Яндекс.Метрика
Jump to content

Рыцарь лишенный наследства


ImP
 Share

Recommended Posts

Дункан «Айвенго» Мун

Дункан Ламар Мун родился в 3046ом году. Его отец — герцог Алан Ламар Мун, законный правитель планеты Каванаут II, принадлежавшей Альянсу Лиры. Первые же поселенцы, которые появились на ней — Терранские англичане и шотландцы.

В нем все было типично. Имя — Дункан, весьма классическое для шотландца. Высокий рост, темные волосы длинна которых позволяла заплести их в косичку, худощавое телосложение — характерные для жителей достаточно жаркого Каванаута, где летом температура поднималась до 40 градусов по цельсию.

С раннего детства его привлекали мехи, и хотя на планете знаменитой в основном своими плодородными полями, и не было больших шансов познакомится с ними достаточно близко, он часто засматривался на двух стареньких, но ухоженных, гриффинов которые охраняли ворота небольшого дворца, видимо дань аристократической моде — именно такой караул охранял дворец архонта на Таркаде. Этот интерес во многом и определил его будущее: не стремясь к ответственности и дисциплине свойственной всем солдатам и мехвоинам в частности, Дункан стремился к пилотированию меха... Сначала долгие расспросы мехвоинов, охранявших дворец. Чуть ли маниакальное стремление влезть в их примитивные с технологической точки зрения тренажеры, а затем и первые попытки пилотировать с грехом пополам доверенный мех охраны, основной проблемой во время которого был тяжкий труд по удержанию на детской еще голове тяжеленного нейрошлема.

Отец не упускал из виду подобных стремлений сына, да и отказывать ему он ни в чем не собирался. Поэтому в возрасте 14 лет, беззаботное детство кончилось для юного Ламара Муна. Желая поощрить стремления сына герцог загнал его в ловушку. Жутковатое место под названием военная академия Буэны. Связи и деньги, помогли пристроить юнца в качестве «вольного слушателя». Только никакой воли как раз ему и не оставили. Дисциплинарная подготовка, жесткий режим, снова дисциплина и не слабая нагрузка — все, для того, чтоб сделать его хорошим мехвоином. К 18-ти он должен был быть готов лучше любого рекрута к полноценному обучению в академии, где 30% выбывают в первые дни. Однако далеко не желание быть дрессированным псом тянуло Дункана к батлмехам, и от такого положения дел он потихоньку ломался. Отец постоянно выражал обеспокоенность его успеваемостью в своих гипер-импульсных посланиях. Инструктора же любили писать, что не только в стараниях дело, все чаще их подопечный проявлял полный дисконтроль над собой. Мог отпускать неуместные шуточки, прогуливать занятия, ругаться с инструкторами, либо вообще не обращать внимание на происходящее, хотя периодически брался за свои дела с непонятным рвением, и чуть ли не умирал после каждой неудачи.

Причина такого поведения открылась быстро — наркотики. Отец не отказывал ему в денежных переводах, полагая, что имей сын возможность отдохнуть в свободное время, он и учится будет лучше. Вот сын и отдыхал... Как только его методы отдыха стали известны, инструктора моментально получили всеми силами поместить Дункана в клинику, а сил на изможденного подростка много и не требовалось. Отец был в гневе, и заявил, что это последний акт заботы, который он проявляет к нерадивому отпрыску. Так закончились два года обучения приправленные наркотиками. В 3063 началась гражданская война, сведения с родины поступали смутные и только по голо-ящику, часы просмотра которого в клинике были жестко ограничены. Вроде как 10-ый лирианский все больше склонялся к стороне Виктора, что ставило под угрозу отца Дункана. Впрочем сам Дункан не считал решения отца справедливыми, и временами даже радовался тому, что тот сам теперь не в лучшей ситуации. Силы же расквартированные на Буэне сохраняли нейтралитет до самого конца войны, поэтому ни во время лечения, ни после война не побеспокоила Муна. Теперь он не называл себя знатным именем Ламар Мун... Как ни странно, но подобная встряска закалила его характер лучше школ. Он менялся, больше не жаждал вернуть положение, стал благороднее, и даже в больнице где в общем то каждый стремится по мелкому обмануть кого угодно, он воздерживался от этого. Хотя конечно и несколько романтизировал свой собственный образ, должно быть для того, чтоб реабилитироваться в собственных глазах. Именно тогда он придумал себе прозвище «Айвенго», в честь выдуманного рыцаря, лишенного наследства, из одного старого терранского произведения литературы, которое каким то образом затерлось в курс обучения, которое он проходил.

Три года лечения и после него он тянул как мог. Престижные гостиницы, сменялись все более дешевыми номерами мотелей, приличная еда, все больше консервами и концентратами. Бывшим инструкторам, как только отец перестал платить, не было до него никакого дела... Все, что оставалось от прежней жизни — дорогая аристократическая одежда, которая иногда позволяла немного обмануть людей, которые видели его в первый раз. Жизнь его в то время не была такой уж жуткой, пока оставались деньги. Алкоголь отбивал тягу к наркотикам, однако чем меньше оставалось денег, тем больше было алкоголя, чтоб потушить все ярче загорающуюся вывеску в мозгу со страшным словом «Работа». Из новостей было известно, что на родном Каванауте II победили сторонники Виктора Дэвиона, а значит на спокойное возвращение домой можно было и не расчитывать... Однако после бокала или двух, Мун всегда начинал полагать, что он человек везучий, и просто стоит подождать — случай подвернется.

"спойлер для Судибора, остальным читать"
И однажды случай действительно подвернулся. Дункан был неподалеку от академии, хотя обычно старался держаться подальше от ее стен , которые наглядно иллюстрировали ту каменную дисциплину, что там царила и, что вытолкнула его наружу. Именно там рекрутер наемного отряда Akira's Strikers, без всякой застенчивости агитировал курсантов, бросать обучение и записыватсья на службу. Отряд, по его словам, после несчастного случая нуждался в дополнительных пилотах причем срочно, дело деликатное, но не опасное - всего на всего патрулировать местность на одной из переферийных планет и выполнять дополнительные задания, Дункану согласился, ведь лучшего способа заработать деньги сложно представить, тем более ради этого придется не выслушивать очередные наставления, а просто пилотировать мех. На такое пожалуй он согласился бы и за еду... Лишь странность всего дела, да и необходимость находиться на переферии настораживали его.

Доставка была мучительно долгой, тем более разномастных пилотов собирали практически со всей сферы, на один дроп-шип. Планета куда их доставили оказалась и того хуже... Грязный городишко, истрепанный, если не сказать и вовсе заброшенный лагерь. После одного дня пребывания пошли новые знакомства, но развлечений было не много... Ему нравилось это приключение потому что он управлял настоящим боевым роботом — сразу и без разговоров ему выделили старенький Crusader 3D.

Мех был обкатан и несколько дней спустя поступило первое задание - патруль, Дункан с энтузиазмом взялся высматривать врага но поступила команда атаковать селение фермеров за 30 километров от базы..

- Ни чего, не понял повторите.

- Задание — атаковать строения в этом поселении, и если, что не обращать внимания на человеческие жертвы. Эти ублюдки отказались выполнять свою часть контракта, так мы вообще без жратвы останемся.

Командир просто рычал, как будто его действительно не кормили несколько дней. Дункан же вернулся на землю... Пока он был там — на Буэне, он мог позволить себе благородство, но сейчас от него требовалось выкинуть его и побыстрее, и это более чем неприемлемо для Дункана Муна!

После подобного его ошарашенного быстро приметили. Большинству было просто наплевать друг на друга в этом отряде, но были недовольные, и они узнавались уже по выражению лиц. И их предложение было как раз таким, как ему хотелось. Сбежать, причем, чтоб нанести ущерб — сбежать во время ночного рейда уведя свои мехи из ангаров. Благо капитан одного из дроп-шипов, хоть и не видел много, но наслушался такого, что готов был поднять свое судон в воздух в любой момент.

Однако Мун полагал, что может внести немного своего творчества в нанесение вреда. Еще во время долгого перелета он приметил холо-диск у офицера который был ответственным за их транспортировку, причем носился он с ним, одновременно как с ребенком и как с бомбой, на которой уже тикал таймер.

Да не очень благородно, но как просто было утянуть эту, без сомнения важную вещицу, а затем преспокойно двинуться в ангар...

Кто-то спал, кто-то собирался повеселиться этой ночью — тем более веселье поощрялось деньгами. И никакого особого внимания со стороны. В ту ночь он улизнул с планеты с остальными...

Но дальше все оказалось намного туманнее — их компанию преследовали, а поэтому они решили разделится. Кто куда... Он уже единственный из мехвоинов, сделал еще один прыжок с капитаном, но тот нервничал все больше и настоятельно попросил его высаживаться. Причем место оказалось для этого хуже некуда. Дункан искренне полагал, что на переферии не может быть хороших мест вообще, и был не так уж далек от истинны... Но когда грязный переферийный городок, который примечателен только тем, что тут по ночам редко кого-то убивают, оказывается на поверхности не просто планеты, а замороженного ледяного шарика. Для уроженца жаркого Каванаута — это был настоящий кошмар... Казалось ничего хуже не придумать — застрять среди снега, без денег, да еще с мехом, который требовал постоянных затрат ради своего сохранения, и от этого становился обузой, а не приемуществом. Продать его и прожить еще хоть сколько нибудь, лелея свое благородство и напиваться... отличная перспектива. Однако Дункан «Айвенго» Мун все же везучий парень... ситуация резко менялась.

Link to comment
Share on other sites

Guest
This topic is now closed to further replies.
 Share

  • Tell a friend

    Love Эриданская лёгкая кавалерия? Tell a friend!
  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...