выжила, и чтобы Камероны продолжили править, как и прежде…

Из совместного заявления, озвученного Верховным советом 3 апреля 2751 г.

РЕГЕНТСТВО

Смерть Первого лорда Симона была не только потрясением – она лишила Звёздную Лигу руководителя именно в тот момент, когда она больше всего в нём нуждалась. Единственному сыну лорда Симона, Ричарду Камерону второму, едва исполнилось 8 лет. Мать Ричарда умерла годом ранее. Ни один из членов семьи Камеронов не соответствовал требованиям, необходимым для того, чтобы стать Первым лордом. Куда Звёздная Лига должна повернуть в поисках своего вождя?

Единственной надеждой Звёздной Лиги оставался Ричард Камерон, но пройдёт, по меньшей мере, десятилетие, прежде чем он сможет эффективно править. Будет ли существовать к этому времени Лига вообще? Многие люди не могут представить себе, что лорды Совета будут что-нибудь делать, кроме как биться за главенство во время отсутствия Первого лорда. Другие предсказывают, что война неизбежна.

Архонт Майкл Штайнер второй из Содружества Лиры, канцлер Уорекс Ляо из Конфедерации Капеллы, координатор Такиро Курита из Синдиката Дракона, Первый принц Джон Дэвион из Федеративных Солнц и генерал-капитан Эван Марик из Лиги Свободных Миров вылетели на Терру сразу же, как только получили весть о смерти Первого лорда Камерона. По прибытии лорды незамедлительно собрались в зале заседаний Совета для проведения серии долгих заседаний. Они заседали день за днём, зачастую по десять часов подряд. Каждый вечер, когда они покидали зал заседаний, их перекошенные лица и отказ общаться с прессой создавали атмосферу предзнаменования беды. Распад Звёздной Лиги и начало эпохи воин казались неминуемы.

Ошеломляющим сюрпризом стало совместное заявление всех пяти лордов Совета от 3 апреля, зачитанное перед троном Звёздной Лиги и собравшимися официальными лицами. Все пятеро назвали Ричарда Камерона следующим Первым лордом Звёздной Лиги, но не давали ему полной власти. Вместо этого они назначили регентом и покровителем Ричарда Камерона генерала Александра Керенского, командующего Силами обороны Звёздной Лиги.

Записи того заседания указывают на то, что лорды никогда не поднимали вопрос о распаде Звёздной Лиги. Все пятеро считали себя ответственными за продолжение существования государства, а не его погребение. Последующие события укажут на то, что пятерка лордов пришли к согласию не из-за веры в Звёздную Лигу, а вследствие желания расширить свою личную власть.

На какое-то время Звёздная Лига была сохранена. Жители Внутренней Сферы с восхищением отреагировали на новости о регенстве. Проводились радостные демонстрации в поддержку регента и лордов Совета. Генерал Александр Керенский отныне был хорошо известен в обществе как в высшей степени благородный и заслуживающий доверия офицер.

Александр Керенский

СКРЫТНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Как же приятно иметь такого героя, как наш руководитель. Его аура настолько сильна, что она сможет ослепить любого, кто попытается следить за нами, что значительно облегчает нашу работу.

канцлер Уорекс Ляо, из личных записей во время зимних заседаний Верховного совета, 2752 г.

Когда лорды Совета назначили Александра Керенского регентом Звёздной Лиги, он предложил снять его с должности командующего СОЗЛ. Многие были удивлены, когда лорды Совета не приняли отставку генерала, объясняя это тем, что он был крайне необходим, чтобы менять его на пороге начала новой войны. Они сомневались, что армия сможет соответствующим образом функционировать без его руководства.

В сущности, это было правдой. Успех генерала в искоренении поживы в вооружённых силах сделал каждого офицера, а тем более командующего генерала, более ответственным. Если бы Керенский ушёл, СОЗЛ были бы дезорганизованы на несколько месяцев, пока новый командующий не вник бы в управление этой огромной военной машиной. Покуда на Периферии такая напряжённая ситуация, Звёздная Лига не могла допустить нестабильности и неготовности своих войск, было жизненно важно, чтобы Керенский остался.

Были многочисленные гипотезы о том, не было ли у лордов каких-то скрытых поводов в отказе принятия отставки генерала? Критики лордов разнюхали, что они хотят оставить Керенского командующим, чтобы у него не было возможности принимать активное участие в работе правительства. В этом случае лорды Совета получили одобрение общественности на назначение Керенского регентом, однако удерживали его от вмешательства в свои планы. Расписание заседаний Верховного совета подтвердило это, они неизменно проводились тогда, когда у генерала не было возможности посетить их из-за своих обязанностей в СОЗЛ. Вследствие этих конфликтов по поводу расписания генерал Керенский разделил участь своего древнего предка и однофамильца, став не более чем бюрократом в правительстве Звёздной Лиге, задача которого зачастую сводилась к подписанию груды документов, которые он даже не читал.

Внутри Верховного совета пять правителей государств Внутренней Сферы продолжали строить планы по опустошению Звёздной Лиги. На весеннем заседании 2752 года пять лордов Совета, без подписи генерала, как того требовал закон, внесли поправку к эдикту Первого лорда Майкла от 2650 года. Предыдущий эдикт ограничивал количество войск, которое может иметь каждый Дом, новая же поправка вдвое снижала это ограничение. Следующий утверждённый Домами эдикт позволял постепенно поднимать налоги на Периферии.

Когда генерал Керенский, инспектируя защитные сооружения Гегемонии и сетей СКЗ, узнал об этом, он пришёл в ярость. Он отдал приказ всем войскам СОЗЛ усилить готовность реагирования на провокации лордов. На миг он засомневался в законности приказа, но всё-таки оставил его в силе.

Обстановка на Периферии накалилась до предела. Антизвёзднолиговские группировки, бездействовавшие во время напряжённых месяцев после смерти Симона Камерона, активировались вновь. Не было конца и края начавшимся террористическим актам против баз СОЗЛ и компаний Внутренней Сферы. Генерал Керенский решил, что иметь на своей стороне лордов Совета во время событий войны на Периферии намного важнее, чем пытаться остановить их в наращивании вооружения.

БАСНИ И СКАЗКИ

Над ним всегда висела аура разочарования. Он выглядел так, будто мир, окружающий его, был плохо написанным романом.

Из книги «Ричард Камерон: недозволенная биография» Г.Р.Тиллерса, издательство «Сиан», 2775 год

Ричард, как и все Камероны, рос, хорошо зная историю своей фамилии, с пелёнок впитывая сказки о своих самых прославленных предках. Это были сказки и небылицы, переплетённые с мужеством, страстью и войной, которые, к сожалению, не соответствовали фактам. Родители Ричарда не переживали, что эти истории негативно на него повлияют, у него ещё будет уйма времени, чтобы изучить неприкрашенную правду.

Когда они умерли, их ребёнок остался с грандиозными романтическими историями, которые навсегда отпечатались в его мозгу как истинная правда о его наследственной линии. Повзрослев, Ричард начал читать всё про великих романтических героев литературы. Он был одержим такими личностями, как король Артур, Карл Великий, Роланд и Арагон, поскольку они напоминали ему о том, кем, как он думал, были его родители, и кем он должен быть стать. Множество историй о семье Камеронов не интересовали Ричарда. Он говорил, что они «слишком мрачные и наполненные гнетущей ложью».

После смерти родителей рядом с Ричардом осталось очень мало людей. У него было всего лишь несколько дальних родственников, и они были разбросаны по всей Внутренней Сфере. Из-за его важности немногочисленные дети из Юнити-сити были от него изолированы. Единственные из людей, кого он видел, это учителя, прислуга и дворецкий. И никто из них не сумел разглядеть в Ричарде очень одинокого мальчика. Ричард всё больше погружался в свои книжки про королей, королев и рыцарей.

ИНТРИГАН АМАРИС

Моя преданность Звёздной Лиге и молодому Первому лорду непоколебима. И пусть Бог наградит меня смертью, если я когда-нибудь нанесу вред великолепию Звёздной Лиге и Камеронам.

Стефан Амарис, октябрь 2754 года

Правитель Республики Окраинных Миров, Стефан Амарис стал частым гостем во Дворце Звёздной Лиги во время пребывания у власти регента. Некоторые приветствовали его присутствие во дворце, как правителя наиболее пролиговского государства, но большинство с презрением смотрело на любого представителя Периферии. Придавая себе отрицательный образ Чингисхана и намеренно играя деревенского лапотника у всех на виду, Стефан Амарис пытался скрыть своё коварство.

За невыразительной внешностью Амариса скрывался превосходный интриган. Амарис всегда верил, что его семья и государство, словно бедный родственник в богатой семье, страдали от Звёздной Лиги. Он считал, что Звёздная Лига и Камероны по меньшей мере на протяжении 200 лет либо игнорировали усердные попытки его семьи продемонстрировать свою знатность, либо вели себя словно полицейский, размахивающий дубинкой при малейшей ошибке Амарисов.

Ещё в молодости Стефан Амарис решил, что он отомстит Камеронам и Звёздной Лиге и докажет, что фамилия Амарисов достойна признания. Со смертью Симона Камерона Амарис получил необходимые ему внезапные перемены. Как только он услышал о смерти Первого лорда, он начал читать и изучать всё, что мог, о молодом Ричарде Камероне: что ему нравится, что не нравится, что он читает и что смотрит. И только уверившись в том, что полностью изучил одинокого мальчика, Амарис отправился на Терру.

9c22d0ab13a4f35128b3dd9eaafdd2bd.jpg
Правитель Республики Окраинных Миров хорошо подготовился. Как только он был представлен Ричарду Камерону в августе 2753 года, он просто знал, как завоевать внимание и любопытство скучающего мальчика. Из-под полы своего плаща он достал изысканно украшенную книгу об историях про рыцарей и их благородстве. Когда он включил её, на первой странице появилось в удивительных цветах и деталях маленькое голографическое изображение, иллюстрировавшее текст предыдущей страницы. Ричард пришёл в восторг от книги и от этого усатого правителя отдалённого государства. Между ними завязалась дружба, и вскоре Амарис составлял компанию одинокому мальчику в его повседневной учебной рутине и бесконечных аудиенциях длинного потока чиновников.

Учитывая невероятную изолированность Ричарда, его любовь к Амарису неудивительна. Это был человек, который понимал его любимые истории, кто разделял убеждения Ричарда, и кто, казалось, слышал его. Никто во всем Юнити-сити не был достаточно наблюдателен за Ричардом Камероном, чтобы распознать в нем парня с потребностями ребёнка. Единственный, с кем, как ему казалось, было комфортно, использовал эту веру в своих собственных тайных интересах.

Под влиянием Амариса Ричард Камерон начал меняться. Он стал ещё более раздражительным, требуя и выходя из себя, когда ему отказывают по любым причинам. Он плакал, он кричал, он ехидничал, отворачиваясь от тех нескольких людей, которые заботились о нём. Амарис одобрял и даже поощрял поведение будущего Первого лорда, говоря что в Сообществе Окраинных Миров к Ричарду обращались бы как к Богу.

Под влиянием Амариса Ричард начал верить, что каждый должен кланяться его воле только потому, что он был Камероном. А кто был против его воли, считался глупцом или предателем, и молодой Первый лорд тщательно составлял список тех, кто не уступал ему. Он помнил каждую обиду, каждое неуважение, которых, как известно, было не так уж много, и ждал, когда ему исполнится 18 лет, чтобы начать мстить всем, кто не почтил его причитающимся уважением. Удивительно сдерживая свою злость на протяжении десятилетия, Ричард Камерон показал, каким он стал мстительным.

Лорда Совета, увлечённые своими нечестивыми планами, были очень рады тому, что кто-то держал Первого лорда занятым, благодаря чему он не вмешивался в их работу. Остальные же во дворце просто считали, что Ричард и Амарис всего-навсего друзья. Но некоторые не поверили в чрезмерную вежливость Амариса, нашёптывание которого на ухо Первому лорду имело для них неприятные последствия. Эта знать сделала несколько попыток уменьшить влияние Амариса, но Первый лорд верил, что он наконец-то нашёл того, кому можно доверять. Что касается генерала Керенского, он хоть и был регентом Ричарда, но был так занят своими обязанностями командующего войсками, что видел мальчика всего несколько раз, и это не позволило ему сформировать правильное мнение о дружбе со Стефаном Амарисом.

Когда Стефан Амарис получил от мальчика кучу бесценных подарков во время праздников в 2754 году, он понял, что имеет практически абсолютное влияние на Ричарда Камерона. Зная, что его положение было безопасным, Амарис начал отравлять его мысли, после чего Ричард во всём видел угрозу. Например, когда один из учителей попытался наказать его, Ричард обвинил этого учителя в том, что тот хотел опозорить Первого лорда.

Амарис должен быть ликовать, что Ричард так быстро подпал под его влияние.

СТЕРВЯТНИКИ СЛЕТАЮТСЯ

…Я снова видел сон прошлой ночью, Джокаста. Я снова видел круг, но в этот раз по его краям были чёрные стервятники, которые выжидающе смотрели на смеющегося и играющего мечами мальчика, в центре круга…

Выдержка из письма Первого лорда Ионафана Камерона к своей сестре, Матери Джокасте, 2729 г.

Когда лорды Совета в 2752 году приняли свои законы, облагающие Периферию высокими налогами, они выпустили ярость многих подпольных движений Периферии, направленных на свержение Звёздной Лиги. Такое несправедливое налоговое бремя сгладило все прежние политические и идеологические различия среди этих организаций и сплотило их на достижение общей цели.

После проведения атак хорошо подготовленных и оснащённых террористов многие планеты Периферии быстро превратились в поля битв. Захваченные врасплох войска СОЗЛ на Периферии понесли тяжёлые потери. Подкладывание бомб под транспортные средства, перевозящие войска, и отравление водных источников военных баз стало обычным явлением.

Чтобы дать отпор, СОЗЛ на Периферии были слабо экипированы. Мехи были бесполезны против одиночных саботажников, и даже самые лучшие, натренированные солдаты не имели защиты от наёмных убийц, поддерживаемых местными населением. И хуже всего было то, что некоторые войска СОЗЛ стали симпатизировать идеям Периферии.

У генерала Керенского почти не было выбора. Он мог не держать свои войска на базах, словно осаждённых рыцарей в замках, потому что их обязанностью собирать налоги с враждебно настроенных людей. Не мог он и ждать от своих войск желания ломиться через ворота прямо в одну засаду за другой. Надеясь, что вид ещё большего количества солдат обескуражит диверсантов, Керенский с неохотой отправил туда ещё больше войск.

Специальные вооружённые службы были элитной антитеррористической военной организацией регулярной армии. Сформированная исключительно из членов вооружённых сил Гегемонии, СВС быстро показали себя как ведущая организация Звёздной Лиги для скрытых операций и антитеррористических миссий. Те немногие, которые знали о существовании СВС, называли их членов «Чёрными сердцами», потому что они традиционно оставляли такие визитные карточки на телах своих жертв. Их циничным девизом было: «In hoc signo vines», что означает: «Этим знаком ты будешь покорён».

В 2753 г. СОЗЛ имели примерно 100 групп СВС размером с батальон. Но генерал Керенский отправил на Периферию всего лишь несколько. Он поставил перед ними необычную задачу по вычислению и уничтожению групп, ответственных за террористические действия, но «без применения таких же жестоких мер». Уступая по численности и столкнувшись с общественностью, настроенной столь же решительно, как и подпольные группы, СВС прибегли к такой же зверской тактике, как и их противник.

С другой стороны, правительства Периферии начали более активно принимать участие в увеличивающихся мятежах, тайно финансируя подпольные организации и обеспечивая им поддержку и алиби. Также правительства начали препятствовать усилиям СОЗЛ выслеживать подозреваемых.

Только Республика Окраинных Миров оставалась непоколебимо преданной Звёздной Лиге. Терроризм был примерно как арка, под которой находились остальные три государства. В действительности же правительство Амариса устроило большую показуху в беспощадной охоте на подозреваемых, обвинённых в терроризме и доставляя их в Звёздную Лигу для суда.

Возвращаясь к прошлому, легко сказать, что генерал Керенский и остальная Звёздная Лига должны были как минимум испытывать беспокойство из-за того, как Республика Окраинных Миров реагировала на мятеж. Однако, как известно, в то время СОЗЛ, сдерживая будущую катастрофу, с радостью принимали любую помощь со стороны.

КУЛЬТ СВЯТОГО КАМЕРОНА
1ea9946afe57.jpg

После смерти Ионафана и Джокасты Камеронов некоторые непонятные события и совпадения зажгли в Гегемонии удивительный религиозный феномен. Называя себя «искренними верующими в святого Камерона», это движение на своём пике развития заявило о более чем одном миллионе верующих на Терре и ещё 50 миллионах по всей Гегемонии, включая множество солдат и офицеров.

Правду за этими «мистическими откровениями», породившими данное религиозное течение, выяснить затруднительно. Ниже даются общепринятые факты.

Спустя один год со дня смерти Ионафана Камерона, молодой солдат 191-й Королевской дивизии бэтлмехов, лейтенант Саул Робштайн, на военных манёврах неожиданно ослеп и онемел. Доктора не смогли объяснить причину этого. Через три дня после случившегося лейтенант Робштайн вдруг вновь обрёл зрение и способность говорить. Он начал проповедовать шокированным докторам, что к нему явился призрак Ионафана Камерона с пылающем мечом в руке. Призрак сказал, что через 2 года сестра Ионафана умрёт, но её влияние распространится далеко в будущее.

Через 2 года и 3 дня Мать Джокаста Камерон умерла. Через 5 дней после её смерти ещё один солдат, на этот раз стрелок 17-й пехотной дивизии, десантник Сандра Устус, потеряла слух, зрение и речь. Она также восстановила свои утраченные способности, но через 5 дней, а не через 3 дня. Она заявила, что Мать Джокаста предсказала, что Симон Камерон примет смерть от рук «землеройной машины».

Оба инцидента были напечатаны в журналах, которые посчитали чудаковатыми, но которые были благополучно забыты до смерти Симона Камерона в 2571 года от рук сбившегося горнодобывающего меха. В СМИ Гегемонии вспыхнули пылкие споры о том, были ли эти события просто превратностью судьбы или воздействием Бога. Спустя 8 дней со смерти Симона сержант Хайнц Манн по непонятной причине впал в кому. Но через 8 дней после комы сержант Манн, служивший в 290-й механизированной дивизии, был совершенно здоров, что сильно озадачило докторов.

Служебным персоналом Дворца Звёздной Лиги были обнародованы письма из личной переписки между Ионафаном и Джокастой, которые включали в себя много причудливых грёз. Переписка была выпущена в форме книги, которая сразу же стала бестселлером. Многие люди, прочитав её, сразу же забывали о ней, а некоторые восприняли её как хорошее видение будущего и начали соответственно изменять свой образ жизни. Со временем верующие начали собираться вместе, формируя общую веру и ритуалы. Согласно их вере, Ионафан и Джокаста были причислены к лику святых самим Богом, который из рая наблюдает за Звёздной Лигой.

Сначала все считали верующих в Святого Камерона психами. Однако в 2573 году идея верующих получила главный стимул для развития. Ричард Камерон познакомился со Стефаном Амарисом на встрече, которая была якобы предсказана Ионафаном Камероном в одном из писем, который был написан полвека назад: «…дитя Камерона будет стоять перед правителем отдалённого государства и будет обольщено тёмными путями этого государства и их общими интересами. Я боюсь за это дитя, поскольку у отдалённого правителя жестокие, чёрные мысли…»

Это ещё больше привлекло людей к верующим в Святого Камерона. Повсюду начали появляться уникальные символы новой религии. Одним из этих символов было Три Меча Святого Камерона, что изображало визит Ионафана Камерона к лейтенанту Саулу Робштайну. Другой символикой было изображение одежды, носимой монахинями-бенедиктинками. Третьим символом был окровавленный трон. Эти символы появились на стенах зданий, машинах и даже на бэтлмехах.

В последние годы перед падением Лиги верующие в Святого Камерона обладали немалой общественной и политической силой в Гегемонии. Религия не только пережила последующий хаос, но и стала сильней. Маленькие, ярые группы рассеялись по всей Внутренней Сфере и Периферии. Неудивительно, что эти верующие в силу обстоятельств добавили имя генерала Александра Керенского к двум Святым Камеронам, сформировав трио божественных фигур эпохи последних дней Звёздной Лиги. Симон Камерон стал младшим пророком, и это несмотря на то, что при жизни он почти не выражал интереса в религиозной деятельности и не появлялся в видениях после своей смерти.

Сегодня эта религия почти угасла. За исключением нескольких малых ячеек верующих на Периферии и в Содружестве Лиры, большинство преданий растворилось в многочисленных мифах, связанных с последними днями Звёздной Лиги.

Из книги «Смерть Ордена, Рождение легенд» регента Тамелы Крески, издательство «КомСтар», 2999 г.


ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ ДНЯ РОЖДЕНИЯ

Как только начались волнения на Периферии, Звёздная Лига сразу же почувствовала отсутствие контроля со стороны Камеронов. Несмотря на новый поток налогов, поступающих с Периферии, массированное наращивание Домами своих армий сильно ослабило экономики пяти государств. Здоровые показатели экономики несколько годами ранее – почти полная занятость, высокие заработные платы и социальный пакет рабочим – начали ухудшаться. В трёх государствах-участниках безработица возросла вдвое.

Лорды Совета, озабоченные оснащением и подготовкой своих новых полков, проигнорировали эти экономические проблемы. Они даже потеряли интерес к управлению делами Звёздной Лиги, хотя в отсутствие Первого лорда предполагалось, что за это будут отвечать именно они. Учитывая, что было проведено всего два или три собрания Верховного Совета, эффективное правление стало невозможным.

ba0fa3b876ec.jpg

Бюро по делам Звёздной Лиги попыталось перенести некоторые обязательства на себя, не выходя за рамки своей компетенции, но их усилиям не хватало силы закона. Многие дипломаты и государственные чиновники, верность и профессионализм которых составляли ядро правительства, с недовольством ушли в отставку. Моральный дух правительства Звёздной Лиги резко упал.

Стефан Амарис был весьма доволен. Растущее несогласие в правительстве, потрясение экономик государств и продолжающиеся война на Периферии превосходно вписывались в его планы.

Его дружба с теперь уже подростком Ричардом Камероном была непоколебимой. Ричард видел в Амарисе лучшего друга, даже заменяющего отца. И Амарис делал всё, чтобы поддерживать это. Доверие Ричарда было основой для всех последующих планов Амариса. До 2755 года Амарис противился стремлению манипулировать молодым правителем. Он хотел быть уверенным, что подрастающий Ричард доверяет только ему. Но ему необходимо было также успокоить и страхи некоторой знати, подозревающей его в этих намерениях. Спустя 4 года, когда юный правитель страстно стремился показать свою власть, Амарис начал прилагать ещё больше усилий.

Ричард Камерон, слишком молодой, чтобы принять правление на себя, был допущен в Верховный Совет и даже мог комментировать заседания. Пока Амарис не посоветовал, он никогда их не посещал, что очень способствовало замыслам лордов Совета.

Появление Первого лорда на зимнем заседании Совета 2755 года было шокирующем. Фигура тощего юноши, сидящего в изысканном кресле Первого лорда, приводила в замешательство. Ещё более неожиданным было его заявление о чествовании дня рождения его друга, с посвящением Стефана Амариса в рыцари Звёздной Лиги. Он также добавил, что следующей признательностью Звёздной Лиги правителю Республики Окраинных Миров будет вывод войск СОЗЛ из его государства.

Лорды были слишком ошеломлены, чтобы отреагировать на это. Воспользовавшись их замешательством и упреждая вопросы, Первый лорд для вступления в силу своего заявления получил от каждого лорда необходимые подтверждения. Позднее лорды писали, что все были настолько растеряны требованием Ричарда Камерона, что поняли его суть только тогда, когда «провозглашение дня рождения» стало законом.

Это рыцарство вызвало много общественных споров. Многие люди были возмущены тем, что в рыцари был посвящён человек с такой «нечистоплотной натурой и провинциальным происхождением». Для них список рыцарей Звёздной Лиги был запятнан включением этого недостойного и лживого человека.

Общество и не догадывалось о том, что на следующем провозглашении дня рождения разразилась борьба между Ричардом Камероном и генералом Керенским. Уже одно то, что в Республике Окраинных Миров бороться с антилиговскими войсками остался лишь Амарис, было весьма плохо, но Ричард Камерон ещё и отдал специальный приказ генералу Керенскому передать все базы и крепости Звёздной Лиги армии Амариса.

Делать этого генерал Керенский не собирался. В серии немногословных сообщений с Периферии генерал сказал, что он никогда не выполнит приказ, который «предоставит технологии Звёздной Лиги государству Периферии». Ричард Камерон, подстрекаемый Стефаном Амарисом, потребовал от генерала выполнения его приказов.

Хотя у лордов должны были быть свои опасения, они встали на сторону Первого лорда. Учитывая обаяние Александра Керенского и мощь СОЗЛ, наиболее значительным противником они считали генерала. Лорды будут делать всё, чтобы разжечь вражду между генералом Керенским и Первым лордом, даже если им придётся примкнуть к Стефану Амарису. Когда Первый лорд и Верховный Совет объединились против генерала, Керенскому ничего не оставалось, кроме как подчиниться приказам.

Регулярная армия начала покидать свои объекты, но перед этим Керенский демонтировал с этих баз, фортов и крепостей всё оборудование. Он не хотел, чтобы в руки Республики попало хоть что-нибудь, что могло бы дать преимущество над СОЗЛ или понимания их функционирования.

К несчастью, ему это не удалось. В форте МакГенри, типичной крепости Звёздной Лиги, демонтаж оборудования был настолько некомпетентным, что полкомплекса осталось в исправном состоянии. В то же время на воздушной базе Хеврол не были должным образом уничтожены компьютерные данные, и множество файлов с секретными документами СОЗЛ осталось. Стефан Амарис был в восторге от получения доступа к секретам армии генерала Керенского. Это было тем даром, которого он так желал. Он сразу же начал думать, как наилучшим образом этим воспользоваться.

СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ

Время с 2757 по 2760 гг. прошло без каких-либо крупных потрясений. Стефан Амарис, пребывая в восторге от того, что генералу Керенскому не удалось повлиять на Первого лорда, продолжал наполнять разум Ричарда мирами, предназначенными для увеличения его самолюбия и ослаблять его уверенность во всех, кроме Амариса. Тем временем генерал Керенский вернулся на Периферию. Демонстрация силы на учениях дала генералу Керенскому короткую передышку, но глубина неприязни к Звёздной Лиге по-прежнему требовала его присутствия там.

3f5ca4f8fffe.jpg
a3338db30c6890a2fa804d5528dbc5e9.jpg

По мере того, как приближался день совершеннолетия Ричарда, Совет лордов быстро терял уважение среди воров, которыми отличались первые годы Регентства. Старая ненависть и обида проявились вновь. Отнюдь не впечатлённые учениями генерала Керенского, лорды продолжали наращивание собственных вооружённых сил и совершать набеги друг на друга.

В 2760 году рейдерство вылилось в нечто более серьёзное, когда от ядерного взрыва на дэвионовской планете Деметр погибло более 200 человек. Дом Дэвиона возложил ответственность на Конфедерацию и потребовал репараций. Барбара Ляо, находившаяся в должности канцлера всего четыре дня, передала дело на рассмотрение в Верховный совет. Когда Совет лордов не согласился, принц Иоанн Дэвион начал готовить собственное наступление.

Федеративные Солнца открыли три фронта, нацелившись на капелланские планеты Цамма (Tsamma), Вей (Wej) и Редфилд. Наступление поставило подразделения СОЗЛ, находившиеся на этих планетах, в опасное положение между этими двумя воюющими силами. Подразделения СОЗЛ запросили у генерала Керенского распоряжений, но вместо этого получили приказы от Верховного совета на эвакуацию со всех оспариваемых планет. Регулярная армия покинула эти планеты, но перед этим несколько офицеров были понижены в звании за то, что поставили под сомнение полномочия Совета отдавать им такие приказы.

Генерал Керенский отбыл на Терру сразу же, как услышал, что Совет отдавал приказы, не посоветовавшись с ним. Когда он прибыл, он попытался убедить глав Содружества, Лиги Свободных Миров и Синдиката Дракона в том, что любое столкновение между Домами может с лёгкостью выйти из-под контроля. Трое лордов находились в нерешительности, но позволяли приграничной войне продолжаться, поскольку ни одна из сторон не могла достичь успеха Война закончилась в начале 2762 года, и вскоре Первый лорд своими действиями объединил Совет лордов и даже противоборствующие стороны.

9 февраля 2762 года Ричарду Камерону исполнилось 18 лет. Все – от лордов Совета до обычных граждан – с нетерпением ожидали, что молодой глава государства предпримет теперь. Большинство было успокоено тем, что Звёздная Лига перенесла время регентства, не расколовшись. Они думали, что, раз Камерон вернулся на трон, дела должны стать лучше. Казалось, что только Совет лордов и генерал Керенский были обеспокоены, в то время как Ричард с удовольствием праздновал свой день рождения.

Неделю спустя Первый лорд пригласил генерала Керенского в свои личные покои. Прежде, чем Керенский смог сказать «здравствуйте», Первый лорд ткнул в него пачкой бумаг и с волнением попросил прочесть их. Стефан Амарис также был там, внимательно наблюдая за Первым лордом и генералом.

То, что прочёл генерал Керенский, оказалось постановлением правительства №156 – приказом о разоружении всех вооружённых сил Домов и частных армий. Любая военная техника крупнее лазерной винтовки или разрушительней гранаты оказывалась вне закона Невыполнение считалось актом предательства Это была месть Ричарда Совету лордов. Одним дерзким ходом Ричард планировал отплатить за каждое действительное или мнимое оскорбление, которое ему нанесли. Он также думал обставить дело так, чтобы каждый приветствовал его как миротворца.

Прежде, чем Керенский закончил читать, Ричард с пылом спросил генерала, что он думает по этому поводу. Когда же Керенский, наконец, заговорил, то сказал, что восхищён духом, пронизывающим документ, но не видит ни малейшего шанса выполнения этого приказа.

Амарис, молчавший до сих пор, заметил что Ричард является Первым лордом, и все остальные Лорды клятвенно обязались подчиняться ему. «Лорды преданны Звёздной Лиге, в которой Ричард – лишь первый из шести равных», – ответил ему на это Керенский. – «Хотя они и рассматривают Ричарда как главу, лорды следят за тем, чтобы положения Соглашения о Звёздной Лиге соответствовали закону», – продолжил он. Керенский знал, что у лордов будет много веских причин, чтобы поставить под сомнение законность приказа Ричарда.

Ричард был подавлен. Он надеялся на искреннюю поддержку генерала Керенского. Без неё он сомневался, что другие лорды согласятся с постановлением. Чувствуя настроение Ричарда, Амарис захотел узнать, поддерживает ли Керенский законы Звёздной Лиги или её главы. Генерал развернулся и вышел из комнаты, не произнеся ни слова.

Несмотря на явное неодобрение генерала, по настоянию Амариса Ричард издаёт это постановление. Лорды были возмущены. Сообщения, дымящиеся от гнева, приходили в Юнити-сити. А затем лорды сами прибыли на экстренное собрание Верховного совета. Когда Ричард, сопровождаемый Амарисом и очень мрачным генералом Керенским, вошёл в Зал заседаний, он даже не представлял, насколько глубоко его приказ оскорбил других руководителей из-за того, что Амарис утаил это от него.

Ричард Штайнер II-й, архонт Содружества Лиры, спросил, не было ли это постановление ошибкой. Остальные лорды, возглавляемые координатором Синдиката Дракона, стали громко выражать своё негодование по поводу постановления и его автора. Молчание ошеломлённого Ричарда воодушевило их протестовать ещё громче.

Стефан Амарис прикинулся испуганным. Он защищал постановление, а затем повёл себя так, как будто испугался за свою жизнь, когда лорды обратили часть своего гнева на него. Когда Такиро Курита встал со своего кресла, Амарис притворился испуганным и вызвал охрану. С оружием наготове они вошли в Зал заседаний.

Генерал Керенский приказал им опустить оружие и уйти. Крики стихли, и все посмотрели на него. Охранники, сомневающиеся, кому подчиняться, помедлили, затем опустили своё оружие и ушли.

Первый принц Федеративных Солнц задал генералу Сил обороны Звёздной Лиги вопрос: «Генерал Керенский, на чьей вы стороне? В требовании Первого лорда, что мы должны отказаться от наших законных прав на собственные вооружённые силы, Вы поддерживаете его или нас?»

«Я присягнул Звёздной Лиге, когда вступил в СОЗЛ. Я поклялся защищать до смерти законы Звёздной Лиги и уникальность каждого государства-участника. И я верен своей клятве, – спокойно ответил генерал Керенский, – вот почему я должен разочаровать своего Первого лорда и сказать, что это правительственное постановление, полагаю, незаконен».

Совет лордов пребывал в восторге, в то время как Первый лорд выглядел словно ребёнок, которого только что строго наказали. Сидя на своём троне, Ричард Камерон смиренно подписал наспех составленный указ, отменяющий правительственное постановление №156. В кои-то веки Амарис не смог ничего ни сказать, ни сделать.

АМАРИС И КЕРЕНСКИЙ

Сильно пристыженный окружающими лордами Совета, Первый лорд Ричард Камерон после собрания Верховного совета уединился. К тому же он был крайне раздражён из-за генерала Керенского, уверенный в том, что генерала против него обратили остальные лорды. Амарис подпитывал эти настроения искажениями и ложью: что Совет лордов осмеял его, после того как он ушёл из Зала заседаний, что генерал Керенский назвал его «ребёнком» и так далее. Ричард распустил Верховный совет, клянясь править на основе чрезвычайных полномочий и уехал из Дворца Звёздной Лиги в небольшой Звёздный дворец, построенный им для Амариса в малообитаемых просторах канадских штатов. Камерон находился там два года.

Уверенный в том, что Совет лордов и генерал Керенский сговорились против него, Первый лорд Ричард начал править самолично. Его самым важным законом был Закон о налогообложении от 2763 года, облагавший Периферию даже ещё бόльшим налоговым бременем. Когда периферийные государства отказались подчиниться, Ричард приказал генералу Керенскому усилить там войска и поручил ему это дело под личную ответственность.

В 2764 году Стефан Амарис покинул Первого лорда и Терру, чтобы встретиться с генералом Керенским на Периферии. Официальной причиной для визита Амариса была попытка уладить их разногласия. У Амариса было весьма специфическое предложение мира для Александра Керенского. Благодаря тайной сети в движении сопротивления Периферии Амарис располагал информацией, которая позволит генералу сокрушить одну из самых сильнейших террористических организаций в Таурусском конкордате. Прозванные «Таурусской освободительной армией», хорошо вооружённые и организованные отряды повстанцев ставили Регулярную армию и даже её хваленую САС в тупик. Амарис предполагал, что возможность устранить такую угрозу была гораздо ценнее больших денег или влияния генерала.

Когда Амарис и генерал Керенский встретились, глава Республики Окраинных Миров сообщил информацию без каких-либо условий или требований оплаты. Этот акт кажущегося дружелюбия и искренности удивил солдата. Несмотря на свою признательность, генерал Керенский сказал Амарису, что он оказывал на Первого лорда дурное влияние и должен позволить Ричарду учиться править самому. Амарис снова удивил Керенского, сказав, что не будет проводить столько много времени на Терре как раньше. Обязанности в Республике Окраинных Миров требовали, чтобы он вернулся домой.

Эти встречи не стали началом их дружбы, и даже не снизили бдительности генерала Керенского, но Амарису было достаточно и этого. Одного того, что генерал оценил важность его информации касательно Таурусской освободительной армии, было достаточно – Амарис мог продолжать плести свои интриги.

Генерал Керенский сразу же занялся сведениями Амариса. Сначала его собственная разведка подтвердила информацию. Затем он отправил три полка солдат в Камадьерр, опорный пункт-убежище Таурусской освободительной армии. В живых были захвачены не только главари организации – войска обнаружили достаточно доказательств, чтобы обвинить правительство Таурусского конкордата.

Тем временем Амарис вернулся на Терру, чтобы попрощаться с Ричардом. Он солгал ему, сказав, что генерал подверг критике дружбу Ричарда с Амарисом и приказал главе Окраинных Миров покинуть Терру в течение месяца и вернуться в своё государство иначе будет арестован.

Шокированный, Ричард предложил отменить приказ. Вместо этого Амарис нацепил маску самопожертвования и сказал, что вернётся в Окраинные Миры ради Звёздной Лиги. Амарис посоветовал Ричарду не сердиться на генерала Керенского, а сжалиться над стареющим офицером. Амарис сказал, что генерал просто хотел защитить Первого лорда от бури, надвигающейся с Периферии. Что Первому лорду нужно думать о том, как помочь генералу Керенскому бороться с надвигающимся восстанием.

Амарис предложил Первому лорду и Звёздной Лиге помощь от Республики Окраинных Миров. Он обрисовал соглашение, которое позволит полкам из его государства взять на себя защиту Терранской Гегемонии, если возникнет кризис. Амарис заверил Ричарда, что он мог выделить солдат; его республика была самой лояльной из четырёх государств Периферии, и поэтому восстание там было крайне маловероятным.

Ричард разделял глубокий страх своего дедушки, видевшего Терру захваченной. Знание того, что Гегемония могла рассчитывать на помощь Республики Окраинных Миров, было большим утешением. Ричард пылко согласился на условия соглашения и 21 июля 2764 года, без ведома Верховного совета, подписал его.

НОВЫЙ ВАНДЕНБЕРГ

С наступлением 2765 года антилиговские настроения продолжали расти по Периферии, распространяясь на прежде лояльные планеты. Единственным исключением из этой тревожной тенденции была Республика Окраинных Миров.

Генерал Керенский и его солдаты были очень озадачены постоянным насилием в Таурусском конкордате, т.к. они разбили ТВС. СОЗЛ ожидали, что в конкордатских беспорядках наступит затишье и были застигнуты врасплох новым насилием. В волне новых подрывов и перестрелок погибло очень много людей. Наихудшим злодеянием было уничтожение Форта Симпсон (дома 265-го Тяжёлого штурмового полка) террористом на машине с ядерным устройством.

Затем Новый Ванденберг и 17 других таурусских планет, с разрешения президента конкордата Николетты Кальдерон, отделились от Звёздной Лиги, но не от Таурусского конкордата. Однако сам конкордат не отделился. В конце концов генерал Керенский, согласно мандату по подавлению восстаний и сохранению целостности Звёздной Лиги, высадился на Новом Ванденберге и приказал частям ополчения сложить своё оружие. Из-за отсутствия доказательств, связывающих ополчение с террористической деятельностью, генерал Керенский посчитал части Нового Ванденберга самыми верными Звёздной Лиге. Генерал полагал, что если СОЗЛ покажут остальному конкордату, как ополчение Нового Ванденберга спокойно передаёт своё оружие Регулярной армии, будет легче просить остальное ополчение сложить своё.

Планы генерала Керенского были разрушены, когда ополчение Нового Ванденберга отказалось сдавать своё оружие. Потрясённый, генерал Керенский в спешке начал переговоры с солдатами, надеясь переубедить их. Новость о неповиновении ополчения распространилась по Периферии подобно пожару. Любой, кто когда-либо мечтал бросить вызов могуществу Звёздной Лиги, был на их стороне. Известность Керенского делала его переговоры гораздо более трудными и важными. Любой провал или ошибка непременно превратили бы новых знаменитостей Периферии в героев или мучеников.

Такая ошибка случилась, когда возле Форта Горький произошла перестрелка между взводом ополчения, патрулировавшим ограждение базы, и отделением из 1-го Французского полка, чей транспорт сломался прямо возле базы. Отделение пыталось отступить, но было отрезано.

Записи подразделения показывают, что генерал-лейтенант Доминик Петен, командир 1-го Французского полка и одна из доверенных друзей генерала Керенского, не имела намеренья отомстить за этот инцидент. Она знала, что сложные переговоры сильно зависят от того, как поведут себя её солдаты в условиях этой провокации. Она не хотела, чтобы её солдаты несли ответственность за следующую войну с Периферией.

Но конкордатовский полк внутри форта не представлял, насколько честной и миролюбивой была генерал-лейтенант Петен. Ополчение ожидало, что заплатит высокую цену за инцидент. Каждый час, прошедший без возмездия, увеличивал напряжённость. 30 часов спустя после первой перестрелки тауруссцам надоело бояться. В волне штурма весь полк атаковал войска Звёздной Лиги.

Атака разделила её войска, и генерал-лейтенант Петен должна была либо дать своему полку сражаться, либо погибнуть. Полк СОЗЛ показал своё превосходство, но столкнулся с отчаяньем тауруссцев, опасавшихся за свои жизни, если они сдадутся. Бой был продолжительным и дорого обошёлся обеим сторонам.

Позднее военный трибунал снял с генерал-лейтенанта Петен вину за битву в Форте Горький, но это уже не могло изменить череды событий. Когда распространилась новость о битве, восстала вся Периферия, за исключением Республики Окраинных Миров.

ГОД ТЫСЯЧИ БИТВ

Словно вал огня, новость о восстании на Новом Ванденберге вызвала подобные бунты. На планетах, где некогда единственным врагом Звёздной Лиги были террористические организации, теперь восставали целые полки людей, вооружённых оружием, извлечённым из секретных тайников. Планеты по всей Периферии тоже отделялись. Присоединилось к восставшим и несколько подразделений СОЗЛ, видевших несправедливости по отношению к Периферии.

Повстанцы не забыли партизанской тактики своих предков, использованной в Войне Воссоединения. Самоубийственные атаки, предпринятые отдельными людьми на заминированных тяжёлых грузовиках на воздушной подушке или целыми экипажами грузовых кораблей, нанесли ущерб жизненно-важному оборудованию Звёздной Лиги. Основными целями этих атак были центры связи и транспортировки, и большинство из них были впечатляюще успешными. В одном случае грузовой корабль, гружёный высоколетучим топливом, залетел в открытый грузовой отсек Небраска, линкора Звёздной Лиги. Взрыв расколол корабль надвое, и одна из частей столкнулась с Кейро, линейным крейсером, находившимся рядом.

Целые дивизии были отрезаны от помощи извне. Вначале потеря поддержки не казалось такой важной. Хоть и хорошо вооружённые, полки повстанческой пехоты, бросавшие вызов Регулярной армии, были просто храбрыми гражданскими со всего лишь начальной подготовкой. Настоящим противником войск Лиги были профессиональные солдаты в различных частях ополчения, но они отказывались от вступления в боевые действия, как будто чего-то ждали.

Спустя месяц войны из-за границ Периферии стали появляться дюжины дивизий мехов и атаковать изолированные войска СОЗЛ во всех трёх восставших государствах.

Самый ужасный ночной кошмар генерала Керенского стал явью. Годы неограниченного производства мехов периферийными фирмами позволили создать 50 полных дивизий мехов. Личный состав этих дивизий был набран из подразделений ополчения, наёмников и колледжей по всей Периферии. Новобранцев отправляли в секретные учебные центры, где наёмные подразделения обучали их пользоваться мехами. Чтобы скрыть своё исчезновение, будущих мехвоинов нанимали в качестве членов экипажей торговых судов торговой компании «Блэк кроу», компании «Уайт стар лайнер энд меркантил» и компании «Фар стар конвой». Обучение личного состава для дивизий заняло пять лет, главы Звёздной Лиги даже не имели понятия о том, что происходит – признак того, насколько сильно народ Периферии хотел независимости от Лиги.

Мехи и их пилотов скрывали на ключевых планетах. Когда новость о восстании достигла их командиров, мехи выполнили множество заданий, в большинстве случаев являвшихся убийством командира местного контингента СОЗЛ. Эта тактика (по существу – ещё одна самоубийственная миссия) была успешной и ослабила много подразделений СОЗЛ. Сработай она на Новом Ванденберге, где батальон мехов пытался убить генерала Керенского, эта тактика могла изменить ход истории.

ВОССТАНИЕ

Я никогда не видел жестокости. Знаю, что это звучит слишком, но это так.. Конечно, изредка я видел драки, даже пару раз участвовал сам, но здесь, в Сомабе, мы гордились тем, что были выше жестокости, или, по крайней мере, делали вид. Чёрт, да у нас даже не было трансивера, чтобы принимать новости из Ванденберга. У нас было множество развлечений: горные склоны, водные преграды, куча другого. Мы ни в чём не нуждались от города внизу. Это они приходили сюда за развлечением.

А затем появились агитаторы из ТОА. Бросаясь высокопарными фразами наподобие «свобода от угнетателей Лиги» или «справедливое и честное самоуправление для Нового Ванденберга», они пытались убедить нас присоединиться к ним. В конце концов, разочаровавшись, они покинули наш город, а мы вернулись к заботе о наших гостях.

Мы встречали людей из Внутренней Сферы, в основном офицеров и солдат из местного гарнизона СОЗЛ. Они приходили в Сомаб на лыжах, расслабленные и игриво общались с нами так же, как и с другими.

А потом кто-то взорвал «Кристал Лодж». Зияющая чёрная дыра на белом снегу – вот и всё, что осталось от отеля и ресторанов. Сила взрыва была так велика, что мы даже не смогли найти погибших.

Ответственность за взрыв возложили на ТОА из-за того, что многие из погибших были солдатами из местного гарнизона. Я посмотрел на список и увидел, что там было несколько важных местных политиков, также гостивших здесь, это были крикливые антилиговские политики. Всё же я думаю, что за это несёт ответственность ТОА. Лиге не нужно прибегать к бомбардировке, чтобы избавится от своих врагов. Она просто арестует их.

На самом деле это было неважно. Отряд из 351-го Драгунского полка, мехи со всей поддержкой, вошёл в наш город и остался. Они допросили каждого.

Их присутствие в городе стало до зловещего постоянным, металлические монстры на углах улиц, солдаты, с винтовками ходящие по нашим домам.

Мы как раз стояли толпой вокруг маленького головизора, когда услышали новости про Форт Горький. Мы видели сообщения о сражении, видели солдат, мелькающих в дыму и пламени. Мы уже слышали визг аэрокосмических истребителей над собой и беспокойство солдат снаружи.

Холодной снежной ночью неделю спустя ТОА вернулась в Сомаб с мехами и винтовками. Они незамеченными проскользнули мимо солдат, охранявших город. Я сидел в спальне своей двухэтажной квартиры и видел, как их мехи проходили мимо моего окна к центру города. Появившийся с одной из боковых улиц мех Лиги был быстро изрешечён орудийным и лазерным огнём и выведен из строя.

Затем мехи ТОА рассыпались и начали охотиться на лиговские мехи. Всё, что я слышал, – орудийный огонь и взрывы. Я умудрился выбежать из своего дома как раз перед тем, как пара мехов, качаясь и обняв друг друга, словно пьяницы, с грохотом врезались в него.

Я не мог найти дороги из города, чтобы не натолкнуться на мехи, их очертания освещались вспышками их оружия. Убегая и так и сяк, в конце концов я обнаружил себя карабкающимся по склону вместе с группой других горожан. Мы все шли и шли до тех пор, пока не поняли, что оказались в безопасности. Мы сели на снег и смотрели, как уничтожали наш город.

Пожары пылали два дня, а дым висел над руинами несколько недель. Мехи, пережившие ночное сражение, уходили, чтобы сражаться где-то в другом месте. Больше мы не слушали новостей. Неважно, кто победил, – Сомаба, который мы любили, больше не было.

Из книги «Лики войны: интервью и забавные истории» под редакцией Коллетт ДеНал, издательство «Новый Ванденберг», 2766 г

Когда генерал покинул Новый Ванденберг и перебрался на свой флагман, он отдал новые приказы всем СОЗЛ. Дивизии в отдалённых военных регионах пяти государств-участников были «как можно быстрее переброшены на Периферию для помощи осаждённым подразделениям и отражения вражеской агрессии». Боевые части, располагавшиеся в секторах пяти Домов, ближайших к Терре и к Гегемонии были распределены по Внутренней Сфере для прикрытия планет, оставшихся без войск, направленных на Периферию.

Многие дивизии не смогли достичь Периферии достаточно быстро, чтобы спасти остальные части СОЗЛ. Без поддержки большинство войск Звёздной Лиги на Периферии могли лишь надеяться просуществовать достаточно долго, чтобы быть спасёнными. Многим подразделениям пришлось отступить со своих баз для последней битвы. Их противники, войска боевых мехов Периферии, не желали тратить своё время на разбитого врага и в большинстве случаев предъявляли ультиматум: сдавайтесь или умрите. Некоторые подразделения СОЗЛ сдались. В большинстве случаев войска Периферии сбрасывали на солдат Звёздной Лиги ядерную бомбу и двигались дальше.

Из 50 дивизий и полков, отрезанных восстанием, 18 независимых полков и 13 полных дивизий были уничтожены.

К концу 2765 года более половины изначальных 98 дивизий в регионе были потеряны или понесли настолько серьёзные потери, что их пришлось расформировать. Генерал Керенский, столкнувшись с опасностью окружения и изоляции от Внутренней Сферы, отступил с большей частью своих войск назад во Внутреннюю Сферу.

Хоть и вынужденный отступить в 2765 году, генерал Керенский перебросил почти все СОЗЛ и в следующем году начал наступление на повстанцев Периферии.

ПОДГОТОВКА ЛОВУШКИ

В то время, как остальные три государства Периферии были охвачены восстанием, страна Амариса, Республика Окраинных Миров, оставалась возмутительно спокойной. Лишь на нескольких планетах было что-то, напоминающее мятеж, но и то эти искры были быстро и безжалостно подавлены армией Республики.

Было лишь одно сообщение о крупном сражении в Республике, когда одна из дивизий бэтлмехов Периферии попыталась вторгнуться в Окраинные Миры на планете Готтердаммерунг (Gotterdammerung). 20 полков Окраинных Миров отважно отбросили вторгшиеся бэтлмехи, на тот момент в Республике было лишь незначительное – если вообще об этом можно говорить – присутствие Звёздной Лиги (в 2755 году СОЗЛ попросили покинуть Республику), и поэтому нет никаких независимых подтверждений героической акции армии Республики.

Лишь десятилетия спустя стало известно, что все славные истории с полей сражений – включая и живые репортажи о боях и интервью с ранеными – были от начала и до конца вымышленными. Никакой битвы за Готтердаммерунг не было.

d4a85d34b775.jpg

Стефан Амарис, который был весьма далёк от лицемерного облика неотёсанного парня с Периферии, был самым главным режиссёром этой трагедии. Причиной того, почему Республика Окраинных Миров не пострадала от войны, был именно Стефан Амарис, один из главных архитекторов этой войны. Несколькими годами ранее он встретился с главами всех крупных антилиговских движений и набросал свои планы насчёт восстания на Периферии. Именно Амарис предложил методы подготовки дивизий бэтлмехов и пилотов для них.

Для Звёздной Лиги Амарис был безумным лоялистом, стремившимся увидеть своё государство ещё при своей жизни свободным от антилиговских настроений. Для независимых групп на Периферии Амарис был умным союзником, избавившим своё государство от СОЗЛ и сделавшим его раем для своей деятельности против Звёздной Лиги. Лёгкость, с которой он предал Таурусскую освободительную армию в руки генерала Керенского, сделала ясным, что преданность Стефана Амариса обуславливается текущей обстановкой.

Необходимость в свежих войсках СОЗЛ для помощи дивизиям, сокрушаемым на Периферии, привела к тому, что из Гегемонии отзывалось всё больше и больше войск. К июлю 2765 года более 60% боеспособных подразделений, обычно располагавшихся вблизи Терры участвовало в войне, что серьёзно тревожило жителей Гегемонии. Науськиваемый Стефаном Амарисом, Первый лорд Ричард попросил лордов Совета использовать их армии для подавления войны на Периферии. Поскольку он уже 2 года не проводил заседаний Верховного совета, а восстание было вызвано преимущественно Законом о налогообложении, Совет лордов не намеревался использовать свои армии. Однако по требованию генерала Керенского большинство государств предоставило подразделениям СОЗЛ транспортировку и другие услуги.

Поскольку Терранская Гегемония оказалась беззащитной, по ней поползи слухи о возможной переброске подразделений в Синдикат Дракона. Как кульминация этих слухов, говорили, будто Первый лорд Ричард Камерон обнародовал соглашение, подписанное со Стефаном Амарисом, позволявшее подразделениям из Республики Окраинных Миров защищать Терранскую Гегемонию. Даже Ричард не знал, что все слухи запускал Амарис, нацеливая их против Синдиката Дракона с целью подорвать доверие к Такиро Курите, давнему критику Амариса.

Первая реакция на соглашение была отрицательной. Многие в Гегемонии не могли даже допустить присутствия иностранных войск, а ещё меньше доверяли им защиту Колыбели Человечества. Те, кто не согласился с планом, стали ещё больше выступать, узнав, что генерал Керенский был против него. Когда генерал Керенский узнал о соглашении, он незамедлительно отправил Первому лорду альтернативный план. Керенский сказал, что Первый лорд мог без труда нанять полки у государств-участников, заслуживающих большего доверия, таких как Содружество Лиры и Федеративные Солнца.

Затем новости о битве за Готтердаммерунг достигли Гегемонии. Пылкие доклады о героизме и мастерстве солдат Окраинных Миров притупили критику намерений Амариса. Более того, даже генерал Керенский, пытавшийся контролировать растущую катастрофу, не сказал ничего.

Как только он получил разрешение от Первого лорда, Стефан Амарис погрузил свои самые лучшие и наиболее преданные части на транспорты, направлявшиеся к Гегемонии и Терре. Жаждая показать, что он был мудрым правителем и всё время был прав насчёт Амариса, Первый лорд отпраздновал прибытие республиканских войск на Терру с большой помпой. Первый из прибывших полков боевых мехов, 4-й Амарисовский Драгунский (прозванный благодарным Первым лордом «Далёкая стража») был приписан к личным войскам Первого лорда, Королевской Гвардии «Чёрный дозор», защищавшим Дворец Звёздной Лиги.

Большинство лордов Совета, занятых своими собственными делами и верящими репутации и силе генерала Керенского, не заботились о безопасности Гегемонии, якобы защищённой войсками Окраинных Миров. Однако Такиро Курита, всегда не доверявший Амарису, пытался подвигнуть другие Дома к соглашению о совместных действиях. Но это не удалось из-за того, что другие лорды гораздо больше не доверяли Курите, чем Амарису.

Граждане Гегемонии начали поднимать вопрос о количестве войск, которые отправил Амарис. Согласно отчёту, было представлено оговорённое количество войск, однако казалось, что республиканские войска в Гегемонии повсюду. Первый лорд и его близкие советники не замечали очевидного расхождения. На самом деле Амарис отправил под видом одного полка отправлял по 2 полка, скрыв тот факт, что располагал дополнительными подразделениями, прибывшими в Гегемонию под вымышленными названиями. К тому моменту, когда Амарис был готов действовать, в Гегемонию была передислоцирована почти половина войск Республики Окраинных Миров.

Обязанности республиканских полков были быстро расширены. Вначале войска Амариса попросили охранять только второстепенные военные базы. После нескольких «полезных советов» от Стефана Амариса Первый лорд разрешил войскам Окраинных Миров занять более важные базы.

МОБИЛИЗАЦИЯ ПЕРИФЕРИИ

Ответ генерала Керенского на восстание Периферии вовлёк почти все СОЗЛ. Фактически во время кризиса в разное время там сражалось от половины до трёх четвертей войск Звёздной Лиги. В ходе компании была потеряна примерно четверть подразделений СОЗЛ.

Из-за тяжёлых потерь 30 дивизий мехов было уничтожено и 9 расформировано. Общие потери подразделений СОЗЛ исчислялись 140 дивизиями, в живой силе – более миллиона погибших, и ещё потеряно 7 подразделений, которые перешли на сторону врага.

Генерал Керенский мобилизовал так много частей в других военных округах и отослал их на Периферию, что был вынужден передислоцировать свои оставшиеся войска для прикрытия округов Домов. Это оставило Терранскую Гегемонию настолько незащищённой, что только немногие протестовали вводу войск из Республики Окраинных Миров.

Имея менее десяти дивизий, оставшихся в терранском военном округе, силы Звёздной Лиги были не ровнёй войскам Стефана Амариса. Таким образом, мощь Лиги была уменьшена.

Из книги «Взлёт и падение Звёздной Лиги», автор – Д.Х.Рэнд, издательство «Таркад», 2989 г.

Вскоре республиканские части контролировали больше половины Замков Брайана, массивных укреплений, построенных на ключевых планетах Гегемонии. Благодаря Ричарду Камерону республиканские войска были хорошо знакомы с Замками Брайана, передавшего практически такие же укрепления Республике Окраинных Миров, когда он вывел СОЗЛ в 2755 году.

Республиканские офицеры также проникли в аппарат управления СОЗЛ, несмотря на усилия многих осторожных офицеров Звёздной Лиги. Позднее Первый лорд приказал командирам СОЗЛ дать республиканским наблюдателям свободный доступ в государство, они смотрели и задавали вопросы о работе каждого рода войск Регулярной армии. Они были особенно любознательны к работе систем космической защиты.

В конце концов вопросы о количестве республиканских войск, любознательность офицеров Окраинных Миров и скрытое недоверие к иностранным войскам стало слишком сильным, и группа высокопоставленных офицеров и дворян обратилась к Первому лорду. Ричард Камерон поднял на смех их опасения, будто республиканские войска задумали что-то недоброе. Он был настолько верен Амарису, что гневно пригрозил арестом любому офицеру или дворянину, который когда-либо вновь публично подвергнет сомнению намерения Амариса. Первый лорд сразу же отправил сообщение Стефану Амарису о том, что его доброе имя было опозорено.

Решив, что время действовать пришло, Стефан покинул Терру на борту своего личного военного корабля. Он был энергичен и начеку. Все его приготовления были закончены, и всё шло, как было запланировано.

ПОЛЁТ КЕРЕНСКОГО

Для мехвоина Николаса Хенсона и любого из 7734-го боевого полка («Звёздные викинги») восстание было потрясением. За две недели до восстания на Новом Ванденберге он пьянствовал с сокурсниками, отмечая свой выпуск и интересуясь, куда они получат назначение. Хотя он надеялся поучаствовать в бою (поскольку имел отношение к Периферии), Хенсону поручили однообразное задание по патрулированию складов.

Хенсон слушал новости, чтобы узнать о развитии событий вокруг Форта Горький, когда передача вырубилась. Он быстро покрутил ручку настройки, ища что-нибудь другое, но все гражданские станции молчали. И тут вдруг его ожила его командир:

– Хенсон, у нас тут по-взрослому. Похоже, вся планета взялась за оружие в бою за Форт Горький. Штаб-квартира генерала Керенского подверглась атаке. Он и его штаб направляются сюда. Иди к складу №5 и открой его, чтобы туда могли попасть наши техники и запустить несколько из находящихся там мехов. Когда сделаешь, найди конвой генерала и охраняй его. Понял?

Следующие полчаса Хенсон потратил на помощь техникам, пока те запускали Росомаху // и Атлас II. Используя энергию реактора его Боевого Молота, они вставили новые топливные ядра в оба меха и запустили их. Как раз, когда техники отсоединяли последний силовой кабель, в склад влетел обгоревший и испещрённый лазерами ховертанк. Люки транспорта открылись, и его пассажиры высыпали наружу.

Мехвоин Хенсон узнал генерала Керенского. Высокий, мускулистый человек вышел из транспорта и направился к Хенсону и его меху.

– Вольно, вольно, – донёсся голос генерала из наушников шлема Хенсона. – Это не парад. Как тебя зовут, воин? – Голос был на удивление спокойным для всей той власти, которой он обладал, а лёгкий славянский акцент придавал ему необычную размеренность.

– Хенсон, не так ли? Что ж, мехвоин Хенсон, мы столкнулись с тем, что мои люди, вернувшись домой, оказались на улице. Вся планета взбунтовалась и, по-видимому, имеет более чем достаточно вооружения.

Я думаю, вражеские мехи следуют за мной и вскоре атакуют космопорт. Мой шаттл на подходе, но я не знаю, когда. Наверное, он уже близко. А до тех пор я собираюсь сражаться, вот почему ты помогал техникам запустить эти мехи. Прошу меня извинить.

* * *

Атлас, Боевой Молот и Росомаха вышли из склада и смотрели на ад, который некогда был космопортом. Внезапно помощник генерала Керенского выкрикнул, что его сенсоры обнаружили истребитель, приближающийся с тыла. Хенсон бросился в склад, но внезапно остановился, когда понял, что за ним никто не последовал.

Генерал Керенский в своём Атласе сделал несколько шагов вперёд и в сторону от своего помощника. Оба повернулись лицом к приближающемуся истребителю и хладнокровно ждали. Истребитель Дрозд спикировал и до последнего момента ждал, чтобы выпустить залп ракет и лазерного огня по двум мехам, так вызывающе стоящим внизу.

За миг до того, как вражеские ракеты достигли их, генерал Керенский и его помощник выпустили залп своих ракет и пушечного огня. А затем со скоростью и точностью, никогда до этого не виданной Хенсоном, Керенский со своим помощником отвели свои мехи в сторону, и вражеские ракеты взорвали землю там, где они стояли.

Мгновенье спустя истребитель превратился в огненный шар, когда пролетел мимо и врезался в один из складов позади них. Хенсон робко вышел из склада и приблизился к двум воинам, спорившим, как он услышал, о том, чья ракета сбила истребитель.

– А, вот ты где, мехвоин Хенсон! Спрятаться было разумным шагом. Не беспокойся. Мы слишком стары, чтобы по-настоящему о чём-то волноваться.

Над их головами просвистели снаряды артиллерийского заградительного огня и, разорвавшись рядом, уничтожили несколько складов.

– Что ж, Хенсон, похоже, противник хочет избавить нас от проблем, взорвав наши склады. Давай найдём твою роту и поможем им. Показывай дорогу.

Следующие 30 минут стали для молодого мехвоина смесью впечатлений и ощущений. Потрясение после прибытия на край взлётного поля и объединения с остатками его роты как раз в тот момент, когда на той стороне поля появляются вражеские мехи, их оружие обжигает землю и воздух вокруг него. Безумная погоня, когда вражеские мехи преследуют их в лабиринте складов и зданий, где каждый слепой перекрёсток становится потенциальной засадой. Ужас при виде гибели трёх из его друзей. Ярость, когда выпускал «Хэдхантер» во вражеский мех, и восторг, когда увидел, как взорвалась кабина, и мех рухнул, а из того места, где была голова, поднимался дым.

В тот момент, когда оставшиеся войска СОЗЛ были окружены, и петля стала затягиваться, начала сотрясаться земля, их обдало горячей бурей, а на мехи Звёздной Лиги упала тень. Над их головами невыносимо медленно двигался шаттл класса «Крепость» так близко, что Хенсону казалось, что он может дотронуться до него.

– О, хорошо! – Это был единственный комментарий генерала Керенского на появление их спасителя.

Погрузка на шаттл была зловеще спокойной, учитывая, что всего за несколько мгновений до этого шёл бой. Генерал Керенский подошёл к Хенсону, который отчаянно пытался успокоиться.

– Сочувствую тебе, Хенсон. Перенести такое несчастье в своём первом бою – тяжёлый способ для начала карьеры. Ты очень хорошо поработал сегодня. К несчастью, похоже, что какое-то время нас будут сопровождать беды. Это будет долгая и глупая война.

Отрывок из романа «Брайан Хенсон, мехвоин» Винсента ДеВрие, издательство «Новый Авалон», 2788 г.

Link to post
Share on other sites

АМАРИСОВСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

В дни злодеяния, когда совершается какой-нибудь ужасный поступок или преступление, почти всегда ясно и солнечно. Когда лица всех обращены в мирное небо над головой, вонзить в них нож становится гораздо легче.

Стефан Амарис своим офицерам на следующий день после узурпации Трона Первого лорда

Совершая путешествие к Терре, Стефан Амарис внимательно слушал новости, поступающие из Гегемонии и Периферии. Из Гегемонии он не слышал почти ничего тревожного. Сопротивление его республиканским войскам росло, но было всё ещё слишком слабым, чтобы иметь хоть какое-нибудь значение. Из Периферии поступали сообщения о продолжающихся тяжёлых боях, требующих пристального внимания генерала Керенского. Довольный, Амарис отправил поток кодированных сообщений своим офицерам и агентам в Гегемонии. Когда снежной ночью 26 декабря 2766 года он прибыл в Юнити-Сити, весь его ключевой персонал был готов действовать.

После снежной бури предыдущей ночью, следующий день был холодным, но превосходным. Буря оставила после себя ясное небо и слой свежего снега, по которому Стефан Амарис и его охрана с трудом шли через открытый внутренний двор, ведущий к личным покоям Первого лорда. На 9 часов у Амариса была назначена аудиенция с Ричардом Камероном, и он не хотел опоздать.

Без возражений группа Амариса прошла мимо охранников у двери, имевших приказ пропускать Амариса и любого вместе с ним. Неся большую коробку, перевязанную атласными лентами, Стефан Амарис вместе со своими телохранителями прошёл по богато украшенным коридорам с белыми мраморными колоннами, мимо часовых, в своих плащах скрывающих аблативные зенитные костюмы и оружие, мимо продуманных опорных пунктов охраны, скрытых среди декоративной витиеватой резьбы и скульптур.

Когда Амарис и его охрана вошли в личный Зал приёмов Первого лорда, они увидели с нетерпением ожидавшего их Ричарда Камерона. Амарис и Ричард обменялись приветствиями, Амарис похвалил Первого лорда за его решительное и искусное управление с момента их последней встречи. А затем, с помпезностью и улыбкой, Амарис вручил подарок Первому лорду, говоря, что это подарок одного друга другому.

Ричард разорвал обёртку и открыл коробку, обнаружив внутри ещё одну, точно так же завёрнутую упаковку. Рассмеявшись, он повторил процедуру. Открывая одну коробку за другой, он в конце концов обнаружил большой лазерный пистолет, богато украшенный драгоценными камнями и с выгравированным на рукоятке гербом Амариса.

Амарис протянул руку и забрал пистолет у Первого лорда, сказав что это весьма необычное оружие, сделанное по его специальному заказу. Он поднял пистолет вверх, давая свету заиграть на драгоценных камнях. Затем Амарис медленно опустил пистолет, пока его ствол не оказался направленным в лоб Первого лорда.

Снаружи донеслись звуки далёких взрывов. «Началось», – сказал Амарис, одновременно нажав на курок. Как только тело Ричарда Камерона упало на пол, Стефан Амарис сел в плюшевое кресло и хладнокровно смотрел, как начала действовать его охрана. Они убрали со стены большую картину, открыв скрытую панель, управлявшую системами безопасности личных покоев Первого лорда. По инструкциям от Амариса, которому за несколько лет до этого Ричард с гордостью показывал работу панели, охранники быстро перевели на ручное управление многие автоматические системы безопасности в этом крыле дворца.

Амарис прервал охрану лишь раз. Махнув в сторону тела Ричарда Камерона и растущей лужи крови, он попросил одного из них убрать эту «уродливую грязь».

ЗАВОЕВАНИЕ ГЕГЕМОНИИ

Внезапность – лучшее оружие в любом арсенале. С ней всё становится по плечу.

Цитата из свидетельских показаний генерала Патрика Скоффинса, главнокомандующего республиканскими войсками в Терранской Гегемонии, август 2780 г.

До 2765 года в Терранской Гегемонии находилось 25 дивизий. В их состав входили флоты, части снабжения и планетарной милиции. К декабрю 2766 года почти восемь дивизий, две из которых боевых мехов, были отправлены на Периферию. Эти дивизии были усилены небольшим количеством независимых полков СОЗЛ и планетарных гарнизонов, состоящих из стареющих ветеранов, находящихся в запасе, и юношей и девушек, надеющихся поступить в военную академию.

Против Регулярной армии в Гегемонии были выставлены республиканские полки и бригады общей численностью 16 дивизий. Даже на Терре республиканские войска превосходили числом СОЗЛ. Как раз тогда, когда Стефан Амарис убивал Ричарда Камерона, его полки внезапно атаковали части Регулярной армии по всей Гегемонии. Республиканские войска использовали внезапность всесокрушающего преимущества такой тактики, как уничтожение казарм Регулярной армии со спящими солдатами и заполнение транспортов ядовитым газом.

Силы Регулярной армии, размещавшиеся вдалеке от республиканских войск, находились в немного лучшем состоянии. Амарис считал весьма важным располагать для своего удара соответствующей воздушной поддержкой. Среди оружия, использовавшегося республиканскими аэрокосмическими истребителями, были ядерные бомбы, которые они с энтузиазмом использовали против частей СОЗЛ, незатронутых при начальных ходах переворота.

Другие основными целями стали коммуникационные центры Гегемонии, Амарис хотел воспрепятствовать любым призывам о помощи. У амарисовских групп коммандос почти не было затруднений при захвате легко защищённых установок и выключении их. Хотя ГИГ-операторы в окружающих государствах-участниках и обратили внимание на внезапный перерыв сообщений из Гегемонии, потребовалось несколько дней, чтобы их опасение вызвало интерес в вышестоящих инстанциях. К тому времени было уже слишком поздно. Неожиданность и беспощадность были ключевыми элементами большого плана Амариса. Он увенчался успехом почти на каждой планете Гегемонии.

Но благодаря мужеству немногих подразделений были и исключения. Некоторые подразделения – такие, как 3986-й Североамериканский пехотный батальон («Новые пехотинцы») – взяли под свой контроль глухие районы планет Гегемонии и стали вести злобную партизанскую войну, продолжавшуюся вплоть до освобождения. Полки в пяти Замках Брайана также перенесли первое нападение и оставались источником постоянного раздражения для республиканцев до тех пор, пока Амарис не потерял терпение и не уничтожил всех живьём многократным применением ядерного оружия.

Но наибольшую отвагу проявила дворцовая стража, едва не убившая Стефана Амариса несмотря на его тщательные приготовления. Амарис не знал всей степени мер безопасности во дворце. Он не знал, что когда выстрелил из пистолета, вспышку лазера уловил сенсор на потолке, а в контрольной комнате раздался сигнал тревоги. За несколько секунд весь Дворец Звёздной Лиги был поднят по тревоге, включая воинов из полка боевых мехов Королевского «Чёрного дозора», личного полка Камеронов, размещавшегося в нескольких километрах от него.

Внутри дворца стража бежала по коридорам к Залу приёмов. Вскоре они обнаружили, что охрана Амариса контролирует системы безопасности дворца. Скрытые лазеры убили многих из них. Некоторые поспешили вперёд, полагаясь на скорость и свою аблативную броню. Трое достигли дверей Зала приёмов, но были убиты, когда люди Амариса открыли дверь и швырнули в них гранату.

Два копья «Чёрного дозора» избежали ловушек, расставленных амарисовскими Драгунами, и направились ко Дворцу Звёздной Лиги. Не зная, что Ричард Камерон был уже мёртв, девять воинов приготовились встретить Драгун и сдерживать их до последнего, чтобы Первый лорд смог спастись.

Последние члены Королевского «Чёрного дозора» встретились с передовыми подразделениями 4-го Амарисовского Драгунского на Горстовских равнинах. Тем, что осталось от элитного полка СОЗЛ, полностью состоявшего из выпускников программы «Опытный стрелок», командовала полковник Ханни Шмитт. Она выбрала отличное место для последней битвы своего полка. С высокими лесистыми холмами с одной стороны и водами Пьюджет-Саунд с другой девять мехов «Чёрного дозора» вынудили республиканские мехи сбиться в кучу и встретиться с ними лицом к лицу. Не имея возможности воспользоваться своим численным превосходством, Драгуны почувствовали себя так, словно они попали в мясорубку, пережевавшую первые десять мехов ещё до того, как они смогли оказать сопротивление. Командир Драгун отвёл оставшиеся свои войска.

Тем временем взвод стражи с реактивными ранцами прыжками пересекал крышу дворца по направлению к Залу приёмов. Когда они приблизились к внутренним зданиям, они тоже были атакованы защитными системами. Лазерные башни, предназначенные для поражения вражеских аэрокосмических истребителей, сразили нескольких солдат, медленно взмывших по дуге в воздух. Защитные системы были запрограммированы не открывать огонь, если выстрел попадал бы в дворец. Используя это себе на пользу, оставшиеся солдаты начали делать невысокие, но опасные прыжки, молясь о том, чтобы башни не стреляли по ним.

Достигнув крыши над Залом приёмов, стража стала использовать лазеры, чтобы пробурить отверстия в здании. Они врезались в стену, в которой находилась панель, использовавшаяся Амарисом для управления систем безопасности, надеясь уничтожить её, чтобы остальные солдаты на земле могли взять штурмом зал. Пока они бурили, высоко над их головами пронеслись два аэрокосмических истребителя, направлявшиеся уничтожить последние мехи «Чёрного дозора». Башни на дворце не отреагировали. Мгновенье спустя вспышка, а затем невероятная сила ядерного взрыва сотрясла Дворец Звёздной Лиги. Королевского полка «Чёрный дозор» больше не существовало.

Стража на крыше лихорадочно продолжила бурить. Спустя пятнадцать минут они пробили последний барьер и обнаружили, что их лазеры прожгли дыру прямо над проводами. Они опустили немного взрывчатки в отверстие и подорвали её. Взрыв разорвал стену, убив двоих телохранителей Амариса и наполнив Зал приёмов обломками и дымом. Амарис не пострадал только потому, что стоял за защитившей его высокой спинкой дубового кресла.

Хотя и невредимый, Амарис должно быть, подумал, что его грандиозный план провалился. Солдаты явно штурмовали коридоры, а у него, чтобы сдерживать их, было всего лишь четыре охранника с лазерными пистолетами. Взрыв, даже такой мощный, погнул, но не смог выбить окна, сделанные из небьющегося стекла, украшенные стальными ажурными решётками. Без возможности выбраться или открыть дверь, ведущую к личным покоям Первого лорда, Амарис оказался в ловушке.

Сквозь дыру в стене он слышал приближающиеся шаги дворцовой охраны. В тот момент, когда он подумал, что настал конец, звуки бега сменились грохотом, вспышками лазерного огня и беспорядочными криками солдат. Просунув голову в дыру и посмотрев вниз в коридор, Амарис увидел пехоту Драгун, высыпавшую из бронетранспортёра, проломившего стену дворца. На мраморном полу валялись тела солдат Звёздной Лиги.

РЕЗНЯ В ТРОННОМ ЗАЛЕ

После спасения Стефана Амариса республиканцы быстро захватили контроль над Дворцом Звёздной Лиги. Затем Амарис передал по всем каналам ультиматум, в котором требовал от солдат СОЗЛ сложить оружие и сдаться, в противном случае он грозился убить Первого лорда. По большей части уловка удалась. Многие подразделения, понесшие большие потери от превосходящих войск Окраинных Миров, сложили своё оружие. Тех, кто сдался, заставили выкопать себе могилы, перед тем как их расстреляли.

Те, кто не сдался, были изгнаны из крупных городов, а затем выслежены. Многие копья 191-й Королевской дивизии боевых мехов, частью которой являлся Королевский полк «Чёрный дозор», пережили первую бойню и спаслись. Они продолжали борьбу в течение двух лет, и лишь немногие выжившие увидели освобождение Терры.

Достаточно обезопасив Терру, Амарис с удовольствием выслушивал доклады с других планет Гегемонии. Его план увенчался почти полным успехом. Из 103 планет 95 оказались под контролем Амариса в первый же день. Несмотря на то, что некоторые подразделения держались, а остальные прибегли к рейдам, к концу года войска Амариса контролировали все планеты. Многие из Замков Брайана и космических защитных систем были захвачены неповреждёнными и теперь принадлежали республиканским солдатам.

В ходе отвратительной церемонии Амарис заставил выживших солдат дворцовой стражи снять штандарт Звёздной Лиги с флагштоков и водрузить семейный герб Амарисов. Затем Амарис приказал расстрелять пленных, а их тела сжечь возле флагштоков вместе с флагом Звёздной Лиги в качестве их погребального савана.

Затем Амарис обратил своё внимание на семью Камеронов. Жену Ричарда, Элизу, и двухлетнюю дочь Аманду поместили под арест. Сверившись с компьютерными записями, Амарис отследил имена и местожительство каждого, в ком можно было проследить кровь Камеронов. Он доставил этих людей во Дворец Звёздной Лиги, относясь к ним с добротой и любезностью, до тех пор, пока, наконец, не собралась вся группа.

Амарис собрал